Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Как ответить на военную угрозу

Украине необходимо готовиться к войнам будущего: пять приоритетных госпрограмм перевооружения
18 июля, 2019 - 19:09
УКРАИНСКИЙ РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС «ОЛЬХА» / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО СНБО УКРАИНЫ

УГРОЗЫ И СЦЕНАРИИ

Большинство аналитиков сходится во мнении, что в обозримом будущем Россия будет нести прямую военную угрозу. Примечательно, что из представленных11 июля с.г. Минобороны сценариев вооруженного конфликта против Украины наиболее опасным для государства военные разведчики считают создание и развитие Кремлем «внутренней войны». Но и полномасштабное применение Москвой военной силы тоже очень реально. Схожий прогноз военных угроз сделан и негосударственным Украинским институтом исследований безопасности(УИИБ). Его главный штрих: полномасштабную военную операцию с применением ракетных авиационных ударов, с целью превращения Украины в политически подконтрольную России территорию эксперты прогнозируют в том случае, если не пройдет кремлевский план реваншизма. Наблюдая в настоящее время резкую активизацию усилий Кремля по мобилизации внутри Украины антиукраинских политических сил, в УИИБ ожидают новых попыток создания на части территорий Украины зоны хаоса и размаха подрывной деятельности и диверсий. Поражение стратегически важных объектов, создание техногенных катастроф, применение «парамилитарных групп» и частных военных компаний для устрашения населения и искусственного порождения потоков беженцев — сегодня далеко не сказочные иллюзии. Наконец, кровоточащей реальностью является и наращивание интенсивности существующей войны.

Можно ли реально противостоять военным угрозам, для Украины экзистенциональный вопрос. А значит, самое время думать об организации всесторонней защиты Украины.

ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ НА НОВОМ ВИТКЕ СПИРАЛИ

Для начала попробуем обратить внимание на некоторые мировые тенденции.

В условиях возродившейся «холодной войны» в 2019 г. США создали космические войска численностью от 15 до 20 тыс. чел., вслед за ними в середине июля с.г. о намерении перейти к бесконтактной войне заявила и Франция. Не упоминая уже о представлении в этом же июле первой из шести французских атомных подлодок нового поколения с крылатыми 1000-километровыми ракетами. Заметно активизировала перевооружение Германия, имеющая годовой оборонный бюджет в 42 млрд. евро. В феврале 2019 г. CNN со ссылкой на доклад американской военной разведки передал, что Россия и Китай разрабатывают средства, которые угрожают космическим системам США, в том числе лазеры, способные уничтожать американские спутники.

Но не только ракетами, спутниками и самолетами заняты наиболее развитые игроки. В рамках представленной вначале 2019 г. новой Стратегии национальной разведки США попросту ринулись развивать противодействие киберугрозам и усилению критической инфраструктуры, вкладывая неимоверные ресурсы в искусственный интеллект и глобальную автоматизацию. Вашингтон ставит перед собой цели превзойти мир в таких направлениях как возможность использования новых каналов для сбора сведений, их более оперативной обработки и качественной оценки. Еще одна небезынтересная тенденция касается поступательного увеличения численности Сил специальных операций (ССО) с 32 тыс. чел. в 2001 г. до 70 тыс. чел. в 2019 г. Но не только это любопытно. Теперь концепция развития ССО предусматривает работу автономных подразделений по 10—12 чел. по выполнению таких специфических задач как ликвидация информационных коммуникаций, внедрение в соцсети и проведение кибератак. Стоит обратить внимание и на то, что бюджет этих элитных сил на 2019 г. определен в 13,6 млрд. долл., а вот в 2020 г. его планируют увеличить до 165 млрд. долл.

Скромная соседняя Польша ныне рекордно наращивает военный потенциал, реализуя шесть масштабных и еще 10 менее емких программ перевооружения на сумму 50 млрд. долл. до 2026 г.Это закупки боевых самолетов F-35 Lightning II, боевых вертолетов, подводных лодок, партии ЗРК малой дальности с ракетами нового поколения. Уже закуплены ЗРК средней дальности Patriot, заключено соглашение на поставку ракетных систем M142 HIMARS с дальностью поражения до 300 км. Польский акценты: ПВО (целых две программы) и развитие ударной силы на больших дальностях.

На российских амбициях следует остановиться подробнее. До конца 2019 г. в Воздушно-космических силах РФ должно появиться 143 новых летательных аппарата, два полка ЗРС С-400 и первый комплекс С-350 «Витязь». В дополнение к этому — в июне с.г. в РФ официально объявили о начале производства перспективных систем ПРО-ПВО С-500 «Прометей». Летом с.г. Минобороны РФ приняло на вооружение новый ЗРК «Сосна» ближнего радиуса действия для защиты от нападений с воздуха в любых видах боя. Поставки в ВС запланированы на 2022 г., а военные РФ называют фишкой ЗРК полную автоматизацию процесса боевой работы и предельно малое время реакции.

Дальние планы РФ крайне амбициозны. ВКС намерены получить до 2028 г. 76 новых истребителей 5-го поколения Су-57 вместо ранее запланированных 15. Пока, правда, заключен контракт на поставку в 2019-2020 гг.только двух Су-57 с двигателями первого этапа. Но разработчики РФ полезли на поле, которое никогда не возделывали — в разработки тяжелого ударного беспилотника. В 2019-м «Охотник-Б» массой около 20 тонн впервые засветился в сети — фото сделано на одном из российских аэродромов.

В ВС РФ начала поступать принципиально новая техника. В апреле с.г. в войска Западного военного округа поступил комплекс радиоэлектронной борьбы «Палантин». Из отчета ОБСЕ стало известно, что на Донбассе военные РФ испытывают новую систему орбитального подавления «Тирадо-2», которая в этом году только должна поступить на ВС. На юге ВС РФ сформировали первые мобильные антидронные подразделения радиотехнических войск, получившие на вооружение РЛС «Каста 2-2» и автоматизированную систему управления ПВО.

Что касается ударных частей, то еще одна дивизия появится в составе Воздушно-десантных войск России. Решение увеличить ВДВ появилось в феврале с.г., хотя уже ныне РФ имеет четыре таких дивизии и пять бригад.

Не исключено, Москва отчаянно блефует. Американские эксперты поддали критике ее новые ракеты, авторитетный шведский Институт оборонных исследований в марте с.г. пришел к выводу, что преуспевшая в пропаганде Россия попросту завышает характеристики ЗРС С-400. И что дальность полета противоракеты пресловутого «Триумфа» составляет 150-200 км вместо заявленных 400 км, а при перехвате низко летящей крылатой ракеты этот показатель вообще не более 20 км. И что есть проблемы с новым боевым самолетом. Потому что свой первый полет Су-57 провел еще в 2010 г., а за семь лет было изготовлено только 12 машин. Да и Минобороны РФ, несмотря на 20-процентные закупочные скидки, не планирует закупать их массово — до 2027 г.приобретут лишь 12 машин, из которых только две последних будут серийными... Тем не менее, если кто-то начнет сопоставлять военные возможности агрессора с картинно передаваемыми президентом Порошенко партиями отремонтированной бронетехники, то вряд ли статист будет объят эйфорией по поводу оборонного потенциала защищающейся страны. Да, в ВСУ восстановлены почти все дивизионы ПВО советского производства, идет модернизация самолетов Су-27, Су-25, МиГ-29, вертолетов Ми-8 и Ми-24. Да, есть и новые РЛС, беспилотники, ПТРК... Все это хорошо действует в рамках нынешней войны, но не решит задачи войны будущего...

В программах наиболее подготовленных армий во главу угла поставлена управляемость войск и развитие возможностей ударов на дальних подступах. А лидеры занимаются опережением в управлении и реагировании, атаках в специфических информационно-коммуникационных областях и выведением на поле боя искусственного интеллекта.

УКРАИНСКИЙ «КОМПЛЕКС МЕР»

Невооруженным взглядом видно, что у ВСУ в их нынешнем виде нет возможности противостоять глобальному вторжению. Увы, пять лет войны силы обороны готовили к реагированию на «донбасский сценарий». Не желая признавать, что он может рассматриваться лишь как «прелюдия» масштабной войны. Тем не менее, войну, как известно, выигрывают не армии, а народы. И тут преимущество на стороне Украины. Только им необходимо правильно распорядиться.

УИБД разработал механизмы уменьшения военных угроз. В условиях, когда наращивание численности ВСУ и механизированных группировок не сработает. Комплекс из силовых и невоенных возможностей предусматривает уход от линейного наращивания численности ВСУ, пересмотр содержания мобрезерва, ревизию взглядов на развертывание Войск территориальной обороны. Но еще больше необходима ревизия перевооружения ВСУ. Провозглашаемое нами ранее развитие асимметричных возможностей — в виде, мощного ракетного щита сдерживания и отменно оснащенных Сил специальных операций никто не отменяет. Но в условиях существенных ограничений для наращивания боевого потенциала Украина должна иметь краткосрочные и среднесрочные планы, а также планирование на дальнюю перспективу.

Как подсчитали в УИИБ, суммарно РФ способна произвести до 3000 пусков ракет. При этом эксперты института склонны считать, что более 60% военных объектов, баз сосредоточения вооружений, арсеналов и подобного кремлевские оккупанты будет пытаться уничтожить или нейтрализовать при помощи диверсионно-разведывательных групп и спецназа. Что Украина может противопоставить развернутой военной машине кремлевского хищника? Выделяя на перевооружение ВСУ не более 600 млн долл. в год. Имея такие циклы реализации новых серийных производств, что массовое перевооружение может реально начаться только к 2021-22 гг. И в каких объемах, если мы говорим о ракетах «Нептун» и «Ольха», средствах ПВО, и даже танках?

В рамках одной статьи невозможно изложить всю концепцию УИИБ, охватывающую изменение парадигмы развития ВСУ, в частности, снижение расходов на содержание ВСУ с нынешних 72—76% оборонного бюджета как минимум, до 60%, формирование территориальной обороны, идеологию рассредоточения сил и средств (и даже выноса их за пределы Украины) и т.д. Но одну из наиболее важных задач — ревизию приоритетов перевооружения в контексте краткосрочного  и среднесрочного планирования, — коротко осветить все же можно.

В частности, речь о необходимости определить разнесенные во времени по реализации три — пять приоритетных государственных программ, которые позволят уже в течение следующих двух-трех лет существенно повысить боевой потенциал государства.

Выше уже обращалось внимание читателя на то, что эволюция современных боевых систем, материалов и средств обработки информации создало условия для того, чтобы войны будущего стали сетецентрическими — когда все боевые элементы объединены в единую информационно-ударную систему. Именно эта тенденция, а также упомянутые циклы разработок и серийного производства вооружений, требует выстроить иерархию приоритетов перевооружения таким образом, чтобы развитие армии предусматривало совершенствование управляемости, развитие возможностей обнаружения, подавления и поражения противника, а также обеспечение жизнестойкости сил обороны. В целом Украине следует немедленно прекратить готовиться к войнам прошлого, развернув подготовку к будущим войнам. Это трансформируется в следующие приоритетные госпрограммы перевооружения.

ГОСПРОГРАММА НОМЕР ОДИН — СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ. Она должна включать создание единой автоматизированной системы управления (ЕАСУ) ВСУ, а в дальнейшем — ЕАСУ сил обороны Украины с важнейшими смежными элементами этой системы действенными, защищенными средствами связи, киберзащитой сетей, критической инфраструктуры и развитие телекоммуникаций.

Конкуренция современных армий является прежде всего конкуренцией систем управления в возможностях реагирования на военные сценарии. Кстати, трагические события нынешней российско-украинской войны — под Иловайском и под Дебальцево, — ясно указывают, что именно проблема управления войсками оказалась ключевой. Это предусматривает внедрение современных информационных технологий в управление войсками, боевыми средствами и оружием. Все составляющие ЕАСУ проектируются с учетом требований интегрированной информационной среды — это принципиальное требование, без реализации которой внедрения ЕАСУ сил обороны не может быть эффективным. При этом внедрение ЕАСУ ВСУ на 30—40% улучшит реагирование на вооруженную агрессию и обеспечит своевременное развертывание (огневую реакцию) в ответ на наступление войск противника. Кроме того, позволит существенно снизить потери личного состава ВСУ во время столкновений и огневых атак украинских подразделений. Даже тестирования элементов будущей ЕАСУ свидетельствует о возможности «прохождения» и реализации решений военного руководства в 12 раз быстрее, чем сейчас (рост темпов принятия решений от нескольких часов до нескольких минут).

Украина входит в число мировых лидеров по разработкам программного обеспечения, поэтому этот приоритет является наиболее приемлемым и возможным для достижения даже в условиях финансового дефицита. Например, стоимость комплекса средств автоматизации для штаба отдельной механизированной бригады практически тождественна стоимости всего одной БМП, а эффект от ее оснащения повышает уровень бригады на 15—20%, что сопоставимо с 1—2 дополнительными батальонами.

В Украине уже есть значительные наработки в этой сфере, которые прошли успешную апробацию на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях. Разработана конструкторская документация (в том числе базовое специальное программное обеспечение), которая позволяет изготавливать комплексы средств автоматизации, как в стационарном, так и в полевом исполнении. Все комплексы разрабатывались по модульному принципу на базе типовых решений, что позволяет использовать их не только в военной сфере, но и для кризисного реагирования и создание системы ситуационных центров.

ГОСПРОГРАММА НОМЕР ДВА. РАЗВИТИЕ И СОЗДАНИЕ СОВРЕМЕННЫХ СИСТЕМ РАДИОЭЛЕКТРОННОЙ РАЗВЕДКИ (РЭР) И РАДИОЭЛЕКТРОННОЙ БОРЬБЫ (РЭБ), СОВРЕМЕННЫХ СИСТЕМ ОБНАРУЖЕНИЯ, НАВЕДЕНИЯ НА ЦЕЛЬ, СРЕДСТВ ПОДАВЛЕНИЯ. Анализ элементов войн нового поколения свидетельствует, что существует приоритетность формирования разведывательно-ударных сетей и автоматизированных сетей защиты, в рамках применения которых время между обнаружением цели и ее автоматическим поражением сводится к самому минимуму.

Анализ перевооружения РФ и проведения страной-агрессором боевых испытаний новейших боевых систем и новейшего оборудования указывает на акцент противника именно на развитии этой компоненты. Кроме того, ряд отечественных предприятий ОПК уже имеет довольно значительные наработки, которые, при условии создания и реализации соответствующей госпрограммы могли бы обеспечить существенный скачок Украины в производстве по обеспечении ВСУ этими компонентами. Важным дополнением является факт, что, как и в отношении первой предлагаемой программы, цикл производства таких систем составляет несколько месяцев. В отличие, скажем, от ракет, средств ПВО или танков, где цикл превышает год, а иногда и полтора.

ГОСПРОГРАММА НОМЕР ТРИ — РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ ПВО. Анализ военных угроз свидетельствует о постоянном наращивании Россией потенциала для ведения против Украины масштабной войны четвертого поколения и выше. При этом именно способность результативного сопротивления «атакам с воздуха» (самолетам, ракетам, вертолетам) может обеспечить отказ агрессора от такой модели войны.

Украина уже осуществила существенные шаги в направлении модернизации средств ПВО советского производства и фактически перешла в активную фазу разработки собственного ЗРК среднего радиуса действия. В этом контексте выглядит логичной и необходимой непрерывная и системная дальнейшая работа, может обеспечить разработана и принята многолетняя программа. Эта программа выведена не первой, а третьей, лишь по одной причине — Украина не имеет возможности произвести (модернизировать) в течение 1—2 лет всю систему ПВО. Но вместе с ракетными программами создание и производство средств ПВО может считаться наиболее важным приоритетом среднесрочного планирования. Кроме того, на нынешнем этапе нет сомнений, что именно на обеспечение этого элемента боевого потенциала страны должны направляться усилия политиков, дипломатов и спецслужб. А именно, в контексте развития высокого уровня двустороннего сотрудничества Украины и США получить на условиях отсроченных расчетов (или в виде военной помощи) современные американские ЗРС Patriot и истребителей F-16.

ГОСПРОГРАММА НОМЕР ЧЕТЫРЕ — РАЗВИТИЕ ВЫСОКОТОЧНЫХ СРЕДСТВ ПОРАЖЕНИЯ. Это важнейшие подпрограммы создания ракетного щита сдерживания. Учитывая в целом положительные результаты реализации данной программы (прежде всего, проекты «Нептун», «Ольха», создание и производство ПТРК ГосККБ «Луч») специалисты УИБД определили данный приоритет четвертым, а не первым, как раньше. Ракетные программы могут быть отнесены к среднесрочной перспективе — поставки ракетных комплексов «Ольха»(РСЗО), «Нептун» (КР наземного, воздушного и морского базирования) и, не исключено «Гром-2» (ОТРК). И к долгосрочной перспективе — поставки РСЗО «Ольха-М» (с увеличенной дальностью до 130 км), поставки новых крылатых ракет на базе технологии «Нептун»дальностью 1000 и более км. В контексте развития отечественных средств поражения стоит сосредоточиться на доведении проекта 524Р для боевых вертолетов (комплекс управляемого вооружения вертолетом, где интегрированы отечественные управляемые ракеты дальностью около 8 км). Заслуживают внимания и дальнейшие разработки КБ «Южное» — НПО «Южмаш». Главными козырями указанных разработок и производства ракетных средств поражения является возможность Украине создавать такие средства поражения самостоятельно, без участия иностранных партнеров. Это обеспечит устойчивое развитие на перспективное будущее и реализацию возможности увеличить дальность ракет — до 1500 км, до уровня РМСД (согласно принятой классификации, баллистическими ракетами средней дальности считаются ракеты дальностью действия 1000 и более км). Именно такое оружие способно в будущем обеспечить формирование Украине ракетного неядерного щита сдерживания внешней агрессии. Но на реализацию таких проектов необходимы не только политическая воля лидеров государства и ресурсы, но еще и время. Если в разработке «Ольхи» был совершен своеобразный рекорд — ГККБ «Луч» реализовало проект за два года, — то на более сложный и более емкий ракетный проект потребуется еще не менее 3—4 лет (с запуском серийного производства ракет дальностью 1000 и более км). Тем более что необходима еще и международная политическая поддержка — нынешний Режим контроля за ракетными технологиями позволяет Украине создавать ракеты только до 500 км.  

ГОСПРОГРАММА НОМЕР ПЯТЬ — РАЗВИТИЕ БЕЗЭКИПАЖНЫХ ПЛАТФОРМ И РОБОТОТЕХНИКИ. Хотя это проекты дальнесрочного планирования, они крайне необходимы в условиях неизменного курса России на поглощение Украины. Как минимум, ближайшее десятилетие Москва будет угрожать разрушением Украинской государственности. Между тем, анализ современных тенденций развития современных армий свидетельствует об акцентах на создание боевых безэкипажных платформ различного базирования (воздушного, наземного, морского) и современных боевых роботов с различными функциями. Украина не имеет права отставать от таких тенденций, особенно, с учетом имеющихся, довольно весомых наработок. Своевременный переход Украины и безэкипажных ударные системы (платформы) позволит в будущем создать и развить ВСУ до уровня наиболее технологичных и оснащенных армий мира. Особый акцент здесь имеет применение новой идеологии — постепенного перехода мира от применения боевых самолетов к применению ударных (разведывательно-ударных) беспилотных авиационных комплексов (БАК). Учитывая, что Украина не производила боевых самолетов, именно такие разработки способны стратегически усилить Украины через интеграцию в новые БАК уже разработанных ракетных средств поражения.

И еще один аргумент в пользу всех обозначенных направлений развития вооружений. Все эти затраты даже в случае позитивных геополитических изменений и минимизации военной агрессии России не станут ресурсами, выброшенными государством впустую. Все программы тесно соприкасаются с миром новейших технологий, все они направлены на технологическое усиление державы, укрепление позиций на международной арене и мировом рынке вооружений. 

Валентин БАДРАК, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения, член Правления Украинского института исследований безопасности

Владимир ГОРБУЛИН, первый вице-президент Национальной академии наук Украины, глава Наблюдательного совета  Украинского института исследований безопасности, академик

Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments