Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Как писать о Голодоморе

Инструкция для российских историков
27 июня, 2013 - 10:54

В конце прошлого года Федеральное архивное агентство России объявило о подготовке трехтомника документов, который «опровергает исключительный характер голода в Украине в 1930-х годах».

Об этом было объявлено на круглом столе «О противодействии попыткам фальсификации истории народов во вред интересам России», который прошел в Совете Федерации (верхней палате парламента) РФ.

«Росархив выступил инициатором ряда информационных мероприятий по проблеме голода в СССР, — заявил заместитель руководителя Федархива Владимир Тарасов. — Конечно, это была реакция на события, происходившие в Украине... чтобы нейтрализовать то, что там творилось».

Анонсированный Тарасовым трехтомный сборник архивных документов сначала планировалось назвать «Голод в СССР 1932—1933 гг.», но в свете «нейтрализации» российские чиновники, очевидно, решили сместить часовые рамки голода, во избежание ассоциаций с цифрами 1932—1933, которые в Украине стали фактически синонимами слова «Голодомор». Теперь сборник анонсирован как «Голод в СССР 1929—1934 гг.»

«Исторической Правде» удалось раздобыть объяснительную записку, подготовленную научным руководителем сборника — доктором исторических наук Виктором Кондрашиным. Это полностью профессиональный документ, но с «нейтрализаторскими» акцентами.

«Учитывая «украинский фактор», нужно подбирать документы с таким расчетом, чтобы они доказывали универсальный характер хлебозаготовок 1932 года», — говорится в «темнике» для историков.

Кондрашин предлагает объяснять массовое уничтожение голодом граждан УССР тем, что эффективный менеджер Сталин таким образом боролся с внешними врагами: «В этом разделе могут быть представлены документы об обострении международной ситуации в 1932 году на Дальнем Востоке и в Европе, которые требовали от сталинского руководства «твердой линии» во внутренней политике».

Кондрашин рекомендует подбирать документы о голодных смертях «без описания натуралистических подробностей людоедства и тому подобное. Причем подбирать их следует таким образом, чтобы была видна трагедия всего советского крестьянства, без акцента на Украину».

Это все не является чем-то новым или даже скандальным. Это борьба «государствоформирующей» исторической памяти. Как сказал тот же российский архивист Тарасов, «история будет всегда оставаться тем полем, на котором ведется идеологическая борьба, где некоторые стороны, отстаивая свои интересы, не гнушаются фальсификациями».

Ниже смотрите сканы рекомендаций из подборки архивных документов о Голодоморе.

Голодомор 1932-1933 годов — массовый голод, который повлек многомиллионные человеческие жертвы в сельской местности на территории Украинской ССР и других регионов СССР. Голод наступил в результате спланированной конфискации урожая зерновых и всех остальных продуктов питания у крестьян, при этом СССР имел значительные запасы зерна в резервах и экспортировал его за границу.

Причины этого массового преступления никогда в СССР не расследовались и никто из власть имущих, причастных к преступлению, не понес наказания. На протяжении десятилетий в Союзе о массовом убийстве людей искусственным голодом запрещалось вспоминать. Когда правду раскрыли, она стала шоком для самих коммунистов.

Согласно заключению судебной научно-демографической экспертизы, проведенному Институтом демографии и социальных исследований им. Птухи Национальной академии наук Украины, в результате геноцида в Украине погибло 3 млн 941 тысяча лиц.

В 2006 году украинский парламент официально признал (233 голосами) Голодомор геноцидом украинского народа. 24 страны присоединились к этому признанию.

«Мы должны донести до мира, что искусственные голодоморы советской эпохи были нашим украинским Холокостом, — отметил в своем выступлении перед депутатами ВР тогдашний вице-премьер-министр Дмитрий Табачник. — Это был целенаправленный геноцид украинского народа, наложивший свой безжалостный отпечаток на всю нашу историю, на национальное самосознание».

КОММЕНТАРИИ

«У НАС НЕ БУДЕТ НИКАКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ С РОССИЕЙ, ЕСЛИ МЫ НА ПАРИТЕТНЫХ ПРАВАХ ПРИЗНАЕМ, ЧТО СТАЛИН УНИЧТОЖИЛ НЕСКОЛЬКО МИЛЛИОНОВ КРЕСТЬЯН: И В УКРАИНЕ, И В РОССИИ»

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, заместитель директора Института истории Украины, профессор:

— Россияне не хотят педалировать преступления Сталина, с которыми связана победа во Второй мировой войне. А теперь это для России — самое большое историческое достижение, которое пропагандируется на каждом шагу и много значит для нового поколения.

Голодомор 1932—1933 гг. был неминуемым следствием продразверстки, от которой Сталин отказался в январе 1933 года. Здесь к нему якобы нет особых претензий — речь шла о том, что он собирался воплотить в жизнь теорию социализма, но это происходило путем проб и ошибок. Одновременно Сталин отправил три чрезвычайных комиссии — в Украину, Кубань и на Нижнее Поволжье. Мы «раскрутили» Голодомор, который был в Украине и на Кубани, — мир о нем знает. А вот о Нижнем Поволжье ничего неизвестно. Хотя там согласно двум переписям 1926 и 1937 годов был самый высокий процент снижения численности сельского населения — оно уменьшилось приблизительно вполовину в 1937 году по сравнению с 1926-ым.

В чем заключался, как выражался Сталин, «сокрушительный удар»? Здесь шла речь уже не об общесоветском голоде, который был следствием продразверстки. Здесь шла речь о том, что у крестьян в результате подворных обысков в виде натурального штрафования, забирали все, что можно было забрать из еды. Потом, приблизительно через три недели, государство начинало кормить этих крестьян через колхозы и совхозы. Это было «наказание» жителей села за их саботаж, как считал Сталин. Саботаж действительно был, потому что крестьянам не платили за ту работу, которую они делали три года подряд — 1930—1932 гг. Собственно, не только конфискация всей еды, но и физическая блокада Кубани, Украины и Нижнего Поволжья — второй элемент этого «наказания». И третьим элементом является то, что все делалось в ситуации информационной блокады. О Голоде нельзя было говорить никому. И этот запрет существовал в Советском Союзе до декабря 1987 года — не потому, что боялись мертвого Сталина, а просто потому, что не могли объяснить это «наказание», которое состояло из вышеприведенных элементов, — потому что это «наказание» означало смерть от Голода. Этого партия никак не могла объяснить. Поэтому пока в Америке не начали это раскручивать и не была создана специальная Комиссия Конгресса, которую возглавил Джеймс Мейс, этот Голод не признавали. Понятное дело, в настоящее время ситуация в Нижнем Поволжье является белым пятном. Никто не хочет ничего публиковать и заниматься этим в России.

Еще во времена Ельцина было опубликовано много материалов из этого большого массива документов Сталина, который недавно открыли. В виде отдельных документов в начале 2000-х гг. вышел пятитомник «Трагедия советской деревни» и много подобных материалов. Но то, что сейчас выпустили в широкий доступ — это те же документы, просто в большем массиве.

Россиян беспокоит то, что мы говорим о том, что Голодомор был только в Украине. Однако мы этого не говорим, и мы не занимаемся тем, что делалось в Нижнем Поволжье; не говорим даже о Северном Кавказе, потому что это российские архивы и там нас не очень приветствуют. Во-вторых, мы должны знать свою историю и «раскручивать» все преступления Сталина, которые имели место на территории Украины. Кстати, в 1993 году состоялась научная конференция в Киеве и ведущие русские ученые говорили, что они готовы признать геноцид украинских крестьян, если это будет трактоваться как «геноцид советских крестьян», потому что российские крестьяне тоже страдали от Сталина. Тогда я с ними был абсолютно согласен и за эти 20 лет, в течение которых я изучал эту проблему, — это в полной мере подтверждается. У нас не будет никаких противоречий с Россией, если мы на паритетных правах признаем, что Сталин, когда захватил абсолютную власть, ни перед чем не останавливался, чтобы сохранить свое положение. А для этого понадобилось уничтожить несколько миллионов крестьян: и в Украине, и в России тоже.

«РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО НЕ МОЖЕТ ВЫРАБОТАТЬ ЕДИНОГО ОТНОШЕНИЯ К СТАЛИНУ»

Леонид ТЕРУШКИН, заведующий архивом и Музеем «Холокост»:

— Российское общество очень неоднородно. Одна его часть уже давно сделала выводы о преступлениях Сталина и не перестает об этом говорить. Для другой части общества Сталин остается великим человеком. И оно никогда не захочет признать его преступлений. В целом, российское общество не может выработать единого отношения к Сталину. Во-первых, слишком много времени упущено. За те практически 60 лет с момента смерти Сталина у нас не было единой политики в отношении и оценке его деятельности. Сначала Хрущев раскрыл глаза на то, кто такой Сталин. Однако этот процесс был остановлен. Началось обратное движение. Потом, во время перестройки, опять рассказывали, что такое Сталин и его режим. Теперь же у нас Сталин становится чуть ли не великим человеком. Опять же, нет однозначной оценки на официальном уровне. Поэтому значительная часть общества считает так: конечно же, Сталин совершил массу преступлений, но при этом сделал много великого и полезного. С этой точки зрения общество трудно сдвинуть. Тех же, кого коснулись сталинские репрессии, никогда этого не забудут.

Павел СОЛОДЬКО, www.istpravda.com.ua

Начало темы:

Политика «винегрета»

Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments