Коррупция способна разъесть любую систему, независимо от философии или идеологии
Ли Куан Ю, сингапурский государственный деятель

Увидеть и услышать мир

На январском журфиксе в Музее М.Булгакова прозвучали грузинские песни
22 января, 2016 - 11:12
В МУЗЫКАЛЬНОЙ ПРОГРАММЕ ЖУРФИКСА ВЫСТУПИЛА ДЖАЗОВАЯ ВОКАЛИСТКА АНИКО ДОЛИДЗЕ / ФОТО СВЕТЛАНЫ ИЛЬНИЦКОЙ

В этом сезоне на журфиксах, объединенных темой «Музыкальное путешествие», уже была представлена музыка Польши, Италии, Чехии, Америки. Ныне, открывая вечер, посвященный Грузии, директор Музея Людмила ГУБИАНУРИ рассказала, что у Булгакова была idee fixe — хотя бы раз в жизни побыть иностранцем, увидеть мир. Но советская власть, считая писателя врагом системы, не выпускала его:

— Булгаков обращался лично к Сталину, к правительству, просил, требовал, обещал, что вернется, но ни разу не пересек границы СССР. Хотя, если читать его произведения, складывается совершенно иное впечатление: он описывает Рим, Париж, Константинополь, Испанию, Иерусалим — и его образы настолько художественно убедительны, что в Иерусалиме, например, сегодня проводят экскурсии по древним главам романа «Мастер и Маргарита».

Грузия — единственная страна, в которой он бывал и о которой писал. С Кавказа, с Грузии начинается литературная жизнь М.Булгакова, и Грузией она завершается. Впервые он попадает туда во время гражданской войны, служит фронтовым врачом в рядах добровольческой армии во Владикавказе, Грозном, Беслане. Кавказ — не только мост между Киевом и Москвой: именно здесь Булгаков окончательно оставляет профессию врача, выходит его первая газетная публикация, он начинает работать с местными театрами как режиссер, артист, постановщик, ведущий. Когда Кавказ становится «красным», Булгаков переезжает в Тифлис, где надеется поправить свое положение. Но и там его ожидают нищета и голод. С первой женой Татьяной Николаевной они продают все свои вещи, и даже обручальные кольца, купленные в Киеве у лучшего ювелирного мастера Маршака, с выгравированными именами и датой венчания. Об этом очень тяжелом периоде Булгаков написал в произведениях «Необыкновенные приключения доктора», «Записки на манжетах», «Богема». «В один год я перевидал столько, что хватило бы Майн Риду на десять томов. Но я не Майн Рид и не Буссенар. Я сыт по горло и совершенно загрызен вшами. Быть интеллигентом вовсе не значит быть идиотом... Проклятие войнам отныне и вовеки!» («Необыкновенные приключения доктора»). А в «Записках на манжетах» читаем: «Цихидзири. Махинджаури. Зеленый мыс! Магнолии цветут. Белые цветы величиной с тарелку. Бананы. Пальмы! Клянусь, сам видел: пальма из земли растет. И море непрерывно поет у гранитной глыбы. Не лгали в книгах: солнце в море погружается. Краса морская. Высота поднебесная». До этого 30-летний Булгаков наблюдал только пейзажи поселка Буча под Киевом, и впервые увидел море, гранаты, словно елочные шары, висящие на деревьях, мандариновые и лимонные сады, камелии и эвкалипты — красоту, вызывающую восхищение.

Следующий раз Булгаков приехал в Грузию в 1928 году, посетил Тбилиси, Батуми, Зеленый Мыс. Как писала в воспоминаниях его вторая жена Любовь Евгеньевна: «Стоит посмотреть на фотографию М.А., снятую на Зеленом Мысе, и сразу станет ясно, что был он тогда спокоен и весел». На снимке (оригинал хранится в нашем музее) Булгаков в белом костюме на фоне южной природы. Он уверен в себе, его произведения печатают, его имя уже известно в литературных кругах, во МХАТе с успехом идут «Дни Турбиных», а в Тбилиси предполагаются переговоры с директором театра о постановке «Зойкиной квартиры». И в самом начале пьесы «Адам и Ева» звучит по радио любимая опера писателя «Фауст», а Адам и Ева собираются ехать на Зеленый Мыс — абсолютный рай в понимании Булгакова».

Людмила Губианури отметила, что последняя страница судьбы Булгакова, связанная с Грузией, оказалась самой трагической: «В 1938 году Булгаков уже оставил главный театр своей жизни – МХАТ, назвав его «кладбищем всех своих пьес», и перешел в Большой театр.  А МХАТу нужна современная пьеса современного драматурга, и все знают, что это может сделать только Булгаков, у которого уже есть наброски пьесы о Сталине. МХАТ официально обращается к писателю, он, после долгих размышлений, соглашается и пишет пьесу «Батум», которая проходит все официальные инстанции. Собирается бригада во главе с Булгаковым для поездки по «местам боевой славы» Сталина, чтобы изучать материал. Они садятся в поезд, и Булгаков очень рад, понимая, что если пьеса пойдет, появится возможность возобновить его предыдущие пьесы, снова печататься — возникнуть из небытия. Но буквально через два часа в купе входит проводник с телеграммой, в которой говорится о том, что пьеса запрещена, и необходимость поездки в Грузию отпадает. Булгаков с женой Еленой Сергеевной сходят с поезда и возвращаются в Москву. Это была не просто неудача в жизни Булгакова — это был чудовищный стресс. И жена, и все врачи понимали, что именно эта ситуация спровоцировала ту болезнь, от которой писатель умер.

Сталин говорил, что в его жизни было три периода: ученичества, подмастерья и мастерства. Булгаков решил быть искренним и рассмотрел период ученичества, непосредственно связанный с Грузией. Написал о молодом революционере, который выступает против Российской империи, против Российской церкви, которая поддерживает империю, против жестокого обращения с заключенными в тюрьме — абсолютно романтический герой. И в контексте 30-х годов, когда пьеса была написана, читатель задавал себе вопрос: «Так почему же этот молодой герой превратился в такое чудовище?»

В ходе экскурсии гостям журфикса, среди которых были представители Посольства Грузии в Украине и Грузинского землячества, показали два издания романа «Мастер и Маргарита» в переводе на грузинский язык. А во время беседы с Людмилой Губианури посол Грузии Михаил Уклеба и специалист по вопросам культуры и образования Зураб Топурия обсудили возможность проведения выставки «Булгаков и Грузия» с участием Киевского музея Михаила Булгакова в Литературном музее Тбилиси и в Батуми.

Музыкальная программа журфикса включила грузинские народные песни разных регионов в «джазовых тонах» — старинную мегрельскую песню «Мой голубь», гурийскую «Криманчули» («Вьющийся голос»), рождественскую мегрельскую «Алило», «Накадули» («Ручей», музыка Родиона Иванова, слова Гурама Петриашвили) и другие. А еще звучали песни для театра и кино Гии Канчели — «Желтые листья» из фильма «Мимино», «Ветер дует» на слова Галактиона Табидзе. Известная джазовая вокалистка Анико Долидзе создала атмосферу не часто выпадающего момента счастья — как возможность отрешиться и воспарить. Уникальный тембр ее голоса, пленительный артистизм, трепетное сияние прекрасного облика певицы — гости слушали, затаив дыхание, и восклицали «Браво!» А музыканты Кристина Кирик (контрабас) и Станислав Чумаков (фортепиано) вели свои партии настолько вдохновенно, что драйв джаза наполнил старый «дом постройки изумительной» живым теплом и надеждой.

Коллектив Музея Михаила Булгакова выражает благодарность за содействие и информационную поддержку в проведении грузинского журфикса Посольству Грузии в Украине, лично послу Грузии Михаилу Уклеба и специалисту по вопросам культуры и образования Зурабу Топурия.

Ольга САВИЦКАЯ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments