Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Когда?

Суды перестанут быть объектом «приватизации» политических и бизнесовых конкурентов
19 марта, 1996 - 18:33
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня»

В парламенте накануне прошли слушания по судебной реформе. Участники мероприятия, а это — депутаты, эксперты и представители судебной ветви власти, в унисон заявляют: стране, как воздух, нужна реформа. Однако спикер Литвин, также принимавший участие в дебатах, так и не дал внятного ответа на ключевой вопрос: когда же соответствующие законы, к слову, пылящиеся в парламентских закромах вот уже два года, будут внесены в пленарную повестку ВР.

Вы помните заявление экс-главы Львовского апелляционного суда о том, что, оказывается, у нас с вами — рядовых украинцев — есть традиция: засевать деньгами в новых кабинетах. С одной стороны, эта «крылатая» фраза Игоря Зварича комична, если не сказать — анекдотична. Однако было бы смешно, если бы не было так грустно, ведь эти слова можно трактовать и как приговор нынешней судебной системе Украины. Скандальная история экс-судьи-взяточника — это лишь капля в судейском коррупционном море. Да, стране, как воздух, нужна судебная реформа. С этим соглашаются представители всех пяти представленных в нынешнем парламенте фракций. Однако охотно говоря о больных местах на теле отечественной Фемиды, народные избранники не дают ответа на главный — временной вопрос: когда же она наконец состоится, долгожданная и столь необходимая судебная реформа?

Глава Верховного Суда Василий Онопенко считает, что в Украине «сегодня начата целеустремленная дискредитация судей и судов для обеспечения взятия их под контроль». «Дискредитация проводится системно, с использованием властных и информационных ресурсов, с привлечением представителей определенных правоохранительных органов. По всем признакам усматривается политический заказ на такую кампанию. Судебную власть пытаются обвинить во всех существующих в Украине бедах. Но нужно, наконец, понять, что основная причина отечественных проблем — не в судах, а в кризисе управления государством», — заявляет Василий Васильевич.

Глава ВСУ считает, что представителям государственной власти не стоит прибегать к взаимной дискредитации, поскольку, во-первых, вся отечественная власть уже давно и серьезно дискредитирована, во-вторых, ко всем государственным органам уровень доверия граждан одинаков — критически низкий.

Между строк реплики Онопенко читается ответ Президенту, который на днях, комментируя скандальные выборы в Тернопольский облсовет, заявил: «Выборы подтвердили, что судебная ветвь власти приватизирована силой, которую представляет глава Верховного Суда Василий Онопенко. Суды своими решениями сделали попытку лишить людей права избирать власть. Но ни суды, ни политические звезды не имеют права вместо избирателей решать, кто будет в Украине у власти».

Украинцы действительно не доверяют судам. Такие результаты социологического опроса, проведенного специалистами Института им. Горшенина, озвучил накануне руководитель данной организации Кость Бондаренко. Согласно исследованию, более чем три четверти граждан считают: в судах им не защитить свои права. Две трети опрошенных уверены, что решение Фемиды можно купить за деньги, а ответственность за безнаказанность преступников на органы правосудия возлагает больше половины участников исследования.

Наименее коррумпированными властными структурами, по мнению опрошенных, являются Кабинет Министров (8,6%), Секретариат Президента (7,9%) и СБУ (4,2%). Показательно, что самыми коррумпированными украинцы считают те органы, которые как раз должны бороться с коррупцией. Так, милицию считают коррумпированной 54%, а суды — 46,5%. Результаты опроса, по мнению экспертов, свидетельствуют: общество до сих пор воспринимает коррупцию как неотъемлемую часть повседневной жизни.

Но вернемся к парламентско-судебным слушаниям. Их участники признают, что в Украине сформировалась судейская каста, которой все позволено, и обещают принять новый закон о судоустройстве и статусе судей (в частности, речь идет о снятии неприкосновенности).

Все бы ничего, однако есть как минимум одно «но»: президентские законопроекты о статусе судей и судоустройстве пытались вносить на рассмотрение и утверждение ВР еще два года назад. Но дальше первого чтения законодательный воз не тронулся.

В своих законах Виктор Ющенко предложил усилить ответственность судей за принятые незаконные решения, а также упростить процедуру назначения и увольнения служителей Фемиды. Помимо этого, глава государства считает, что в ходе судебной реформы должны появиться и новые специализированные суды: уголовные, гражданские, административные.

По окончании парламентских слушаний законы о судебной реформе могут «на бис» внести на рассмотрение в сессионный зал Рады. Однако когда именно — участники судебных дебатов не уточнили. Вместо этого спикер Владимир Литвин заявил: «Сегодня можно и нужно говорить о дискредитации судебной системы Украины, поскольку суды часто воспринимают как орудие в борьбе между политическими и бизнесовыми конкурентами. В итоге судебная система находится в перманентном кризисе».

В то время как в Верховной Раде искали рецепты лечения судебной системы, под стенами парламента пострадавшие от судебного произвола рядовые жители страны требовали от народных избранников немедленных и решительных действий, в частности отмены судебной неприкосновенности. Украинцы самоорганизовываются в общественные объединения и обещают в пятницу пикетировать парламент, чтобы депутатские слова о перезревшей необходимости проведения судебной реформы трансформировались в реальные законодательные дела. Правда, люди, хоть и настроены решительно, в эффект своих акций верят слабо, дескать, политикам выгоднее иметь своих «приватизированных» судей, которые в нужный момент политического противостояния оперативно вынесут нужное решение. Даже если это решение выглядит нелогичным, а проще говоря — заказным, у судьи есть надежный щит и меч — неприкосновенность. Действующий закон запрещает задерживать судью даже в случае совершения им преступления! Человека в малиновой мантии должны сразу же отпустить после установления его личности. Исключение, опять-таки, Игорь Зварич. Верховная Рада лишила его судейской неприкосновенности, после чего Зварич сбежал. Его, напомним, искали три месяца и нашли на чердаке собственного дома на улице Тарнавского во Львове.

Если не провести судебную реформу сегодня, произвол в этой ветви власти завтра может стать реальной угрозой основам национальной безопасности страны, полагает заместитель генпрокурора Ринат Кузьмин. «Логика законодательства должна быть таковой, чтобы судья был неприкосновенен только при отправлении правосудия. Во всех остальных случаях он должен сидеть в тюрьме за преступления, которые совершает», — говорит он.

Нынче судей назначает Президент и парламент. Глава государства — на первые пять лет, депутаты — пожизненно. Вершить судьбы людей именем Украины может человек, которому исполнилось 25 лет, имеющий трехлетний стаж работы в юриспруденции. Никаких экзаменов — только собеседование... Такая вот нехитрая и, мягко говоря, нестрогая процедура трудоустройства. В этом контексте сложно не согласиться с главой Верховного Суда 2002—2006 годов Василием Маляренко: «Нужны срочные рецепты. А сейчас? А сейчас — какая страна, такие и суды».

Наталия РОМАШОВА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ