Достоинство государства зависит, в конечном счете, от достоинства образующих его личностей.
Джон Стюарт Милль, английский философ, экономист, политик, идеолог либерализма

«Пересказываю то, что действительно говорилось»

Центр «Академия» издал избранные рассказы периода раннего модернизма знаменитого Агатангела Крымского
31 мая, 2017 - 09:51

«Виривки з мемуарів одного старого гріховоди. Вибране» Агатангела Крымского пополнили серию «In crudo» («Без прикрас». — лат.), основанную центром «Академія».

Редакторы вынесли на обратную сторону обложки цитату А. Крымского: «Я не белетристичне, не «краснописьменське» оповідання складаю, а буквально переказую те, що справді говорилося». И действительно складывается впечатление, что будто читаешь дневниковые записи, где скрупулезно фиксируется каждое сказанное слово литературным героем, его эмоции и поступки.

Так, рассказ «Дивна пригода»  переносит читателя в позапрошлый век, в Москву, где  Крымский учился в Лазаревском институте восточных языков. Произведение построено на остроумных диалогах, затрагивающие темы обычной филологии, которая, как оказывается, может восприниматься анекдотически, когда становится предметом обсуждения самодуров и невежд.

Автор, как очевидец  своего времени, не мог остаться в стороне от шокирующих теорий Зигмунда Фрейда и Крафта-Эбинга, изложенных в научных трудах во второй половине ХІХ века. Следовательно, из-под пера писателя появляется произведение «Виривки з мемуарів одного старого гріховоди. Матеріали для діагнозу psychopathiae sexualis», датированное 1890—1894 гг.

Важная тема, которую исследовал Агатангел Крымский, — это национальная нетерпимость. Будучи татарином по происхождению, то есть представителем национального меньшинства, он быстро почувствовал на себе все «прелести» великодержавного шовинизма в тогдашней Российской империи.

Невосприятие чужого, временами, агрессивно враждебного, очень хорошо прослеживается в следующем рассказе — Psychopathia nationalis. Несколько ироническое название произведения указывает не так на заболевание, как на темперамент человека, который имеет другую родословную, мировоззрение и культуру. Идет речь об украинцах как этносе, которых во времена Агатангела Крымского россияне-московиты называли малороссами, а в учебниках по истории — южными славянами.

Агатангел Ефимович прослыл своим феноменальным знанием иностранных языков. Кроме европейских, вон легко усвоил большинство восточных языков, учась на историко-филологическом факультете Московского университета. Применить их на практике представился случай, когда в конце 1890-х ученый осуществил путешествие в Ливан и Сирию. Эта чрезвычайно захватывающая страница в биографии Крымского вылилась в сборник произведений под общим названием — «Бейрутские рассказы», написанный в 1897 году. Сначала в Ливане, а затем в Сирии он в полной мере почувствовал колоссальное отличие между двумя цивилизациями — европейской и мусульманской, — что в корне отличаются одна от другой во многих аспектах общественной жизни, государственного строя, древних традиций, истории и культуры, не говоря о религии. Автор акцентирует внимание на том, что даже время арабы определяют, наблюдая за восходом и закатом солнца, в отличие вот европейцев, которые почему-то смотрят на юг и север. В «Бейрутских рассказах» перед читателем возникает совсем другой мир, где господствует своя шкала ценностей, игнорирование которой очень часто приводило к большой крови. Например, несколько раз в произведении вспоминается Дамасская резня 1860 года, вследствие которой, по подсчетам историков, погибло от двух до шести тысяч арабов-христиан от рук фанатиков-исламистов.

«Перші дебюти одного радикала» автор посвятил своему ученику, филологу-ориенталисту Костю Фрайтагу. На примере жизни обычного ученика провинциального учебного заведения Агатангел Крымский попробовал по-своему исследовать чрезвычайно актуальную в его время тему «родителей» и «детей».

Знаковыми особенностями прозы А. Крымского, на которую указывает в предисловии к книге доктор филологических наук Юрий Ковалив, были филологичность и научность, что ставит писателя в один ряд с такими писателями как Виктор Петров и Майк Йогансен, — этими двумя непревзойденными мастерами высокоинтеллектуального стиля...

Кстати, Агатангел Ефимович в 1918 году занял должность научного секретаря Украинской академии наук, основанной гетманом Павлом Скоропадским. А сотрудничество с идеологическим противником большевиков эму вспомнят во время следствия, которое состоялось после ареста ученого летом 1941 года в Кустанае, куда в начале войны эвакуировали ученых Всеукраинской академии наук (до 1928 года Агатангел Крымский занимал должность ученого секретаря в этом учреждении). От сталинских застенков академика не спас ни его статус, ни колоссальные достижения в лингвистической и исторической науках, ни само имя всемирно известного ученого-ориенталиста, которым могла бы гордиться любая страна мира. Те, кто рассматривал его личное дело, наверное, с плохо скрытой злобой вчитывались в отдельные сроки его произведений, где Москва называлась аспидной, о России и россиянах говорилось словами знаменитого стихотворения Бориса Гринченко «Смутні картини», а русский язык воспринимался как действенный инструмент «зросійщення» колонизируемых народов. Этого Крымскому не простили. И когда он тяжело заболел в тюрьме №7, эму никто не пришел на помощь. Пробыв в заключении почти семь месяцев, в январе 1942 года его земное существование закончилось. Так отошел в Вечность истинный патриот, в жилах которого хотя и не было ни одной капли украинской крови, однако для многих он навсегда останется великим украинцем.

Тарас ГОЛОВКО
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments