Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

«Лучший инструмент, который дает тебе возможность без препятствий себя выразить»

Соломия Ивахив — одна из самых интересных представительниц новой генерации молодых музыкантов
9 сентября, 2015 - 17:24

Скрипачка получила профессиональное образование за рубежом и гастролирует по миру, пропагандируя украинскую музыку. Соломия окончила Музыкальный институт им. Куртис в Филадельфии и была первой украинкой за 90-летнюю историю института, получившей должность концертмейстера симфонического оркестра этого элитарного музыкального заведения. Сегодня она заведует струнным отделом и является профессором скрипки и альта в Университете Коннектикута, а также в течение последних лет в качестве артистического директора возглавляет Музыкальную серию (Music at the Institute — MATI) Украинского института Америки (Нью-Йорк). Кроме зарубежных выступлений, Соломия Ивахив много играет в Украине (кстати, все средства от украинских гастролей передает на потребности АТО).

Нашим поводом для общения с исполнительницей стала запись ею компакт-диска «Путь к Свободе — 100 лет украинской новой музыки», которую скрипачка осуществила вместе с украинской пианисткой Ангелиной Гаделией. Он содержит произведения семи авторов и является своеобразной хрестоматией отечественной скрипичной музыки XX-XXI ст. То, что его выпуском занимается известная фирма Labor Records, а распространением — компания NAXOS, — прекрасная возможность для украинской музыки громче заявить о себе за рубежом. «День» расспросил Соломию об идее и процессе создания компакт-диска, особенностях функционирования украинской музыки за рубежом и творческом пути самой скрипачки.

УКРАИНСКАЯ МУЗЫКА ЗА ГРАНИЦЕЙ

— Соломия, что побудило вас к созданию этого диска?

— Хотелось сделать профессиональную запись произведений импонирующих мне украинских композиторов, а также показать лучшие образцы постмодернового, неоромантического, экспрессионистическо-модернового и неофольклористического течений украинской музыки. Кроме того, думаю, что у меня иное видение музыки, чем у живущих в Украине. Украинская музыка для меня родная, но поскольку высшее образование я получила за рубежом, то у меня сформировалось другое ее понимание. Именно это в свое время заинтересовало композитора Богдана Кривопуста, потому что идея создания диска зародилась в его голове как сочетание культуры Запада и Украины в моей игре. Замысел появился еще до Революции Достоинства, но из-за событий и того, что людям было не до звукозаписи, потому что все должны были заниматься другими — гражданскими — задачами, мы решили записывать диск в Соединенных Штатах с продюсером, которая имела огромный опыт. Сейчас в мире существует повышенный интерес к Украине и украинской культуре. И мы хотим поделиться другим пластом ее культуры — более утонченным и интеллектуальным.

— Есть ли какая-то общая идея, скрепляющая произведения?

— Идея диска заключалась в том, чтобы рядом показать зрелых и молодых талантливых музыкантов. Они подобраны неслучайно — с каждым композитором и его произведением меня связывает своя история. Так, «Аллегретто и танец» Мирослава Скорика для меня очень важны, ведь этот мэтр, как и я, из Львова, и наши семьи знакомы много лет.

Произведение «Прикосновение ангела» Евгения Станковича написано специально для меня. Его премьера была в 2013 г. в Карнеги-холле, после чего захотелось включить его в этот диск. Кстати, произведение было заказано Украинским институтом Америки в Нью-Йорке по случаю празднования 25-летия музыкальной серии МАТI. Музыка Станковича мне по душе, и, кажется, я ее понимаю. Композитор объяснял, что в этой пьесе вспоминал свое детство, беспокойство и свои детские переживания, ведь он — ребенок войны. Мне кажется, что это не только о Второй мировой войне, но и о трагедии вообще — «Прикосновение ангела» можно связать и с Голодомором, и с Чернобыльской трагедией. По эмоциональному напряжению я бы сравнила его со Вторым скрипичным концертом, премьеру которого я осуществила в сентябре 2007 года на «Контрастах» вместе со Львовским симфоническим оркестром.

«Мечты» Виктора Косенко были первой пьесой, которую я в восемь лет сыграла на сцене. Помню, что в детстве представляла себя Пеппи Длинныйчулок, которая играет на скрипке и путешествует по миру. В советское время это казалось лишь мечтой, ведь мы жили за железным занавесом, но теперь, когда я записывала это произведение и мысленно вернулась к детским воспоминаниям, оказалось, что некоторые мечты сбываются.

Следующий автор — Борис Лятошинский — мне очень импонирует. Не воспринимаю его «советским» композитором и трактовку его музыки как такую, где «танки едут». В ней больше европейскости, той утонченности, которая идет от Александра Скрябина. Включенная в диск Соната Лятошинского — самое старое произведение среди восьми представленных. Она была напечатана в Вене в 1919 году издательством Universal, что свидетельствует о заинтересованности Запада тогдашней украинской культурой.

Богдан Кривопуст — мой коллега, не только композитор, но и музыкальный менеджер. Его произведения я исполняла в предыдущие годы, в частности в концерте современной украинской и американской музыки для скрипки и фортепиано. Его «Каприччио» было создано во время Майдана и, кажется, очень точно отображает процессы, которые тогда происходили. Премьера версии для скрипки с оркестром состоялась в июне 2014 года с «Киевской камератой» и дирижером Валерием Матюхиным. А когда Ангелина и я исполняли версию для скрипки с фортепиано в Колорадо-Спрингс, то после концерта к нам подошла женщина и попросила передать композитору, что произведение ее тронуло, потому что она 10 лет работала в конфликтной военной зоне.

Интересна музыка Александра Щетинского. Этого автора я персонально не знала, но мы познакомились через скайп. Представленное на диске произведение «Эпизод из жизни поэта» мы с Ангелиной Гаделией впервые исполнили на праздновании 200-летия Тараса Шевченко в нью-йоркском Меркин зале Кауфман-центра в декабре 2014 года.


СОЛОМИЯ ИВАХИВ ЗАПИСАЛА КОМПАКТ-ДИСК «ПУТЬ К СВОБОДЕ — 100 ЛЕТ УКРАИНСКОЙ НОВОЙ МУЗЫКИ» ВМЕСТЕ С УКРАИНСКОЙ ПИАНИСТКОЙ АНГЕЛИНОЙ ГАДЕЛИЕЙ / ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА СОЛОМИИ ИВАХИВ

В стороне стоит Соната Валентина Сильвестрова. Я исполняла ее в 2009 г., хотя, честно говоря, боялась к ней подойти. Это музыка для людей с большим опытом. И хотя я много чего пережила, ведь приехала в чужую страну в 17 лет, все равно чувствовала ее намного «старше» моего понимания. Но Ангелина помогла мне постичь эту музыку. Для нее возможность исполнения этого произведения была большим счастьем — и ей удалось и меня увлечь. Мы играли автору эту Сонату по скайпу и получили его очень ценные советы. Кстати, наш продюсер Джуди Шерман, которая четыре раза выигрывала премию Гремми, два года назад записала квартеты Сильвестрова в исполнении Kronos Quartet.

— Кроме того, что все эти произведения являются определенными этапами вашей творческой биографии, какие еще цементирующие идеи присутствуют в композиции диска?

— Замысел компакт-диска заключается в сочетании культур разных регионов Украины в одном проекте. Кривопуст из Запорожья, Лятошинский и Сильвестров — киевляне, Щетинский из Харькова, Карабиц с Донбасса, Косенко из Житомира, Скорик из Львова и Станкович из Закарпатья. Этот компакт-диск представляет всю Украину в почти столетнем временном промежутке — с 1919 по 2014 год. Именно поэтому он и назван «Путь к Свободе — 100 лет украинской новой классической музыки для скрипки и фортепиано». Мы хотели показать, что эта музыка развивалась, несмотря на диктатуру и официальный курс советского творчества. Украинские композиторы искали и находили свой голос, демонстрировали свое видение.

— Кто занимается аннотациями и оформлением диска?

— Этот диск — коллективная работа разных украинцев из разных уголков мира. Аннотации делает Вирко Балей — композитор, который пропагандировал украинскую музыку во времена «железного занавеса» в Америке, а также приезжал в СССР и таким образом поддерживал контакты с украинскими музыкантами. Вирко проживает и преподает в Лас-Вегасе, штат Невада. На обложке использована картина художницы Соломии Когут из Львова. Она называется «Полет», изображает двух птиц, которые хотят воспарить вверх и получить свободу. А Лев Раковский, украинец, рожденный в Штатах, помогает нам с дизайном, в котором использует орнаментику разных регионов, повторяя идею разноцветного музыкального наполнения диска.

— Известна ли уже дата его выхода?

— Да, официальный релиз будет осуществлен 8 января, хотя диски начнут продаваться уже в декабре. Его можно будет приобрести на Amazon, iTunes и официальной странице Label Records.

— Что можно сделать для распространения этой музыки сейчас? Как Украине громче заявить о своей музыкальности?

— Во-первых, украинскую музыку должны пропагандировать сами исполнители. Второй шаг — выпуск дисков и печать нот. Для произведений Лятошинского и Станковича, например, решающей была публикация их произведений в западных издательствах. Лятошинского напечатала Universal а Станковича — Lauren Keiser Hal Leonard.

Для того чтобы была здоровая нация, здоровый дух, нужно поднимать культуру. А чтобы культура существовала, необходима материальная поддержка, ведь не все можно сделать на энтузиазме. В США люди, предоставляющие средства культурным организациям, платят меньше налогов. Кроме того, если какой-то состоятельный человек дает средства на оркестр, то либо кресло концертмейстера называется его именем, либо вешают табличку на дверях, что эта комната имени такого-то мецената, либо ищут другие способы отблагодарить. Но это не все: здесь даже обычные граждане привыкли давать какие-то пожертвования на искусство. Было бы хорошо, чтобы ментальность менялась и у украинцев. Мы уже видим ростки этого, ведь сейчас люди много жертвуют и поддерживают целостность государства и тех, кто защищает независимость страны от агрессивного соседа. Нужно лишь понять, что в поддержке нуждаются не только социальные проекты, но и культура. Помните, когда Черчиллю предложили сократить средства на поддержку искусства во время войны, он переспросил: «А тогда за что мы воюем и за что мы боремся? Культура как никогда нужна и необходима в трудные времена».

— Диск, о котором мы с вами говорили, будет иметь концертное промо? И доберется ли ваш гастрольный тур до Украины?

— Обязательно концерты в Украине будут. Думаю, что мы сделаем это в мае следующего года. Но в данном случае моя главная миссия в том, чтобы организовать концерты по миру, потому что это более проблематично, чем дома — в Киеве или во Львове. На 2 октября уже запланирован концерт в Кембридже (Массачусетс), и он будет live-stream. На следующий день — в Нью-Йорке. Наверное, в начале мая будет выступление в Торонто. Кроме того, хотелось бы сыграть в Париже, Лондоне и на западном побережье Соединенных Штатов. В этом туре мы хотим поделиться музыкой с украинцами, но параллельно хорошо было бы показать наше культурное наследие и другим нациям. Когда мы с Ангелиной выступали в Колорадо, то 90% публики были американцами, и они были приятно шокированы, насколько интересна украинская музыка, воспринимали ее с большим энтузиазмом и говорили, что даже не думали, что эта музыка может происходить из Украины (ведь музыка, которую мы представляем, очень разнообразная и цветная). Этот концерт проходил на День вышиванки, часть украинцев услышали о выступлении на публичном радио Колорадо, которое было информационным спонсором проекта, и пришли в вышиванках. Когда я это увидела, то поняла, что мы не только пропагандируем украинскую музыку для неукраинцев, но также сплачиваем украинцев и украинскую громаду, существующую за пределами Украины, — все разбросаны, но концерт становится прекрасным поводом всем собраться, услышать и открыть что-то свое, родное.

«КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ НАМ НАВЯЗЫВАЛИ 80 ЛЕТ»

— Соломия, расскажите немного о вашей деятельности арт-директора Музыкальной серии Украинского института Америки, где вы за последние пять лет много чего сделали.

— Лучше называть меня не арт-директором, а музыкальным, потому что арт-директор у нас тоже есть, и он занимается визуальной частью. Музыкальная серия МАТI была основана 27 лет назад в Украинском институте Америки, невероятно красивом доме напротив музея Метрополитен, настоящем украшении Манхеттена. Это здание было куплено Владимиром Джусом, который решил, что хоть Украины и не существует как отдельного государства, но украинская громада должна присутствовать в центре Нью-Йорка. Ему хотелось, чтобы украинская культура была на виду, и потому он приобрел здание в сердце Нью-Йорка.

Музыкальную серию начали Татьяна Чекина и Орест Крыса вместе с Иреной Стецурой и Мыколой Суком. Главная миссия — пропаганда музыки украинских композиторов и украинских исполнителей. Также идея заключается в том, что музыканты неукраинского происхождения, выступающие в серии, исполняют украинскую музыку. Мы надеемся, что после того как они эти произведения выучили хотя бы на один концерт, уже будут их исполнять и пропагандировать и во время других выступлений. Также пытаемся собирать музыкантов украинского происхождения. Например, виолончелист Gryphon Trio Роман Борис — уроженец Канады украинского происхождения, и он много произведений заказал для фортепианного трио у Сильвестрова, Станковича, Скорика и Богданы Фроляк. Выступлением этого коллектива мы отмечали 20-ю годовщину Чернобыля. Знаковый концерт также состоялся 1 марта 2014 года, во время оккупации Крыма, в котором я выступала. В нем были произведения Карабица, Мошковского, Моцарта и Франка, и я дала ему название «Посредине Европы», а мой знакомый дизайнер Лев Раковский, американец украинского происхождения, разместил на афише карту Украины, ведь центр Европы находится в Закарпатской области. И я была шокирована тем, что концерт совпал с такими событиями.

— В концертах, которые вы организуете, украинская музыка звучит наряду с произведениями западных авторов. Как она себя в таком соседстве чувствует? Влияет ли оно на нивелировку комплекса неполноценности у украинцев, который мы, к сожалению, еще не полностью в себе перебороли?

— Комплекс неполноценности нам навязывали 80 лет. Поэтому будет не так легко искоренить его. Мне трудно понять этот комплекс, потому что родители с детства приучали гордиться своей культурой. Думаю, он связан прежде всего с тем, что люди недостаточно ознакомлены со своей историей, мало знают о выдающихся людях своей нации. Комплекс неполноценности может существовать лишь в том случае, когда мы не знаем факты, но если мы понимаем, сколько хорошего наша нация дала миру, тогда он исчезает. Важно также помнить и учить детей с ранних лет, что не только украинцы, но и представители других народов живут на территории Украины и работают на ее благо.

«Я БЫЛА ПЕРВОЙ И ЕДИНСТВЕННОЙ УКРАИНКОЙ, КОТОРАЯ ЗА 90 ЛЕТ СУЩЕСТВОВАНИЯ УНИВЕРСИТЕТА ВЫИГРАЛА ДОЛЖНОСТЬ КОНЦЕРТМЕЙСТЕРА ОРКЕСТРА»

— Когда вы поняли, что являетесь скрипачкой?

— Еще в детстве я поняла, что очень люблю музыку вообще, не только занятия на своем инструменте. Конечно, я очень ценю скрипку, и это мой голос. Но я и сейчас считаю себя скорее музыкантом, чем инструменталистом узкого профиля. Моим преподавателем была Ореста Ванькович-Когут, которая очень любила музыку и привила мне эту любовь. Сильное влияние на меня также оказали старшие ученики, которые очень хорошо играли (в частности, альтист Андрей Вийтович, скрипачка Соломия Сорока). И еще интересно, что первым диском, который подарил мне папа, был концерт Мендельсона в исполнении Джозефа Сильверстайна в качестве скрипача и дирижера. Это был 1993 год. И какая все-таки интересная судьба — в 2000 г. я начала учиться у Джозефа Сильверстайна в Филадельфии.

Что еще было для меня важным — это Первая летняя музыкальная школа. По Украине ездила комиссия и отобрала для участия 15 лучших учеников. Именно там я познакомилась с Дмитрием Ткаченко, Богданой Пивненко, Андреем Беловым — фактически, нынешней музыкальной элитой моего поколения, и такими преподавателями, как Червов, Рябов, Карабиц, Каськив, Кузнецов. Хотелось бы такую летнюю школу организовать в Украине в будущем, но это требует столько средств и, главное, самого желания помочь. У нас, у молодого поколения есть связи на высоком уровне за рубежом, но, к сожалению, у нас нет еще той поддержки в Украине.

— Для многих украинских музыкантов очень большая проблема заключается в некачественном музыкальном инструменте, который — согласитесь — напрямую связан с исполнительским уровнем...

— Лучший инструмент дает тебе возможность без препятствий себя выразить. С худшим нужно больше работать, чтобы передать свои идеи, и то это не всегда получается, поскольку есть лимит инструмента — того, что он может тебе отдать. У меня неплохая скрипка, но когда есть возможность где-то позаимствовать действительно хороший инструмент, как Гварнери или скрипку Страдивари, это поднимает на другой исполнительский уровень. Кстати, есть такая штука, которая очень помогает музыкантам в Австрии и Германии, — банки имеют большую коллекцию древних инструментов и одалживают своим музыкантам, находящимся на определенном уровне. Или же меценаты вкладывают средства в качественный инструмент, цена которого только растет — это хорошая инвестиция со стороны инвестора, а для избранного музыканта — возможность работать с прекрасным инструментом. Этого очень не хватает нам в Украине, потому что мы как-то должны все сами делать. Я не жалуюсь, потому что мой инструмент не идет ни в какое сравнение с теми дровами, на которых я играла, когда была маленькой, но хотелось бы иметь лучшее средство выражения своих идей.

— В 17 лет вы поехали в США на обучение. Чем оно было для вас ценно?

— Я приехала учиться в одной из лучших консерваторий мира, это была большая честь и удача. Моими одноклассниками были Ланг Ланг, Хилари Хан, Джонатан Бис... С Ланг Ланг мы за одной партой сидели и учили английский язык. Я была первой и единственной украинкой, которая за 90 лет существования университета выиграла должность концертмейстера оркестра, а также оркестра на Фестивале Тенглвуд, что было очень престижно, и я не уверена, но думаю, что была единственной украинкой, которая там училась на скрипке. По крайней мере, за времена Независимости — точно. Как концертмейстер работала очень близко с дирижерами Саймоном Реттлом, Шарлем Дютуа, и, кстати, Шарль мне сказал, что был во Львове. Он утверждал, что Львов — самый красивый город Европы, который был наименее разрушен во время Второй мировой войны. Было замечательно, что все звезды, работавшие с Филадельфийским оркестром, приходили в субботу работать с нашим студенческим коллективом. Я очень благодарна этому вузу, в котором преподавали Ефрем Цимбалист, Карл Флеш, Мячислав Горшовский, Рудольф Серкин, где учились Самуэль Барбер, Лейла Джозефович, Гарри Графман, потому что он из меня сделал музыканта, а не только скрипачку. Моими преподавателями были солистка Памела Франк, концертмейстер Кливлендского оркестра под руководством Джорджа Зелла Рафаэль Друян и концертмейстер Бостонского оркестра, солист Джозеф Сильверстайн. Не только сама учеба, но и окружение было очень важно для моего формирования. Это даже важнее побед в конкурсах, хотя и они в моем багаже есть.

— Что вы делаете для распространения классической музыки среди широкой общественности?

— Буду открывать игру в американский футбол 5 сентября. Сыграю на электроскрипке небольшое произведение Джона Б. Хеджеса, написанное для этого случая, в которое я попросила его включить украинские попевки. Это будет не первый мой опыт выхода на «чужое поле». Когда Джастин Тимберлейк записывал в 2006 г. свой известный альбом Sexy Back, я играла на скрипке в его песне What Goes Around... Comes Around. Кстати, когда моя двоюродная сестра выходила замуж во Львове и мы пошли на вечеринку, а ди-джей сыграл эту песню — мне было приятно. А годом ранее я также играла с Элтоном Джоном на огромном парквее в Филадельфии. Это было очень интересно, но если вы меня спросите, что я лучше помню — Бетховена «Крейцерову сонату» или это — ясно, что ответ будет не в пользу последнего. Однако я считаю, что такой опыт помогает нам по-настоящему чувствовать эмоции, которые переживают другие люди. Ведь наше дело — передача человеческих переживаний через свой инструмент.

Любовь МОРОЗОВА, музыковед
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ