Истина — пробный камень самой себе и лжи.
Бенедикт Спиноза, нидерландский философ, ученый, политический и религиозный мыслитель

Шаг за Киевом

«Если церковь хочет быть поместной, она должна опереться на верующих», — эксперт
17 октября, 2018 - 10:28
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Москва не изменила своим традициям и пошла путем раскола. Им не привыкать.  Вспомним февраль 1996 года, когда после принятия Вселенским патриархом Варфоломеем Эстонской апостольской православной церкви под свою каноническую юрисдикцию, Священный синод РПЦ постановил «прекратить каноническое и евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом..., а также прекратить молитвенное упоминание Константинопольского патриарха по диптиху предстоятелей поместных православных церквей».

Или 1991—1992 гг., когда Москва не просто отказала в предоставлении автокефалии Украинской православной церкви во главе с Филаретом, а отстранила последнего от руководства, организовав параллельный собор в Харькове, где объявила митрополитом Владимира (Сабодана). Так было расколото украинское православие, не говоря о более ранних действиях РПЦ по подчинению себе Киевской митрополии.

Поэтому последние решения Константинопольской церкви как раз были направлены на лечение украинского православия, а не на его подчинение, как это постоянно делала и делает Московская церковь. Напомним, что Синод Константинопольской церкви на прошлой неделе принял следующие исторические решения (из ФБ Архиепископа УПЦ Киевского патриархата Евстратия (Зори):

• 1. Подтвердить уже принятое решение о том, чтобы Вселенский Патриархат приступил к предоставлению автокефалии Церкви Украины.

• 2. Возобновить состоянием на сегодняшний день Ставропигию Вселенского Патриарха в Киеве, одну из его многих Ставропигий в Украине, которые всегда там существовали.

• 3. Принять и рассмотреть просьбу об апелляции от Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей, которые оказались в схизме не по догматичным причинам, в соответствии с каноническими прерогативами Константинопольского патриарха получать такие обращения от иерархов и других священнослужителей их всех Автокефальных Церквей. Таким образом, упомянутые выше лица были канонически обновлены в своем епископском или священническом сане, также было возобновлено сопричастие их верующих с Церковью.

• 4. Упразднить обязательство Синодального листа 1686 года, изданного при обстоятельствах того времени, что предоставлял в порядке икономии право Патриарху Московскому рукополагать Киевского митрополита, избранного собором духовенства и верующими его епархии, который должен был вспоминать Вселенского Патриарха как своего Первоиерарха при любом богослужению, провозглашая и подтверждая свою каноническую зависимость от Матери-Церкви Константинополя.

• 5. Обратиться ко всем привлеченным сторонам с призывом воздерживаться от захвата церквей, монастырей и другого имущества, а также от любых других насильственных действий и мести, чтобы побеждали мир и любовь Христа».

Но, похоже, спровоцировать «насильственные действия» и показать на весь мир «кровавую картинку», о чем постоянно заявляют сами представители РПЦ, является одной из целей Москвы. Следовательно, после решения Константинополя Московская церковь впервые решила собраться на заседание Синода в Минске. Многие начали спрашивать себя — почему? В первую очередь, потому что Россия и Беларусь имеют союзное государство. Это проявляется не только на государственном, но и на церковном уровне. Белорусская православная церковь фактически сразу поддержала решение Синода РПЦ.

«Принятие в общение раскольников и подданного анафеме в другой Поместной Церкви лица со всеми рукоположенными ими «епископами» и «клириками», посягательство на чужие канонические территории, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств — все это выводит Константинопольский Патриархат за пределы канонического поля и, к большой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами, — идет речь в заявлении Московской церкви (patriarchia.ru). — Отныне и в дальнейшем до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в Таинствах, которые осуществляются в ее храмах».

На какие еще шаги может пойти Москва, ведь как показывают события, задействуется не только РПЦ, но и Кремль? Буквально на следующий день после принятия решения Константинополем, президент России Владимир Путин провел совещание с постоянными членами Совета безопасности РФ, на котором обсуждались внутренние дела Украинской Православной Церкви. По словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, Путин и члены Совбеза РФ обменялись «мнениями о состоянии Русской православной церкви в Украине после известного решения Константинопольского патриархата» (tass.ru).

«Думаю, прерывать евхаристическое общение с Константинополем другие православные церкви не будут, — комментирует «Дню» народный депутат Виктор Еленский. — Даже те, кто поддерживает Москву. Скорее, отдельные церкви будут настаивать на Всеправославном совещании или Соборе, а Константинополь будет отвечать им, что это его прерогатива собирать совещания, синаксисы, и что этот вопрос вообще мог быть обсужден на Большом и Святом Всеправославном Соборе 2016 года на Крите. Но Москва сама настояла на том, чтобы исключить вопрос автокефалии Украинской Православной Церкви из повестки дня, а затем вообще не приехала на Крит».

По всему видать, что противостояние Константинопольского и Московского патриархатов будет набирать обороты. Последнему есть что терять — и статусно, и количественно, и территориально. «Константинополь-Царьгород-Стамбул издавна не давал покоя известным российским деятелям имперского калибра, — пишет в Слове к читателям в книге газеты «День» — «Возвращение в Царьгород» (2015 год) — главный редактор «Дня» Лариса Ившина. — Однако, когда к истории и наследию Византии (как и Киевской Руси) обращается Россия, то это превращается в безуспешное стремление найти то, чего нет. Для Украины же это — наилучший путь познать себя».  

А это уже большая работа над собой самих граждан, ведь только будучи вооруженными знаниями о своей идентичности, истории, церкви, можно быть стойкими к спекуляциям. «В настоящее время для РПЦ самое главное — удержать УПЦ Московского патриархата, и именно в этом направлении они будут прилагать большие усилия», — говорит Виктор Еленский. «Как только где увидите людей, которые будут призывать взять силой лавру, монастырь или храм, знайте, это — московская агентура. И мы не позволим Кремлю разжечь религиозную войну внутри нашего государства», — заявил Президент Украины Петр Порошенко во время участия в воскресном молитвенном мероприятии за Украину.

Кроме противостояния Кремлю, важно провести внутреннюю работу. Главный вопрос сегодня — это объединительный Архиерейский собор представителей трех украинских православных церквей, которые подписали обращение к Вселенскому Патриарху. Они и должны избрать предстоятеля единой поместной церкви. И только потом предусматривается получение Томоса. Следующий вопрос — Верховная Рада должна, наконец, принять ряд законодательных решений, которые бы сняли определенные барьеры и облегчили объединение украинского православия. И третий момент. «Сейчас самое главное — изменить сознание людей, ведь у них в головах много мифов. Должна быть инициатива государства, чтобы работали социальные психологи, эксперты, которые будут объяснять людям, что означает этот шаг и что он нам даст, — считает Людмила Филипович, заведующая отделом истории религий и практического религиоведения отделения религиоведения Института философии НАН Украины. — Если церковь хочет быть поместной, она должна опереться на социальную прослойку, на верующих».

Иван КАПСАМУН, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments