Нации, где преобладают «нейтральные» ... неизбежно осуждены на смерть и рабство.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Изменения к Конституции: кто, как и зачем

26 февраля, 2015 - 10:13

Над Украиной нависла новая серьезная опасность: проведены поспешно изменения к Конституции. 24 февраля, выступая в Брюсселе на заседании Комитета по иностранным делам Европейского парламента, председатель Верховной Рады Украины Владимир Гройсман выразил уверенность, что изменения к Основному Закону будут приняты уже в начале сентября этого года. А Гройсман знает, что говорит: ведь его президент Петр Порошенко недавно назначил председателем Конституционной комиссии.

А поскольку любые изменения к Конституции должны приниматься на двух сессиях Верховной Рады - сначала простым большинством (226 голосов), затем не менее чем 300 депутатскими голосами (ну а некоторые - еще и референдумом), то на первое голосование проект этих изменений должен быть поставлен уже в конце текущей сессии парламента, то есть летом. А это значит, что на разработку и обсуждение конституционных изменений осталось три-четыре месяца, а мы (то есть гражданское сообщество) еще не знаем ничего об этих изменениях, кроме того, что одним из их ключевых моментов должна стать децентрализация власти.

Поэтому сейчас самое время бить тревогу.

Прежде всего стоит отметить, что конституционную реформу власть собралась провести недопустимым способом: согласно формулам, подписанным в Минске в формате «нормандской четверки». Взяв обязательства перед Россией, Германией и Францией осуществить до конца текущего года конституционную реформу, президент Порошенко заявил о неполноте суверенитета Украинского государства. Однако, согласно пока еще действующему Основному Закону, «носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. <...> Право определять и изменять конституционный строй в Украине принадлежит исключительно народу и не может быть узурпировано государством, его органами или должностными лицами» (ст.5). Никакими должностными лицами не может быть узурпировано, даже если они именуются Меркель, Путин или Олланд. Изменения к Конституции - это внутреннее дело Украины, и единственные обязательства, которые в этом плане взяло на себя наше государство, - это соответствие Основного Закона демократическим принципам и учет замечаний Венецианской комиссии.

Интересно, если надлежащее большинство Рады отклонит предложенные изменения в Основной Закон, будет ли это означать право Путина ввести в Украину войска для «наведения конституционного порядка»?

Следующий опасный момент связан с персоной главы Конституционной комиссии.

Во-первых, Владимир Гройсман не только действующий, но и молодой политик. То есть даже если он этого субъективно не захочет, то невольно все равно будет подстраивать конституционные изменения под себя, под собственную политическую перспективу. Возглавлять такую важную структуру должен авторитетный специалист-юрист или государственный деятель, который не претендует ни на какие государственные должности и не занимает их; им мог бы стать тот, кто менял бы Конституцию не под себя, а для того, чтобы остаться в истории как мудрый государственник. У нас была в 1996 году ситуация, когда такую комиссию возглавил тандем «Леонид Кучма - Александр Мороз», то есть действующий глава государства и спикер парламента. Тогда едва не дошло до гражданского конфликта, а в тексте Основного Закона остались двусмысленности и пробелы, которые затем успешно использовала администрация Леонида Даниловича для расширения его полномочий.

Во-вторых, Владимир Гройсман - человек из команды президента. Надо ли объяснять, что это делает его роль неосуществимой в качестве независимого от текущих политических страстей «дирижера» Конституционной комиссии?

В-третьих, Гройсман, возможно, и был хорошим хозяйственником, возглавляя восемь лет мэрию Винницы, но он за это время отнюдь не проявил свою европейскую ориентацию. Это наглядно свидетельствует городская топонимика, где среди десятков других советских названий есть улица и переулок Постышева (в честь одного из главных организаторов Голодомора), улица и переулок Свердлова (инициатора «красного террора»), улица и площадь Энгельса (последний считал, что Украинцы-русины как нация должны «исчезнуть в водовороте революционной бури»), улица, и переулок Димитрова (генсека Коминтерна), зато нет, скажем, улицы Петра Могилы (без усилий которого в городе не появился бы православный коллегиум) или винничанки по рождению Михайлины Коцюбинской (культуроведа и деятельницы диссидентского движения). Между тем невнимание к символике для главы Конституционной комиссии - вещь недопустимая, ведь, по сути, Конституция - не только прагматический закон, документ высшего уровня, но и символ государства.

И, наконец, при всех своих управленческих качествах Владимир Гройсман - не юрист-конституционалист. Надо ли объяснять, что председатель Конституционной комиссии должен на лету схватывать даже незаметные политикам нюансы, чтобы не допустить глупостей, двусмысленностей и ляпов в Основном Законе? Здесь недостаточно советников - первая персона должна сама быть хорошим специалистом.

Любого из этих пунктов хватило бы, чтобы гражданское сообщество очень серьезно задумалось над необходимостью донести до главы Украинского государства необходимость срочно сменить руководителя Конституционной комиссии. А пунктов этих минимум четыре (менее значимые я просто не называл).

Впрочем, есть и другие измерения темы конституционных изменений, которые должны заставить если не бить тревогу, то по крайней мере развернуть резонансную дискуссию. Скажем, в Брюсселе Владимир Гройсман, как уже что-то решенное, представил вопрос закрепления в Основном Законе децентрализации власти. В условиях «гибридной войны» такая децентрализация может стать спусковым крючком для отпадания от Украины (с помощью, конечно, путинских «вежливых зеленых человечков») еще нескольких регионов или по крайней мере городов и районов. Некоторые из моих коллег считают, что децентрализация во время войны - это или крайняя глупость, или государственная измена, или то и другое одновременно. Думаю, это преувеличение: речь идет об уже классическом постсоветском подходе к делам, афористично сформулированном еще Виктором Черномырдиным: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Похоже, в Администрации Президента и аппарате Верховной Рады вообще отсутствуют квалифицированные юристы-конституционалисты, иначе бы президент Петр Порошенко не заявил о той же децентрализации: «Областной совет будет не просто согласовывать, но и выбирать - это мой принципиальный базисный путь реформирования местного самоуправления». Господа, но областной совет - это уровень не местного самоуправления, а региональной власти! Не могут быть выровнены под одно лицо города и поселки, с одной стороны, и области, с другой - некоторые из последних по площади и населению соизмеримы с некоторыми европейскими государствами! Обратим внимание: Европейская хартия местного самоуправления содержит положение, что полномочия местного самоуправления «не могут отменяться или ограничиваться другим центральным или региональным органом, если это не предусмотрено законом». А в Страсбурге заседает Конгресс местных и региональных властей, который является учреждением, которое представляет местные и региональные власти сорока семи государств - членов Совета Европы. Он состоит из двух палат: Палаты местных властей и Палаты регионов. В первой работают мэры, бургомистры, председатели и секретари муниципалитетов и горсоветов. Во второй - члены парламентов автономных образований, члены и председатели региональных и областных советов, мэры приравненных к регионам городов (прежде всего столиц государств). Кстати, представители Киева должны были участвовать именно во второй, а не в первой палате; а вот Владимир Гройсман был одним из представителей Украины именно в первой палате, поэтому должен объяснить Петру Порошенко, каким образом в Европе определяют разницу между местными и региональными властями, более того - еще и защищают местное самоуправление от региональной власти!

Возможно, кто-то искренне считает, что все эти глупости не стоят внимания: в Украине никогда ревностно не выполняли Конституцию, поэтому не имеет особого значения, что там написано и как готовятся изменения к ней. Позволю себе не согласиться с этим, если мы действительно стремимся жить в нормальном обществе и правовом государстве, то каждая буква и запятая в Основном Законе имеют большое значение. А что касается процедуры конституционных изменений... Велемудрый Махатма Ганди не случайно говорил: «Позаботьтесь о средствах, а цель позаботится о себе сама».

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ