Дружба! Великое слово - дружба! Может, больше всех слов человеческих. Ради дружбы люди идут на пытки, садятся в тюрьму, даже жизнь отдают.
Всеволод Нестайко, украинский писатель

«В Брюсселе взорвалась «бомба», но никто ее не заметил»

Михаил ГОНЧАР — о том, почему он считает туманными перспективы Южного газового коридора, главная цель которого — повышение энергетической безопасности Европейского Союза
13 июня, 2018 - 18:41
АНКАРА И БАКУ ПИШУТ ЭНЕРГЕТИЧЕСКУЮ ИСТОРИЮ XXI ВЕКА, ЗАЯВИЛ ПРЕЗИДЕНТ АЗЕРБАЙДЖАНА ИЛЬХАМ АЛИЕВ (ВО ВРЕМЯ ВЫСТУПЛЕНИЯ НА ЦЕРЕМОНИИ ОТКРЫТИЯ TANAP В ТУРЦИИ) / ФОТО НИКОЛАЯ ЛАЗАРЕНКО

В турецкой провинции Эскишехир состоялась торжественная церемония открытия Трансанатолийского газопровода (TANAP), который будет транспортировать природный газ из Азербайджана в Турцию, а оттуда в Европу.

«Сегодня исторический день. Проект TANAP — это результат многостороннего сотрудничества. Особенно радует то, что мы открываем его раньше запланированных сроков. Политическая воля ускорила реализацию этого проекта. Это будет самый большой газопровод в Европу. В июне 2019 года мы планируем осуществить по этому газопроводу первую поставку газа в Грецию», — прокомментировал открытие TANAP президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Помимо Эрдогана в церемонии приняли участие президент Украины Петр Порошенко, президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Сербии Александр Вучич, а также лидер Турецкой Республики Северного Кипра Мустафа Акинджи, министры энергетики нескольких стран, руководители энергетических компаний. Примечательно, что на церемонии не присутствовал вице-президент Европейской комиссии по вопросам энергетики Марош Шевчевич. Ведь TANAP является частью Южного газового коридора, главная цель которого — повышение энергетической безопасности Европейского Союза и уменьшение зависимости от поставок газа из России.

«Это — энергетическая безопасность в том числе и для нашего государства — конкурентоспособность и диверсификация газовых поставок в Украину», — написал Президент Петр Порошенко в микроблоге Twitter. Он подчеркнул, что Украина рассчитывает на поставки газа из TANAP через Болгарию и Румынию.

Напомним, что Азербайджан и Турция договорились о строительстве газопровода в июне 2012 года, после чего Украина выразила желание принимать участие в строительстве, но Азербайджан вскоре объявил, что не заинтересован в этом.

О перспективах TANAP и роли его для украинской энергетической независимости «День» побеседовал с президентом Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаилом ГОНЧАРОМ.

* * *

— Неcмотря на то, что вчера в турецком городе Эскишехир уже «перерезали красную ленту», перспективы этого коридора поставки природного газа достаточно туманны и отдаленны.

Дело в том, что TANAP в том виде, какой он имеет сегодня, как и проект Южного газового коридора в целом, как он задуман, — это две большие разницы.

Во-первых, сразу не состоится выход на полную проектную мощность. Более того, нынешние переговоры свидетельствуют о возможности поставок газа по TANAP только в Турцию. Речь даже еще не идет о Европе. Потому что для этого нужно, чтобы был построен Трансадриатический газопровод, над которым в настоящий момент азербайджанцы работают. Но он выведет азербайджанский газ на юг Италии.

Общая проектная мощность газопровода TANAP — 31 миллиард кубометров природного газа. Сейчас речь идет о строительстве его первой очереди мощностью 16 миллиардов кубов. 6 миллиардов — турецкому рынку. И 10 миллиардов предназначены для поставок на юг Италии. Но это — повторюсь — после 2020 года, когда будет построен Трансадриатический газопровод.

И еще Азербайджанская государственная нефтяная компания, которая является основным реализатором проекта, имеет целью поставлять приблизительно один миллиард кубометров природного газа для Болгарии.

А где во всех этих планах Украина?

— Нет. На этом этапе мы не присутствуем. И не только мы.

Тогда что было предметом переговоров между Порошенко и Алиевым?

— Обсуждались перспективы. Отдаленные перспективы. В идеале — если все будет идти по плану, Украина появится в этом коридоре поставок природного газа из Азербайджана после 2025 года. И это при условии, если у Азербайджана появятся дополнительные объемы газа. Это еще один важный момент.

Не менее важный — фактор России, точнее противодействие Кремля альтернативным газпромовским ветвям газопроводов. Насколько вероятно, что Россия может помешать реализации Южного газового коридора?

— Общие объемы поставок азербайджанского газа на юг Италии будут составлять жалкие — по меркам европейского рынка — 10 миллиардов кубометров. Что это за объемы по сравнению с тем, что европейский рынок в целом потребляет более 450 миллиардов кубометров газа ежегодно? Это — мизер. Но проект TANAP еще в зародышевом состоянии, а Россия уже заявляет, что в Трансадриатическом газопроводе должен быть российский газ из «Турецкого потока» — в соответствии с Третьим энергетическим пакетом ЕС. В чем иезуитский ход России? Она со всех сторон торпедирует этот третий энергетический пакет. А в этом случае, базируясь на европейском законодательстве, пытается свой газ протолкнуть в азербайджанский газопровод.

И я далеко не уверен, что те 10 миллиардов кубометров природного газа, которые запроектированы к поступлению на юг Италии, — будут именно азербайджанские, из месторождения Шах-Дениз. Скорее всего, Россия надавит на Азербайджан, и в «трубе» будет 50 на 50.

Россия делает все, чтобы минимизировать попадание нероссийского газа в Европейский Союз. И в этом плане ей способствует целый ряд стран — Германия, Австрия, Франция — которые «почему-то» не обращают внимания на альтернативные российским поставки газа. Вот появился азербайджанский газ. Знали же, что он будет! Проект Nabukko даже для него подготовили по инициативе самой австрийской компании. Только, почему-то, проект Nabukko умер, а на его «могиле» появился турецкий проект. Только, опять-таки «почему-то», ни австрийцы, ни немцы не делают таких заявлений, как наш Президент Петр Порошенко — что мы были бы рады получить азербайджанский газ. Не заявляют, что от проекта TANAP — а это, кстати, проект Европейского Союза — нужно построить систему конвекторов или даже новый трубопровод, для того чтобы этот газ поступил не в «тупик» под названием юг Италии, потому что это — аграрный регион, там нет большого промышленного потребления, а должен был бы прийти в Баумгартен — центр Европы (в Баумгартене находится газораспределительный центр, который входит в тройку самых больших в Европе и является международной площадкой для торговли газом. — Прим. «Дня»). Таким путем он мог бы и в Германию попасть. Но ни немцы, ни австрийцы об этом варианте — не говорят.

То есть вы говорите, что TANAP может быть альтернативой «Северному потоку-2»?

— Вполне. Хотя правильнее сказать так — Южный газовый коридор, который является проектом и приоритетом Европейского Союза, является альтернативой и «Турецкому потоку» и «Северному потоку-2». А TANAP — это его базовая часть — 31 миллиарда кубических метров.

Вообще, мощность Южного газового коридора — 60 миллиардов кубометров. Но говорить о том, что это было бы реально, можно лишь, когда пойдет развитие проекта транспортировки туркменского газа через Каспий.

Изначально все так и задумывалось. И турки тоже хотят, чтобы в TANAP пришел туркменский газ.

Другое дело, что этого очень не хочет Россия, да и Азербайджан, откровенно говоря, не сильно заинтересован в появлении конкурентного туркменского газа. Понятно почему. Туркменистан в мировом табеле запасов природного газа — на четвертом месте. Первый — Иран. Вторая — Россия. Третий — Катар.

Что вы имели в виду, когда трижды подчеркнули слово «почему-то», когда объясняли ситуацию, что ведущие страны ЕС не поддерживают проекты газопроводов, инициированные и поддержанные ЕС?

— «Газпрому» удалось коррумпировать Европейскую комиссию. Подтверждением этому является закрытие расследования злоупотребления «Газпрома» на европейском рынке, которое велось еще с 2011 года. Мы знаем, что 25 мая «Газпром» вышел сухим из воды.

Еще в 2015 году я говорил: в Брюсселе взорвалась бомба, но никто ее не заметил. Тогда еще начался скандал с этим недорасследованием.

Эта победа российской газовой коррупции в Брюсселе плюс коррупция в столицах основных стран — членов ЕС, которые, каким-то чудом, забыли о европейских приоритетах, — того же Nabukko, который уже даже официально закрыли — но увлеклись поддержкой российских: «Южного потока», «Северного потока-2». Сейчас уже идет речь о том, что Венгрия активно рассматривает поддержку второй нити Турецкого газопровода. Болгария — в тот же «котел», и президент, и премьер которой — внезапно — на протяжении одной недели ездили с официальными визитами в Москву на встречу с Путиным. После чего Владимир Путин «с барского плеча» жалует болгарам заявление о том, что вторая нить Турецкого газопотока будет называться Болгарским газопроводом.

С Болгарией, в принципе, ничего удивительного. Ведь среди всех стран ЕС ее можно назвать наиболее пораженной постсоветской коррупцией. Она не выбралась еще из этого болота, к сожалению.

Венгрия, в принципе, тоже феномен постсоветской коррупции.

Но те страны, которые пытаются нас учить жить: Германия, Австрия, Франция — три рафинированных страны Западной Европы, — забывают о европейских приоритетах. Ну, если вы так влюблены в российские газовые потоки, то почему же вы не вспоминаете о том, что есть вариант поставок туркменского газа в Европу через Россию, используя украинскую ГТС? Думаю, ответ один — коррупция.

Поскольку вы изучаете природный газ и магистрали его поставок не столько как экономическую категорию — рыночный продукт — а больше как геополитический фактор безопасности, не могу не спросить вашу оценку позиции Ангелы Меркель относительно недопустимости возврата России в элитарный клуб G8. Почему такое неоднозначное поведение Германии: «Северному потоку-2» — «зеленый свет», а Путину за столом G8 — «красный»?

— Ответ прозвучит грубо и, возможно, даже немного вульгарно. За поддержку «Северного потока-2» Германии заплачено, а за поддержку возврата России в G8 — нет. Nothing personal, just business (ничего личного, только — бизнес) — как говорят американцы.

Я не имею в виду лично канцлера. Но мы прекрасно понимаем, что в таких странах, как Германия, позиция первого лица имеет значение, и часто — решающее.

Хотя в целом политика Германии является результатом суммы влияний разных актеров. В настоящий момент главными там являются те, кто ориентирован на Россию не только в плане бизнеса, но и в смысле политических взаимоотношений.

Мы будем свидетелями активизации России в плане закулисных контактов с лидерами «Большой семерки», чтобы получить поддержку не только Италии и США для возвращения «за стол» Путина.

Кремлю нужна в этом вопросе поддержка европейских тяжеловесов. А это — или Франция, или Германия. А еще лучше обе вместе. Поэтому россияне активизируют свои линии «Москва — Париж», «Москва — Берлин». Аргументы прогнозируемы: «Вы в Берлине и в Париже всегда выступали за диалог, даже в сложные времена Холодной войны, а формат «Большой восьмерки» — это диалог».

Откровенно говоря, решения G7 — абсолютно «импотентные». Мы уже почувствовали это на себе. Когда в прошлом году было провозглашено коммюнике относительно усиления санкций против России. И что? Только США расширили список санкций, и британцы — и то только после дела отравления Скрипалей. Остальные страны, наоборот, вели разговоры о послаблении санкций, и это при том, что делала Россия. Но уже только по одной бомбардировке Алеппо еще в 2016 году Путина нужно было тащить в Гаагу в Международный трибунал расследования военных преступлений против человечества.

Россияне — вот увидите — еще будут глумиться над G7. Путин же четко заявил: мы оттуда не выходили, нас туда не пустили.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments