Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Неспокойные дни Эрдогана

Турецкий премьер хочет подмять судебную власть
20 января, 2014 - 16:32
18 ЯНВАРЯ 2014. АНКАРА. ТУРЦИЯ. СОТНИ ПРОТЕСТУЮЩИХ ВЫСТУПИЛИ ПРОТИВ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОГО ЗАКОНОПРОЕКТА, КОТОРЫЙ ПРИВЕДЕТ К УВЕЛИЧЕНИЮ КОНТРОЛЯ НАД ИНТЕРНЕТОМ. ЗАКОНОПРОЕКТ ПРЕДОСТАВИТ СУДАМ ПРАВО ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЕ ОБ ИЗЪЯТИИ МАТЕРИАЛОВ ИЗ ИНТЕРНЕТА, КОТОРЫЕ «НАРУШАЮТ ПРАВА ЛИЧНОСТИ». ЭТА СТАТЬЯ, ПО МНЕНИЮ ПРОТЕСТУЮЩИХ, МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К САМОПРОИЗВОЛЬНОМУ ЗАКРЫТИЮ ВЕБ-САЙТОВ / ФОТО РЕЙТЕР

После столкновений вокруг стамбульского парка Таксим-Гези летом прошлого года Турция вступила в период затяжного политического кризиса. Собственно начался он еще раньше, когда премьер Эрдоган начал чистку и судебные преследования высших офицеров армии по обвинению в подготовке государственного переворота. Тогда по делу тайной организации Ergenekon было арестовано более 100 человек. После окончания дела Эрдогану удалось существенно ослабить влияние армейской верхушки на политическую жизнь Турции.

Начавшаяся ползучая исламизация, пусть и в смягченной форме, вызвала сильнейшее недовольство не только политической оппозиции, но и большей части городского населения, привыкшего к известной свободе. Интересно, что в период пребывания Эрдогана у власти страна существенно улучшила свое экономическое положение. Вырос ВВП, удалось покончить с довольно высокой инфляцией, уменьшилась безработица. Создалась, на первый взгляд, парадоксальная ситуация.  Экономика улучшается, недовольство растет.

 Как оказалось, наряду с экономическими успехами росла и коррупция. В конце прошлого года Турцию потрясли многочисленные аресты. Правоохранительные органы провели операцию «Большая взятка». Среди фигурантов оказались министры, а также глава государственного Halkbank Сулейман Аслан и строительный магнат Али Агаоглу. Наиболее коррумпированным оказался бывший министр экономики Зафер Чаглаян, который получил взятки на сумму в 52 млн долларов. Еще 10 млн долларов достались экс-министру внутренних дел Муаммеру Гюлеру, и 1,5 млн долларов получил бывший министр по взаимоотношениям с ЕС Эгемен Багиш. Среди подозреваемых и сыновья премьер-министра. Против одного из них — Биляля Эрдогана  — ведется следствие.

 Скандал получился невообразимый. Однако первой реакцией Реджепа Эрдогана на информацию об операции «Большая взятка» была крайне эмоциональной. Он назвал происходящее «грязной операцией» и «политическим заговором» и пообещал своим оппонентам — «темным силам» — переломать руки. Конечно, не обошлось без ссылок на темные силы, управляемые из-за рубежа. Тем не менее, премьер не смог отрицать, что коррупция и взятки были.

Но почти сразу премьер-министр попытался взять под контроль ситуацию, грозившую серьезными последствиями для него и его партии. В первую очередь, началась чистка в полиции и прокуратуре. Вначале были отстранены от должности несколько десятков высокопоставленных офицеров полиции в Стамбуле, Анкаре, Измире и Бурсе, занимавшихся антикоррупционным расследованием. Та же участь постигла 350 полицейских среднего звена в Анкаре, а чуть позже — руководителей 15-ти региональных полицейских управлений. Были уволены главный прокурор и пять его заместителей. По сообщениям турецкой прессы, с момента коррупционного скандала своих должностей лишились около 1700 полицейских, а на их места были назначены те, кто пользуется доверием власти.

 Эрдоган, когда говорит о заграничных следах антикоррупционного расследования, прозрачно намекает на своего бывшего союзника писателя и богослова Фетхуллаха Гюлена. Последний с 1999 года живет в добровольной эмиграции в городе Сэйлорсбурге, штат Пенсильвания, США.

 Сторонники Гюлена объединены в неформальную организацию Hizmet  («Служение»), которая действует в более чем 100 странах. Среди них есть весьма богатые и состоятельные люди. Основное направление деятельности — просвещение и финансирование различных учреждений образования. В своих проповедях Гюлен неоднократно заявлял, что изучение физики, математики, химии — поклонение Богу. В Турции «школы Гюлена» считаются одними из лучших. В них современное дорогостоящее оборудование, равное отношение к полам, обучение английскому языку с первого класса.

В государственном аппарате Турции сторонников Гюлена, так называемых нурсистов, достаточно много. Эрдоган не без оснований полагает, что именно они в полиции, прокуратуре да судах и затеяли антикоррупционное расследование. Уж слишком своевременно началась операция «Большая взятка». В марте предстоят местные выборы, а в мае — президентские. Нынешний премьер не скрывает своего желания баллотироваться на этот пост и радикально изменить конституцию с целью введения в нее положений ислама.

Для усиления своих позиций Эрдоган стремится поставить под контроль средства массовой информации и суды.

 Как пишет британская The Financial Times, законодательное предложение, выдвинутое правящей в Турции партией Справедливости и развития (AKP), может предоставить министру транспорта и коммуникаций возможность блокировать сайты, которые подозреваются в нарушении неприкосновенности частной жизни, а также заставить провайдеров сохранять информацию о движениях своих клиентов в Интернете.

По словам профессора права стамбульского университета BILGI Ямана Акдениза, новые меры являются политически мотивированными и направлены на пресечение свободного потока информации. В частности, закон может предотвратить появление в Интернете разоблачений коррупционной деятельности со стороны высокопоставленных чиновников и бизнесменов.

Законопроект о реформе судебной системы, представленный в  парламент партией AKP, вызвал неоднозначную реакцию депутатов. Его противники и сторонники подрались прямо на заседании профильного комитета. Суть законопроекта — в ужесточении контроля со стороны министерства юстиции над назначением судей и прокуроров. Сегодня их назначает Высший совет судей и прокуроров.

 У юристов предложение премьера вызвало шквал критики. По их мнению, документ противоречит основному закону, закрепляющему независимость судебной системы. Ее предыдущая реформа была проведена Анкарой три года назад в рамках выполнения рекомендаций Европейского Союза, куда стремится Турция. Об этом заявил глава союза судей и прокуроров Омер Фарук Эминагаоглу. После бурного обсуждения законопроект был поставлен в комитете парламента на голосование и собрал необходимое число голосов. Позже глава министерства юстиции Бекир Боздаг заявил, что политические партии пришли к консенсусу, что от реформы можно отказаться.

С этим не согласен Эрдоган. Он прокомментировал выступление Эминагаоглу: «Это не юристы, а боевики от этого бизнеса». Турецкий лидер не скрывает, что проводит чистки в полиции и стремится установить более жесткий контроль над судебной властью.

В поиске новых союзников премьер вспомнил об осужденных кемалистах. Недавно он заявил, что не против пересмотра ряда дел офицеров. Это серьезный поворот в развитии политического процесса в Турции. Если их оправдают, то именно кемалистов можно будет считать главными победителями в борьбе между Эрдоганом и Гюленом.

Премьер не стал защищать министров-коррупционеров. В отличие от своего друга, украинского Президента Виктора Януковича, он полностью переформатировал кабинет и заявил, что не будет препятствовать расследованию.

 Противостояние премьера и судебной власти не только не закончилось, а усиливается. В него втягивается весь государственный аппарат. Турецкие газеты сообщили о том, что жандармерия задержала направлявшийся в Сирию грузовик, якобы перевозивший гуманитарный груз для сирийских туркменов. На самом деле в автомобиле оказалось оружие и боеприпасы, которые сопровождали агенты турецкой разведки. Эксперты полагают, что операция была осуществлена для дискредитации сирийской политики кабинета Эрдогана.

Неспокойные дни турецкого премьера продолжаются.

Юрий РАЙХЕЛЬ
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments