Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

Главная ошибка Владимира Зеленского

11 октября, 2019 - 13:56
ФОТО МИКОЛИ ТИМЧЕНКА / «День»

Владимир Зеленский, очевидно, войдет в книгу рекордов Гиннеса (во всяком случае, соответствующий сертификат ему вручили), проведя 14-часовой марафон перед более чем 300 журналистами (опыт шоумена не пропьешь!). Во время этого марафона президент Украины сказал много интересных и полезных вещей, касающихся как внутренней ситуации в Украине, так и ее отношений с другими государствами. Я же хочу сосредоточиться на высказываниях Зеленского о проблемах взаимоотношений Украины и России и о судьбе Донбасса и Крыма.

«Главная моя цель – я хочу прекратить войну, я думаю, именно это моя миссия», - прямо заявил Зеленский. И вот это заявление – одна из самых больших ошибок президента во время пресс-марафона. Фактически он продемонстрировал своему партнеру по переговорам Владимиру Путину, что будет стремиться к миру любой ценой. Еще ранее Зеленский заявлял, что не планирует переизбираться на второй президентский срок, а собирается вернуться в свой «95-й квартал». На самом деле решение о баллотировке на второй срок Зеленский и его команда (в самом широком смысле слова) будут принимать в зависимости от уровня его популярности в конце первого срока. Эти люди, вполне возможно, искренне, верят в то, что перспективы переизбрания нынешнего президента полностью зависят от его способности так или иначе разрешить конфликт на Донбассе и принести мир в Украину. Думаю, что это – тоже ошибка. Петр Порошенко проиграл выборы все-таки не потому, что не смог вернуть Донбасс, а в первую очередь потому, что не преуспел в борьбе с коррупцией, просто перенаправив основные коррупционные потоки на близких себе людей. И если у Зеленского будет ровно тот же результат в борьбе с коррупцией, что и у Порошенко, его поражение через пять лет будет гарантированно, причем независимо от того, как будут развиваться события в Донбассе. Путин же, в отличие от Зеленского, вообще не имеет в качестве некой сверхзадачи урегулирование конфликта в Донбассе. Т. е. он готов этот конфликт урегулировать, но исключительно на своих условиях. В данный момент российского президента устраивает оккупация Крыма и части Донбасса, а об ее экономических издержках он пока что не задумывается. И в любом случае от урегулирования конфликта в Донбассе никак не зависит перспектива сохранения Путина у власти после 2024 года. После же слов Зеленского российский лидер должен понять, что его партнер по переговорам будет готов добиваться мира любой ценой. А, значит, от него, в свою очередь, можно будет добиваться все новых и новых уступок. И этот процесс уже начался.

Если первоначально Россия добивалась согласования Украиной «формулы Штайнмайера» в качестве условия проведения саммита в «нормандском формате», то теперь в качестве дополнительного условия выдвигается осуществления разведения войск у Петровского и Золотого, как уже во время пресс-марафона заявили глава российского МИД Сергей Лавров и помощник президента России Юрий Ушаков. А что бы сорвать разведение войск, сепаратисты возобновили обстрелы украинских позиций, чтобы не допустить 7-дневного периода тишины, который прописан в Минских соглашениях в качестве необходимого условия для начала разведения войск. По всей видимости, Москва хочет вынудить Украину де-факто отказаться от 7-дневного периода тишины, как предварительного условия, и пойти на разведение войск без столь длительного перемирия. Если Киев уступит здесь, то дальше будут выдвинуты новые требования. И все окончится тем, что последним условием для проведения встречи в нормандском формате станет включение закона об особом статусе Донбасса в Конституцию Украины.

Из ответов президента Зеленского создается впечатление, что он фетишизирует «нормандский формат» как таковой, видя в нем панацею от всех бед и ключ к решению конфликта в Донбассе. Вот его патетический монолог: «Нам надо смотреть друг другу в глаза, понять, кто что хочет и какие реальные шаги, когда и как мы можем закончить войну. Мы очень хотим. Если вы тоже — давайте встречаться. Встречаться мы можем в двух форматах — ''нормандском формате'' и в ходе прямой встречи с президентом России. Об этой встрече прямой никто не говорит, потому что все против... Эта встреча должна быть, если мы хотим завершения войны. Мы сейчас говорим только о ''нормандском формате''. Пока что он такой, и я действительно очень благодарен нашим западным партнерам, что у нас он есть хотя бы, у нас есть что-то, и сейчас все готовы к ''нормандскому формату''». Еще Зеленский проговорился, что Путин его откровенно шантажирует: «Списки готовы, мы готовы к обмену (пленных и заложников. – Б. С.) хоть завтра. Но скажу честно, российская сторона декларирует нам в принципе, что без ''нормандского формата'' мы не придем к решению этого вопроса». Получается, что украинский президент поддается на примитивный шантаж. С Путиным же на двусторонней основе Зеленский готов пока встречаться только для переговоров для обмена пленными и заложниками.

То, что Зеленский выдвинул идею обсудить в нормандском формате также и оккупацию Крыма, это хорошо, так как поможет международному сообществу не забывать об этой оккупированной украинской территории. В то же время, у него достаточно идеалистическое представление о населении оккупированной части Донбасса. Зеленский заявил: «Если в Донбассе человек думает, что он не украинец, я не могу влезть в его мозг. Те, кто чувствует себя украинцами, они должны знать, что мы их не оставляем, мы их не бросим». И полагает, что мыслящие по-украински люди должны иметь возможность "вернуться в Украину". На самом деле нет никакой нужды залезать в мозги жителей оккупированной части Донбасса. Социологам давно известно, что у большинства из них сознание «русскоязычное» (или «советское»), в России они видят наследницу СССР и хотели бы жить под ее покровительством. Подавляющее большинство украинских патриотов давно уже выехало из «ДНР» и «ЛНР» в Украину или другие страны. Зеленский фактически предлагает тем украинцам по самосознанию, кто еще остается на оккупированных территориях, сделать то же самое, т. е. фактически одобряет курс на замораживание конфликта по приднестровскому образцу. Однако в другом своем ответе президент Украины выступил против «заморозки» конфликта, утверждая, что «формула Штайнмайера» - это гораздо лучшая альтернатива: «Я бы очень не хотел, чтобы конфликт в Донбассе был заморожен. Чтобы у нас было Приднестровье или Абхазия. Я очень этого не хочу. Но я не могу вам сказать или гарантировать на 100%, что этого не случится. Честно говоря, а что сейчас? Только давайте честно. Сейчас там у нас Приднестровье, практически. Отношений нет. Гуманитарная миссия хоть какая-то есть. Выстрелы — вот единственное, что сейчас отличает временно оккупированный Донбасс от Приднестровья или Абхазии». Между тем, как мне представляется, «заморозка» конфликта в Донбассе (с сохранением всех санкций против России и с возложением на нее ответственности за все, происходящее на оккупированных территориях) была бы все-таки меньшим злом по сравнению с вхождением в Украину нынешних «ДНР» и «ЛНР» с сохранением там существующих структур власти и силовых структур (а другого варианта Москва не допустит). И как себе Зеленский представляет дальнейшее? Десятки тысяч действующих и бывших боевиков-сепаратистов будут мирно сосуществовать с полумиллионом ветеранов АТО? Это же прямой путь к началу гражданской войны, в которой сепаратистов всемерно поддержит Россия. Выборы же в «ДНР» и «ЛНР» под наблюдением ОБСЕ пройдут точно так же, как после Второй мировой войны под наблюдением советских спецслужб проходили выборы в странах Восточной и Центральной Европы. Никаких иллюзий на сей счет строить не надо. Неслучайно согласование Киевом «формулы Штайнмайера» вызвало столь сильное неприятие активной части украинского общества. Зеленский пообещал не применять против протестующих силу. Будем надеяться, что трагедии удастся избежать.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ