Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Из жизни марсиан

или Почему не все западные советы годятся Украине
22 мая, 2015 - 12:40
Сергей ГРАБОВСКИЙ
Сергей ГРАБОВСКИЙ

Когда западные политические эксперты и журналисты начинают «с ходу», без тщательного многолетнего изучения ситуации (и не из Москвы, а из Киева, Львова и Харькова) давать советы украинцам, как им строить политическую жизнь и развивать медиа-сферу, получается что-то абсолютно неуместное. Иногда смешное, порой в формате «не пришей кобыле хвост», а временами и опасное.

Помню, как в первой половине 1990-х, через пару лет после восстановления независимости Украины, пришлось присутствовать на тренингах, которые проводили американские эксперты по избирательным кампаниям. И как едва ли не наилучший вариант сбора средств на выборы в мажоритарных округах (а тогда были только такие) украинцам предложили следующее: «Вы собираете дома или в кафе друзей на вечеринку и там излагаете свою программу, и предлагаете совместно организовать аккумуляцию средств для реализации этой программы, как их собственных, так и тех, с кем знакомы эти ваши друзья». А на улице были как раз времена премьера Кучмы со всеми тогдашними «прелестями» — гиперинфляцией, рэкетом, трастами, первыми этапами прихватизации и олигархизации. «Марсиане, — шепотом отозвался мой сосед-социолог. — Ей-богу, настоящие марсиане».

СМЕЯТЬСЯ ИЛИ ПЛАКАТЬ?

Эта история мне вспомнилась, когда я прочитал в Интернете сообщение о том, что, по мнению американского журналиста Джоша Макгледера из «Демократической лаборатории» журнала Foreign Policy, Украина и Запад избрали неправильную стратегию борьбы с российской пропагандой. Журналист считает, что вкладывать деньги в создание инструментов для противостояния влиянию кремлевской дезинформации не нужно. «Воевать с пропагандой с помощью контрпропаганды не только нереалистично, но и глубоко ошибочно... Это грязный бой, который оказался неэффективным в деле изменения мыслей и вызова доверия», — пишет он и предлагает правильную, по его мнению стратегию. Украинцам, особенно тем, которые находятся на временно оккупированных территориях, нужны новости, которые могут оказать немедленное влияние на их жизнь. Для этого необходимо поддерживать местных журналистов, чтобы они распространяли объективные новости, а также подробную информацию о том, как быть в безопасности, где искать укрытие, одежду, еду, как поддерживать связь с семьей и друзьями, как отстраивать собственную жизнь. Журналист отмечает, что «такие издания в известной степени уже существуют в Интернете, что, к сожалению, часто мешает им охватить влиянием малообеспеченных или людей преклонных лет. Помочь этим изданиям распространить свой мессидж и разнообразить пути его распространения, а не бороться с российской ложью с помощью собственной лжи, — это один из путей, с помощью которого Украина и Запад могут выиграть информационную войну», — подытоживает журналист. И приводит основополагающий лозунг «Демократической лаборатории» Foreign Policy: «Только правда — не пропаганда — может победить российскую дезинформационную атаку в Украине».

Можно, конечно, посмеяться, но можно и заплакать.

Прежде всего, откуда американский журналист и его коллеги взяли, что пропаганда — это априори ложь, и что украинская контрпропаганда — это тоже ложь? Даже ведомство доктора Геббельса (напомню, он был министром народного просвещения и пропаганды Третьего Рейха) далеко не всегда врало. Например, оно рассказывало чистейшую правду о Голодоморе в Украине, о многих сюжетах Большого Террора, о сосредоточении в июне 1941 года больших сил Красной армии для нападения на Германию, Румынию и Финляндию (что, кстати, было убедительно доказано относительно последней: хотя финны 22 июня 1941 года официально провозгласили свой нейтралитет, через три дня советская авиация осуществила массовые налеты на Хельсинки и другие города страны, а затем советские танки попробовали ворваться на финскую территорию; план этой агрессии был разработан и утвержден Сталиным еще осенью 1940 года, он опубликован в 1990-х). С другой стороны, радио Би-Би-Си во время Второй мировой войны вело успешную пропаганду на всех языках порабощенной нацистами Европы, говоря правду и только правду, возможную в обстоятельствах военного времени. Скажем, пропагандируя подвиги британских летчиков. Назывались реальные фамилии, рассказывались реальные биографии, приводились реальные факты — разумеется, кроме координат аэродромов, количества самолетов на них, объемов ресурсов горючего и боеприпасов и т. п. При этом Би-Би-Си не рассказывало о доблести немецких летчиков, делая это только в случае, когда тех сбивали и они попадали в плен — вот какого «эксперта» (то есть аса) Люфтваффе свалили на землю доблестные Королевские Военно-воздушные силы!

Хотя, возможно, с позиций современной постмодерной журналистики, то, что Би-Би-Си не рассказывало о подвигах нацистов и не предоставляло эфир (для «объективности» и «баланса мыслей») лично доктору Геббельсу, было большим недостатком британской радиопропаганды времен войны, и именно поэтому она не может быть образцом для Украины, хотя ее — вопреки вполне реальной угрозе расстрела — слушало население всей оккупированной гитлеровцами Европы, более того, даже известные персонажи из руководства Третьего Рейха.

«НАДО СЕРЬЕЗНО РАСШАТАТЬ МИФОЛОГЕМЫ»

А еще британское радио использовало — на основе данных вездесущей разведки — такой пропагандистский прием (цитирую по книге Игоря Бунича «Операция «Гроза»): «Мы обращаемся к вам, командир подводной лодки «17-507» капитан-лейтенант Блюм. С вашей стороны было очень опрометчиво оставить свою жену в Бремене, где в настоящее время проводит свой отпуск ваш друг капитан-лейтенант Гроссберг. Их уже, минимум, трижды видели вместе в ресторане, а ваша соседка фрау Моглер утверждает: ваши дети отправлены к матери в Мекленбург...» Разумеется, все такие вещи шли в эфир на чистейшем немецком языке и были в большинстве случаев правдой (Бунич в книге изменил реальный номер подводной лодки и фамилию ее командира по этическим соображениям, чтобы не травмировать лишний раз давно уже взрослых детей капитан-лейтенанта, а вот в 1940 году, когда началась такого типа пропаганда, все называлось своими именами — ведь на войне как на войне).

Теперь о «главном — новостях». Похоже, что, вопреки исследованиям целой плеяды американских психологов, социологов и логиков, мышление экспертов «Демократической лаборатории» Foreign Policy остается в плену парадигм столетней давности: факт является непосредственным отражением предмета, восприятие человеком фактов является линейным процессом по принципу: «факт — реакция — действие». Между тем реальные процессы восприятия и мышления несравненно более сложные, и никакие сами по себе правдивые факты никогда не будут восприняты теми, кто воспринимает мир через призму тех или иных социальных мифологем тоталитарного характера. Для того чтобы эти факты были восприняты хотя бы частично, надо серьезно расшатать эти мифологемы (что и делало в войну британское радио, в частности с помощью сообщений о недостойном поведении товарищей по оружию немецких подводников, разрушая этим мифологему о высокой нравственности «истинных арийцев»). А это уже — высший пилотаж журналистики; и как здесь не вспомнить об уже послевоенных выступлениях на немецком радио с деконструкцией нацистской социальной мифологии известного философа-антифашиста Карла Ясперса (того же, который назвал СССР и Третий Рейх «двумя самыми страшными преступными государствами ХХ века»). Вот после таких выступлений и повседневные факты даже пронацистской аудиторией стали восприниматься иначе.

И, наконец, о том, что «необходимо поддерживать местных журналистов, чтобы они распространяли объективные новости». Это — на уровне знаменитой сентенции американского сержанта 1945 года, обращенной к советским подданным, которых западные союзники освободили из нацистских концлагерей и чистосердечно передавали СССР, где их ждал не менее «гостеприимный» ГУЛАГ: «Вам не нравится Сталин? ОК, вернетесь домой и выберете другого». Так вот: и в России, и в «ЛНР» и «ДНР» тем журналистам, которые будут действовать по рецептам Foreign Policy, будут угрожать обыски, аресты, заключения, возможно (когда речь идет о контролируемых террористами территориях), пытки и даже смерть.

Одним словом — марсиане...

Конечно, далеко не вся западная журналистика и экспертная среда борцов за свободу слова является такой; но для того чтобы давать умные советы и не походить на марсиан, надо глубоко погрузиться в историю и настоящее того народа, которому ты что-то советуешь, и хорошо изучить историю медиа западного мира. Я понимаю, что это требует времени и усилий, но отсутствие такого подхода дискредитирует западную журналистику в глазах украинцев, и не только их.

 

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments