Два крыла, которыми возвышается человеческий дух в бескрайние просторы, - это вера и наука.
Иосиф Слепой, украинский церковный деятель, предстоятель Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Повод для самоанализа

Что может быть настоящей платформой единства для украинцев на свободных и оккупированных территориях Украины?
20 ноября, 2019 - 17:47
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

21 ноября — День достоинства и свободы: 6 лет с начала Евромайдана и 15 лет с начала Помаранчевых событий. Эти даты с расстояния времени еще больше заставляют задуматься и проанализировать — в правильном ли направлении мы двигаемся, учитывая те восстания и события, которые у нас состоялись.

Сразу следует очертить причины, по которым люди массово вышли на улицу в 2004 и 2013 гг. В сущности, помаранчевый майдан собрался против системы, которую выстроил в течение десяти лет президентства Леонид Кучма (а до этого, во времена Леонида Кравчука, еще полтора года был премьером с широкими полномочиями). Второму президенту не удалось сделать своим преемником Виктора Януковича, однако ему удалось договориться, в частности с помощью европейских друзей (тогдашний президент Польши Александр Квасьневский позже станет главой правления Ялтинской европейской стратегии), и гарантировать себе безопасность в течение каденции президента Виктора Ющенко. Пятилетка последнего закончилась тем, что к власти пришел Виктор Янукович, которого Кучма в свое время назначал главой Донецкой ОГА и премьером страны. Однако Янукович, как известно, не досидел до конца своего срока — произошли известные и трагические события Евромайдана.

В действительности, два майдана добились своего — политические режимы Кучмы и Януковича были сменены. К власти пришли другие люди. Однако не удалось сделать главное — изменить «глубинное государство», старую кланово-олигархическую систему, менялись лишь лица. Как неоднократно мы писали — и в 2004-м, и в 2014-м победили «сцены Майдана», а не «люди Майдана». Более того, подпитывая исторические травмы украинцев, которые в свое время сама Москва и создала, Россия использовала Евромайдан, чтобы ударить по Украине, оккупировав Крым и часть Донбасса. Поэтому на сегодняшний день мы имеем не просто массу нерешенных внутренних проблем, но и внешнюю агрессию. 

События последнего года, когда в Украине полностью сменилась власть, принято называть «электоральным майданом». Это, конечно, намного лучше, чем пылающие шины, однако также свидетельствует о том, что украинское общество тотально не доверяет старому политическому классу как таковому и готово делегировать власть неофитам в политике. Собственно, это также стало поиском возможности сломать систему, просто эти возможности с каждым разом сужаются. С одной стороны, по словам экспертов, события 2004 г. и 2013—2014 гг. сделали украинское общество более сильным и зрелым. Действительно, если исходить из базовых понятий демократии, мы намного ближе к западным обществам, чем те же Россия или Беларусь, да и большинство постсоветских обществ. С другой стороны, за годы независимости украинское общество так и не смогло организоваться в возможность представлять свои интересы в политике, фактически делегируя это право популистам и политическим проектам, которые отстаивали интересы своих лидеров и разных кланов.

В действительности, нашему постколониальному и постгеноцидному обществу есть куда расти. Разобраться с внутренними и внешними проблемами, которые существуют сегодня, — это настоящий вызов для украинцев. В том числе и проанализировать свою ответственность во время разных бурных и спокойных событий. Мы обратились к нашим экспертам с вопросами: Что для вас годовщина двух майданов? Как вы оцениваете развитие страны — достигли ли они своих целей? А главное — что может быть настоящей платформой единства для украинцев на свободных и оккупированных территориях Украины?

ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА

«ОБА МАЙДАНА — ЭТО НАЧАЛО СЛОЖНОГО И ОЧЕНЬ БОЛЕЗНЕННОГО ПРОЦЕССА ДЕИМПЕРИАЛИЗАЦИИ УКРАИНЫ»

Вячеслав ГУСАКОВ, журналист, Херсон (бывший житель Луганска):

— По моему мнению, оба Майдана — это начало сложного и очень болезненного процесса деимпериализации Украины, ее отрыва сначала от «Единого могучого», а затем — от «единой и неделимой». Украинцы таким путем осознают себя как самодостаточную нацию вне того «славянского братства» и «единства трех славянских народов», которые навязываются из Москвы.

Если говорить о помаранчевых событиях, то их значение прежде всего в том, что с 2004 года Москва перестала быть столицей Украины де факто, каковой, к сожалению, была и после 1991 года. Впервые украинцы самостоятельно приняли кардинальное решение касательно пути развития своего государства.

Потом было разное, в том числе и разочарование, и очень трагические ошибки, и откровенное предательство. Но все это не перечеркнуло главного — заражения Украины вирусом свободы выбора народом своего пути. Пути трудного, но — единственно возможного для развития. И тяжесть этого пути мы очень и очень четко осознали в 2014 году, когда после Революции достоинства начались необратимые процессы, которые окончательно обозлили Кремль, который бесповоротно терял Украину.

О пути, от которого мы, к счастью, отошли, очень хорошо когда-то сказал в одном из интервью писатель Борис Акунин, который с 2014 года живет в Лондоне.

Он отметил, что Россия практически отказалась от европейского цивилизационного пути развития, при котором каждому человеку предоставляется максимум возможностей для самореализации и саморазвития: в культуре, бизнесе, политике, в любой другой сфере деятельности. И в совокупности все эти успешные люди формируют успешное государство. В России такая частная инициатива подавлена, государством создаются все условия, чтобы у такой инициативы не было ни малейшей возможности развиваться.

И именно по европейскому цивилизационному пути пошла Украина, особенно — с 2014 года. Да, пошла, переживая очень трудные времена, но альтернативой был тупик.

Что касается реинтеграции оккупированных территории, то это вопрос крайне тяжелый и многоаспектный. Конечно, на оккупированных территориях есть люди, которых не придется реинтегрировать, они ждут деоккупации и с радостью ее встретят. В то же время таких людей там не очень много.

Но немного и жестких сторонников России. Да, они по большей части активны в традиционных и социальных медиа, поэтому складывается впечатление об их господстве в публичном пространстве. Но реальность — всегда иная.

Большинство людей — рядовые граждане, которые не претендуют на места лидеров мнений, которые просто хотят нормально, спокойно жить. И создание для таких людей условий, в которых они не будут чувствовать себя неуютно, — залог нормальной реинтеграции оккупированных территорий после их деоккупации. Если государство будет проводить вменяемую, сбалансированную политику (не позволять провокаторам извне раскачивать ситуацию и самой не делать глупости), реинтеграция будет успешной.

«ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛЕЙ МАЙДАНА ДОЛЖНА БЫТЬ КОНЦЕНТРАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ»

Игорь ТОДОРОВ, профессор Ужгородского национального университета:

— Для меня лично это, безусловно, значительные даты нашей новейшей истории! По моему мнению, это были откровенные, хотя и несколько наивные попытки креативного меньшинства избавиться от «совка», внедрить европейские ценности и отказаться от российского наследия.

В известной мере оба Майдана достигли своих целей: сохранился суверенитет Украины, было подписано и ратифицировано Соглашение об ассоциации с ЕС, состоялся отказ от «внеблоковости», в Конституции закреплено европейское и евроатлантическое призвание Украины, начались реальные реформы, улучшился имидж Украины в мире. Однако, в то же время, не были наказаны предатели Украины (включая тех, кто стрелял и отдавал приказы стрелять на Майдане), не удалось избавиться от зависимости от России, имплементация Соглашения об ассоциации с ЕС тормозится, не состоялась реальная люстрация, ЕС и НАТО оказались неспособными постичь смысл нашей Революции Достоинства.

Для достижения целей Майдана должна быть концентрация политической воли ради реальной интеграции в ЕС и НАТО, расторжение дипломатических отношений с Россией, системное наказание предателей. Однако все это, к сожалению, опять на повестке дня. Победа  Владимира Зеленского на президентских выборах и т.н. партии «Слуга народа» на парламентских выборах имеет признаки временной победы Антимайдана и агрессивно «послушного» большинства.

В этом контексте, как ни банально это звучит, настоящей платформой единства для украинцев на свободных и оккупированных территориях Украины может быть свободная, демократическая, соборная Украина как самоценность!

Креативное и пассионарное меньшинство из-за угрозы капитуляции перед Россией, как и во время Помаранчевой революции и Революции Достоинства, способно и должно победить!

«ЕДИНОЙ ПЛАТФОРМОЙ ДЛЯ ОБЪЕДИНЕНИЯ УКРАИНЦЕВ МОЖЕТ СТАТЬ ПОБЕДА В ВОЙНЕ»

Юлия ПАЧЕС, кандидат исторических наук, преподаватель Донецкого национального университета имени Василя Стуса:

— Ноябрьские события 2004 и 2013 годов — это прежде всего проявление гражданской позиции украинского народа. Если в 2004 году гражданское общество Украины только зарождалось, а Помаранчевая революция была возглавлена политиками, то в 2013 году состоялся качественный прыжок в развитии гражданского общества — инициатива Евромайдана зародилась среди представителей не политикума, а именно общественности — журналистов, блогеров, людей разных профессий и возраста, но с четкой гражданской позицией. Эти даты для меня — о свободе — той, которую нельзя отобрать, той, которая в истории предков, той, которую нужно передать потомкам. Это о свободе выбора.

Достигли ли два Майдана своих целей? Вопрос сложный и зависит от того, у кого какие были цели. Украинцы, которые день и ночь, рискуя своим здоровьем и жизнью, стояли на площадях — имели цель отстоять право свободы выбора, сменить власть, повернуть развитие Украины. Однако после обоих Майданов нас ожидало разочарование, потому что политические элиты не обновлялись, а просто временно меняли свои позиции. Более того, после Майдана 2013—2014 годов вообще произошли события, которых никто из майдановцев не хотел и не предполагал. Когда критическая масса людей в обществе находится в состоянии разочарования и переоценки своих ценностей, наступает общественная аномия. Так было в 2005 году, так мы живем в настоящий момент в постмайданной Украине с аннексированным Крымом и войной на Востоке.

Но надо отметить, что оба Майдана в известной мере стали катализатором и позитивных изменений. Именно после 2004 года усиливается украинская идентичность — мы начинаем углубляться в историю Украины, стремимся найти свою историческую правду без примесей польского мессианства или российского империализма, интересуемся украинской культурой, возрождаем национальные праздники. После 2014 года — начинаем ценить слово «свобода», оно приобретает особый смысл в системе ценностей украинцев — особенно для тех, кто ежедневно защищает свободу в окопах, для тех, кто покинул свой Донбасс и выбрал Украину, для тех, кто ежедневно большими и малыми делами приближает победу. Поэтому сегодня единственной платформой для объединения украинцев может стать победа в войне, победа свободы выбора в собственном государстве.

Иван КАПСАМУН, «День»; Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», Винница; Иван АНТИПЕНКО, «День», Херсон; Василий ИЛЬНИЦКИЙ, Ужгород
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ