Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Бердяевы

1 марта, 2013 - 11:26
НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ БЕРДЯЕВ / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ
ГЕРБ БЕРДЯЕВЫХ

Знаменитый философ XX в., один из первых представителей экзистенциализма — Николай — и его старший брат, поэт, прозаик, переводчик Сергей Бердяевы, уроженцы Киева, принадлежат к четвертому поколению украинской ветви этого российского рода.

Первым на Киевщину попал генерал-поручик Николай Михайлович Бердяев. Именно он получил в 1797 г. от императора Павла I половину местечка Обухов в Киевском уезде. В этом имении было 3562 десятины земли и более тысячи крепостных, что позволило его владельцам уверенно смотреть в будущее.

Однако в круг правобережной аристократии Бердяевы вошли не благодаря Обухову, так как эта собственность была ничтожной на фоне огромных латифундий, в которых жили десятки, а в некоторых даже сотни тысяч крепостных, мелкой шляхты и евреев. Такие имения приносили миллионы золотом в год и позволяли, в частности, содержать роскошные резиденции. Николай Александрович писал об одной из таких, как тогда говорили, фортун: «На окраине Белой Церкви была Александрия, летний дворец Браницких, с одним из лучших парков не только России, но и Европы. (...) Белая Церковь и Александрия представляли настоящее герцогство, с двором, с неисчислимым количеством людей, питавшихся вокруг двора, с огромными конюшнями породистых лошадей, с охотами, на которые съезжалась вся аристократия Юго-Западного края. За обедом давали до пятнадцати утонченных блюд». Добавим — когда Бердяевы радовались щедрому подарку императора, графам Браницким принадлежали в Киевской и соседних губерниях свыше двухсот сел и несколько местечек...

Итак, как Бердяевы с их средним состоянием оказались среди аристократии? Безусловно, этим они были обязаны своим должностям, званиям и чинам. Упомянутый основатель украинской ветви Николай Михайлович занимал должности екатеринославского военного и киевского гражданского губернатора, а поэтому принадлежал к числу нескольких высших чиновников на украинских землях Российской империи. Его сыновья и наследники сделали аналогичную карьеру: Михаил — генерал-лейтенант, Александр — генерал-майор, награжденный орденом св. Георгия 4-й степени и золотым оружием. Именно такие удачные карьеры двух подряд поколений владельцев половины Обухова и сделали их желанными гостями в самых богатых резиденциях.

Высокий статус стал основой аристократических браков. Так, Александр Михайлович Бердяев, четвертый владелец обуховской половины (после деда, отца и брата Николая) женился на княжне Александре, дочери князя Сергея Даниловича Кудашева и Матильды Октавиановны из графов Шуазель-Гуфье. Князья Кудашевы также принадлежали к местному высшему чиновничеству при сравнительно скромном состоянии. В то же время графиня Виктория Шуазель-Гуфье, мать Матильды Октавиановны, была дочерью Станислава-Феликса Потоцкого — одного из самых богатых польских аристократов второй половины XVIII — начала XIX столетий. Построенная на его деньги Софиевка в Умани и в начале XXI в. остается одним из лучших парков Европы, а резиденция в Тульчине (ныне — училище культуры) до сих пор удивляет своим размахом.

Брак с правнучкой Потоцкого был ключом к польской аристократии. Именно поэтому часть детства двух сыновей Александра и Александры прошла, по удачному выражению Даниэля Бовуа, в правобережных Аркадиях, которыми были роскошные дворцы и парки на Правобережной Украине.

Знаменитый философ вспоминал о своем детстве и юности: «Осенью мы постоянно жили с матерью в Белой Церкви. У меня был кабриолет с двумя пони, я сам правил и ездил в лес за грибами, сзади сидел кучер в польской ливрее. Кроме того, был осел, на котором я ездил по парку». Бывал Николай Александрович там и позже, «уже студентом и социал-демократом»: «Я иногда ездил туда на месяц для уединенных занятий и жил в зимнем дворце гетмана Браницкого».

Пока Николай после Киевского кадетского корпуса учился на естественном, а потом — юридическом факультетах Императорского университета св. Владимира в Киеве (ныне КНУ им. Шевченко), его старший брат Сергей, врач по образованию, переписывался с Лесей Украинкой и кругом «Старой Громады». В его творческом наследии, которое насчитывает более тысячи позиций, есть почти сто стихотворений на украинском языке, а также переводы из Старицкого, Федьковича и т. д.

Эти связи и творчество Сергея Александровича Бердяева (ум. в 1914 г.) нужно рассматривать в более широком контексте украинизации польской и российской аристократии. Здесь можно вспомнить и активную украинскую политическую и экономическую деятельность его двоюродного брата Сергея Андреевича Подолинского (еще одного внука князя С. Кудашева и Матильды Октавиановны из графов Шуазель-Гуфье).

Формирование украинской национальной аристократии имело бы больше исторических шансов при условии существования сильного правого движения. К сожалению, наши консерваторы как реальная политическая сила оформились довольно поздно. Для поиска компромиссов с социалистами, формирования центристских партий им не хватало исторического времени, а украинскому левому движению — трезвой стратегии государственного строительства.

Уже в эмиграции Николай Александрович Бердяев (1874—1948), известный европейский интеллектуал, осмысливая в знаменитом «Самопознании» свой жизненный опыт, в частности юношеское увлечение социалистическими концепциями, написал: «Когда я, будучи марксистом, сидел в салоне Браницкой, то не предполагал, что из марксизма могут произойти такие плоды...»

Евгений ЧЕРНЕЦКИЙ, кандидат исторических наук, генеалог
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments