Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Создавая имперскую элиту

Князь Николай Репнин — военный генерал-губернатор Малороссии
14 декабря, 2006 - 19:46
ПОРТРЕТ КНЯЗЯ М. Г. РЕПНИНА В МОЛОДОСТИ

Николай Григорьевич Репнин (1778—1845) — выдающийся русский военный и государственный деятель в Левобережной Украине первой половины ХIХ в., родился в русской дворянской семье Волконских. Известный декабрист С.Г. Волконский — его младший брат. С 1801 г. носил фамилию деда по материнской линии. Образование получил в Первом кадетском корпусе — наилучшем в то время военном учебном заведении. Участник войны 1812 г. В 1816—1834 гг. занимал должность малороссийского военного губернатора.

12 сентября 1802 г. стало памятным в жизни 24-летнего полковника М.Г. Репнина. Он женился на Варваре Николаевне, дочери графа А. К. Розумовского (министр народного образования в 1810 — 1816 гг.) и внучке К. Г. Розумовского, последнего малороссийского гетмана (в 1750 — 1764 гг.). Этот брак соединял два молодых сердца и две знатных семьи — русский княжеский род Волконских и украинский казацкий Розумовских. Новобрачная унаследовала родовые имения в Полтавской, Черниговской, Нижненовгородской и Костромской губерниях с 16 тыс. душ крепостных. Среди них — и живописный городок Яготин с дедовым дворцом. Венчание и свадьба состоялись в родовом имении Розумовских, в Батурине. В тот день М. Г. Репнин даже не подозревал, что этот брак так тесно свяжет его судьбу с судьбой Украины...

Ровно через 16 лет большой обоз малороссийского военного губернатора генерал-адъютанта и генерала от кавалерии М. Г. Репнина въехал в Полтаву. Позади осталась целая эпоха, которая обогатила его военным опытом и опытом гражданского управления, новыми знаниями и убеждениями. Еще свежи в памяти военные походы и битва под Аустерлицем (1805 г.), где он был ранен, пленен французами и представлен Наполеону. Императору понравился этот образованный офицер — он был освобожден с поручением передать Александру I согласие Наполеона о встрече. Результаты Тильзитского мира 1807 г. благоприятствовали дипломатической службе М. Г. Репнина. По поручению Александра I он стал посланцем Российского государства при вестфальском короле Иерониме, брате Наполеона. Сведения о политическом положении Европы, в частности, о новообразованном королевстве, настроениях двора и отношении населения к правительству теперь регулярно поступали в Санкт-Петербург. Министерство иностранных дел, очевидно, ценило его информацию, потому что вскоре М. Г. Репнин получил распоряжение переехать в Мадрид с тем, чтобы оттуда информировать о политике двора еще одного брата Наполеона, испанского короля Иосифа. Однако устранение саксонского короля Фридриха-Августа с престола содействовало назначению М. Г. Репнина вице- королем Саксонии (в 1813— 1814 гг.). Здесь кадровый военный получил уникальный опыт гражданского управления, который так пригодится ему в недалеком будущем. За короткое время он нормализовал торговлю, администрацию, налоговую и кредитную системы Саксонии, что позволило быстро отстроить разрушенные войной дороги и жилища. Правительственные мероприятия он внедрял твердо, но считался, как и было заведено, с потребностями обитателей королевства, что и принесло ему авторитет.

Теперь, обогащенный впечатлениями от большой европейской политики и немецким опытом правления, он приступал к выполнению обязанностей высшего государственного чиновника Российской империи в одной из наиболее развитых ее провинций — Малороссии. Трудно сказать, знал ли М. Г. Репнин, кому он был обязан новым своим назначением. Его административные способности, взвешенные управленческие решения в Саксонии, единение путем брачного сочетания с малороссийским благородным казацким родом не остались незамеченными теми выходцами с Украины, которые занимали высшие правительственные должности в северной столице. Один из них, граф А. П. Завадовский, заметил: «Желаю почитать его столько же в Малороссии, сколько почитаю его в Саксонии».

Управление в левобережных — Полтавской и Черниговской — губерниях М. Г. Репнин начал с проверки всех государственных служащих, имевших одинаковые фамилии. До него доходили слухи, что здесь должности занимают по протекции, и он лично проверил все государственные инстанции, каждого чиновника, что требовало постоянно пребывать в разъездах. Мог приехать ревизовать государственное учреждение в шесть часов утра и требовать присутствия всех чиновников. А когда оставался в Полтаве, то поднимался в три часа утра, выяснял дела до 12 часов, сам перечитывал донесения с мест и распоряжения с центра. С 2 до 4 часов выслушивал доклады подчиненных ему служащих. Обедал в 6 часов, после чего отдыхал до 9 часов вечера. Затем принимал посетителей и гостей.

Довольно скоро новый генерал-губернатор понял, что Малороссию трудно измерять как саксонскими, так и русскими мерками. По сравнению с первыми украинцы не спешили улаживать государственные дела и имели своеобразное понимание законности и государственных интересов, а самым поразительным отличием от россиян было наличие многочисленного казацкого стана. Поразило его и то, что местные дворяне постоянно поддерживают наитеснейший контакт с высшими должностными лицами украинского происхождения, к которым время от времени обращаются за помощью. Вот почему М. Г. Репнин начал сосредоточивать всю полноту власти в своих руках, о чем сразу дал понять дворянству. В 1817 году он не утвердил полтавским губернским предводителем дворянства даже Д. П. Трощинского, во время выборов которого была нарушена процедура голосования и подсчета голосов. По его требованию было сделано переизбрание в соответствии с законом и «обрядом». Наибольшие столкновения были с черниговским дворянством. Сохранился рескрипт Николая I к М. Г. Репнину 1826 г. На сообщение губернатору о беспорядках, совершенных дворянами во время выборов, император сурово заметил, что именно они должны служить примером государственной дисциплины, и предположил: возможно, украинское дворянство не достойно пользоваться сословными привилегиями своих предков. Таким образом М. Г. Репнин пытался лишить возможности давить на него, используя петербуржские связи.

Размышляя над исторической судьбой местной элиты, он решил, что преодолеть ее недоверие к правительству можно только в том случае, когда она осознает, что это ее государство. Вот почему он поддержал ходатайство полтавского дворянства в попытках уравнять малороссийские чины с дворянскими рангами. Отсылая их петицию в столицу, добавил свое представление, в котором с пониманием отнесся к справедливым, по его мнению, требованиям. В сенате вопрос получил негативный ответ. Защита интересов местных дворян ставила М. Г. Репнина в оппозицию к центру, который считал, что только высшие ранги могли претендовать на наследственное дворянство, а низшие — на личное. Это была правительственная политика, которая содействовала тому, что малороссийская шляхта вливалась в дворянство служением в гражданских учреждениях и в войсках, а не посредством наследственности. В борьбе за признание этих своих прав малороссийское дворянство консолидировалось, выносило и сохранило идеалы родины, имеющей свою историю, героическое прошлое, которым можно гордиться и которое несправедливо пренебрегается центром. Непризнание правительством дворянских прав в полном объеме вызвало к жизни оппозиционные настроения. Это подталкивало губернатора к новому представлению в 1827 г., на этот раз — уже к Министерству внутренних дел, в котором отказы Герольдии названы своеволием. Последнее обращение инициировало правительство: в 1828 г. был создан комитет для подготовки правил об упорядочивании малороссийских прав на дворянство. Однако и он констатировал, что Герольдия поступила правильно. Учитывая последнее, отдельного внимания заслуживает отношение генерал-губернатора к прошлому Малороссии, в частности, — его содействие потомкам бывшей малороссийской старшины в стремлении иметь собственную написанную историю своего края.

Для Левобережной Украины этот вопрос в 1820 — 1830 гг. стал чрезвычайно важным. Необходимость доказать, что малороссийская шляхта имеет такие же права на дворянство, а отсюда — и на чины, как и великороссийское, давно уже назрела. Чтобы понять предпосылки для таких домогательств, М. Г. Репнин начал интересоваться историей Украины и содействовать правителю собственной канцелярии, Д. М. Бантишу-Каменскому в ее написании. Исторический труд «История Малой России» в четырех частях был написан в течение пяти лет. Считается, что М. Г. Репнин подготовил текст одного из разделов, посвященного Берестейской битве 1651 г.

Как администратор, М. Г. Репнин должен был учитывать увлечения, которыми жила элита вверенного ему региона, особенно — идеями сопоставления этнонациональных отличий. Он сочувственно отнесся к поиску исторических корней, не препятствовал в овладении историческим наследием. Здесь стоило проявить политическую корректность — творение прошлого следовало направлять в полезное для империи русло и не позволить ему перерасти в движение противопоставления.

Для более тесного привлечения дворянства на сторону империи М. Г. Репнин выдвинул идею учреждения в Полтаве кадетского корпуса — среднего учебного заведения для дворянских детей, где бы они усваивали русскую культуру. Именно такое заведение давало возможность получать образование, без которого нельзя было надеяться на новые чины и продвижения по службе. М. Г. Репнин глубже своих предшественников понимал, что образованные местные дворяне приложат больше усилий к перестройке Российской империи. По ходатайству князя в Полтаве в 1818 г. также был открыт Институт благородных девиц, попечительницей которого была жена генерал-губернатора. Это учебное заведение давало средний уровень образования «женскому юношеству» и было шестым в России и первым в Левобережной Украине.

Окончание читайте в следующем выпуске страницы «Украина Incognita»

Валентина ШАНДРА, доктор исторических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments