Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Донбасс: откат на сто лет назад?

1 февраля, 2018 - 11:54

История не повторяется — просто историки повторяют друг друга.

Клемент Роджерс

Несколько дней назад известный украинский блогер Денис Казанский напомнил публике о судьбе руководителей Донецко-Криворожской советской республики – как известно, лидеры «ДНР» и «ЛНР» претендуют на статус её преемников. Да, действительно, вожди ДКСР по большей части погибли в годы Большого Террора, а некоторые, как, например, Иннокентий Кожевников, даже не смогли до него дожить.

«В общем, неплохо так товарищ Сталин сепаров к стенке ставил. Это вам не "кровавая хунта"», - заключает Казанский.

Первая реакция, которую могут вызвать его слова – «остроумно, но согласиться трудно». Большевику с дореволюционным стажем, деятелю Гражданской войны было и вообще чрезвычайно трудно пережить времена ежовщины. Те, кому это удалось, составляли скорее исключение, чем правило. «Сепары» (кстати, сколько их было – и сколько возникло подобных республик на территории бывшей Российской империи после её падения?) шли здесь в общем списке со всеми остальными. Вряд ли их сепаратизм двадцатилетней давности мог быть поставлен им в вину – впрочем, и преимуществ он никаких не давал.

И всё же параллели здесь прослеживаются. Конечно, не на уровне идеологии, и тем более не на уровне персоналий. Как ни относись к фигурам наподобие Семёна Васильченко и Валерия Межлаука, но это были люди определённых и весьма твёрдых политических взглядов. Было бы смешно сравнивать их с авантюристами вроде Гиви и Моторолы, чей единственный закон – «Кто смел, тот и съел».

Сходство здесь не такое заметное, но более глубокое. И ДКСР, и ДНР/ЛНР продемонстрировали свою неспособность существовать самостоятельно. Первого из названных государственных (точнее, квазигосударственных) образований хватило от силы на месяц. После этого республика влилась в состав УССР, а вскоре её территория была оккупирована немцами.

Безусловно, можно сказать, что Донецко-Криворожская республика оказалась несостоятельной лишь в военном плане. Но можно ли рассматривать этот план в отрыве от всех остальных? Кулаки не дерутся, это люди дерутся кулаками. Точно так же и армии не воюют – страны воюют армиями, и участвует в войне так или иначе вся страна. Если государство неспособно себя защитить на поле боя, это значит, что оно несостоятельно и в экономическом отношении, и в организационном, и в идейном.

О ЛДНР и говорить нечего. Хоть эти образования и заявляют о себе как о государствах, но они уже давно исчезли бы без мощной «накачки» из России. Эти политические структуры, как и ДКСР, способны существовать в качестве дополнения к чему-то ещё, но не сами по себе.

Эти примеры дают основания для вопроса: может ли Донбасс – самостоятельно, в отрыве от остальной Украины – породить жизнеспособный и долгосрочный политический проект? В данном случае неважно, идёт ли речь о проекте, пригодном только для самого Донбасса, или для всей страны. Вроде бы причин для утвердительного ответа пока не видно.

Вовсе не нужно думать, будто сказанное как-то принижает Донбасс или утверждает его неполноценность. Какой политический проект есть, к примеру, у Сумской области? Или у Черкасской? Между тем, обе эти области – полноправные регионы в составе Украины, и не стремятся быть чем-то большим.

На Донбассе такие попытки время от времени предпринимаются, но ни к какому заметному результату не приводят. Да, после распада империи там возникло государство-однодневка – одно из множества появлявшихся и исчезавших в те годы. Если бы не события четырёхлетней давности, сейчас о нём помнили бы разве что профессиональные историки тех времён.

В середине 1950-х годов Советский Союз возглавил Никита Хрущёв – этнический русский, уроженец Курской губернии, но много лет проживший на Донбассе, и даже в партию большевиков вступивший в Юзовке, нынешнем Донецке. Однако во главе государства он и не подумал окружить себя людьми из тех мест, как сделал, например, его преемник Брежнев, приблизивший к себе земляков из тогдашнего Днепропетровска, ныне Днепра. Этот регион смог дать государству работоспособную управленческую команду. Донбасс – не смог.

Что до истории независимой Украины, то с 2010 по 2014 год в ней у власти в самом деле стоял «донецкий» клан. Вот только ему удавалось вызывать к себе всеобщее отвращение даже на фоне остальных украинских политиков – откровенно говоря, тех ещё Периклов и Сципионов. Впрочем, чьи-то нравственные качества тут стоят на втором месте. Гораздо важнее тот самый политический проект, предложить который Украине «донецкие» либо не смогли, либо не захотели, либо, что наиболее вероятно, и то, и другое. Их способностей достало лишь на то, чтобы грабить страну – так ведь, как говорится, дурное дело нехитрое. Дело закончилось Революцией Достоинства и бегством Януковича.

Точнее говоря, не закончилось, а продолжилось – ведь ни «ДНР», ни «ЛНР» пока что никуда не делись. Однако и они не смогли предъявить urbi et orbiничего, кроме, с одной стороны, беззастенчивого разбоя, с другой – лозунгов «русского мира», от которых в ужасе шарахнется любой уважающий себя европейский консерватор.

В этом случае история повторилась даже не в виде фарса, а в виде откровенной пародии. Как известно, Ленин и Свердлов были далеко не в восторге от образования Донецко-Криворожской республики – последний прямо заявлял, что «считает вредным» этот акт. Точно так же Путин с самого начала всячески открещивается от самопровозглашённых «республик», признавая их территорию законной частью Украины. И их вождей и героев никто не допрашивает в подвалах Лубянки, они всё больше взрываются естественной смертью.

Выходит, что Донбасс в принципе неспособен существовать как самостоятельное государство? Пожалуй, с ответом на этот вопрос не стоит спешить. Вспомним, что и в 1917-1918 годах никто его в таком виде не задавал – большевистское руководство вело речь лишь о том, на каких условиях регион войдёт в будущую республику Советов. И в 2014 году участники «народных референдумов» надеялись только на то, что Путин «возьмёт их в Россию». Итоги в обоих случаях оказались невесёлыми, в том числе для тех, кто заваривал эту кашу.

Историческая аналогия и в самом деле удобный инструмент в любом споре. Вот только прежде, чем использовать этот инструмент, стоит задуматься: не работает ли аналогия против тебя?

И в этом Казанский, конечно, прав.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments