Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

«Украинский язык пережил Екатерину II, поэтому переживет и Януковича с Колесниченко»

Донецкий адвокат Дмитрий КОРОБКО хотел подавать массовые иски против «языкового» закона, однако его никто не поддержал
16 августа, 2012 - 11:53
ДМИТРИЙ КОРОБКО

Донецкий адвокат Дмитрий Коробко неоднократно защищал донецкую общественность в суде, отстаивая права потребителей и профсоюзов. Коробко уверен, что лучшие виды борьбы — в пределах закона и Конституции.

— Пан Дмитро, после принятия «языкового» закона Одесса уже сделала русский язык региональным. Будет ли следующим Донецк? Какое ваше личное отношение к данному закону?

— Абсолютно негативное. Не только потому, что принимался он с большими нарушениями. Я против потому, что данный закон имеет две цели: набирание баллов Партией регионов и натравливание украинцев из разных регионов друг на друга. Принимая данный закон, никто не думал о государстве. Я живу в Донецке и знаю, какая здесь ситуация. Люди разговаривают на том языке, на котором хотят. Никто никаким законом это не изменит. И русский язык здесь никоим образом не притесняется. Поэтому для данного закона не было никаких оснований. Ждать ли что-то вроде одесской ситуации? Возможно.

— Планировали ли бороться с законом собственными силами? Прибегали ли к каким-то действиям?

— Сначала у меня было желание написать массовые иски, когда ещё данный закон разрабатывался. Однако меня никто здесь не поддержал. Мы реально ничего не можем сделать и ничего не можем противопоставить этой власти. Поэтому я решил, что если бороться в конституционном поле у нас не выходит, а в неправовом поле я делать этого не желаю, эти мои мысли останутся мыслями.

— А почему люди отказались поддержать?

— Я предлагал это своим друзьям, знакомым, которые поддерживают идею одного государственного языка. Не стоит думать, что они отказались из-за того, что боялись. Кто-то считает, что это ничего не даст, кто-то «идёт по китайскому пути», считая, что лучше подождать и увидеть, что будет. Было много причин, и я всех их понимаю. Если бы этих исков были сотни, тысячи, то возможно бы, власть обратила бы на них внимание. Она бы просто не могла бы не отреагировать на то, что люди абсолютно законным путём посылают жалобы.

Законы в Украине очень легко меняются. Как мы видим, даже Конституция. Поэтому я не волнуюсь относительно данного закона. Украинский язык и украинская культура пережили и не такое. Они пережили Екатерину ІІ, потому переживут и Януковича с Колесниченко. И язык никуда не денется, пока мы будем воспитывать детей на украинских традициях и культуре.

— В Днепродзержинске на одном из рекламных щитов поместили плакат, где была изображена бабушка с котом и подпись: «Узнала, что внук голосовал за Партию регионов и переписала дом на кота». Он вызвал волну возмущения днепропетровской областной власти. Является ли это законной рекламой? И является ли это «правильной» борьбой с ПР?

— Мне кажется, это полностью соответствует традициям культуры смеха украинцев и является прямым подражанием тому, что делали Сковорода и Котляревский. Ничего незаконного в размещении таких плакатов нет, и прямой агитацией это не является. Большой роли эти плакаты не играют, даже если их разместить по всей Украине. Лучшая реакция Партии регионов на такие поступки — это отсутствие реакции. Ведь своей реакцией на такие вещи они лишь делают себе антирекламу.

Способы борьбы, переходящие в область смеха и юмора, заменяющие страшное на смешное, всегда были интересными и меткими. Как по мне, это очень неплохой способ.

— Могут ли такие плакаты появиться, например, в Донецке? Ведь была история с плакатами арбитра Виктора Кашшаи, где каждый желающий мог написать о нём все, что он думает. И тогда городской голова Донецка заявил, что они не должны отвечать за рекламу, ведь «у нас по закону отвечать за рекламу должен рекламодатель». Встретили ли бы такие плакаты сопротивление со стороны общества или власти?

— Не стоит недооценивать Донецк в этом плане. Здесь не все поддерживают законы, которые подписывает власть. И таких людей достаточно. Здесь люди прямые и часто можно услышать относительно чиновников не очень мягкие русские выражения.

Плакаты возможны. Но они были бы недолго. Мы помним историю о том, как задержали ребят с листовками, где было написано о прошлом президента «Широка страна моя родная. Много в ней лесов. полей и рек. Я другой такой страны не знаю, президент которой бывший зек». Их тогда «спаковали» и затянули в милицейский участок (см. «День» №64, среда, 11 апреля 2012). А учитывая то, что сейчас идёт предвыборная кампания, будут найдутся люди, которые будут ограничивать права граждан. Это не обязательно будут первые лица или кто-то из высшего руководства. Это могут быть рядовые ППС-ники, которые возжелают «заработать звёздочку».

Екатерина ЯКОВЛЕНКО, Донецк
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ