Настоящая личная свобода невозможна без экономической безопасности и независимости. Голодные и безработные люди - это кадры для диктатуры.
Франклин Делано Рузвельт, 32-ой президент США, демократ.

Россия: битва за язык

Гасан Гусейнов вообще не сказал ничего предосудительного или неверного
8 ноября, 2019 - 10:47
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Пост в Фейсбуке известного российского филолога Гасана Гусейнова о  русском языке стал настоящей разорвавшейся бомбой и вызвал волну критики со стороны записных патриотов, обвинивших профессора Высшей школы экономики в Москве в русофобии и в оскорблении русского языка («Азербайджанец оскорбил русский язык — заголовок в одном бульварном издании, впору соответствующую статью в российский уголовный кодекс вводить!). И возмущались: как смеет азербайджанец критиковать русский язык. Но, хотя отец Гасана — азербайджанец, сам он родился и вырос в России и русский для него — родной язык. А одна из программ, по которой он ведет исследование — это изучение русского языка СМИ. Пост Гусейнова был опубликован 29 октября. Вскоре его удалила администрация Фейсбука, так как сочла нарушающим правила соцсети. В чем именно состояло нарушение, я, честно говоря, понять не могу. Но, поскольку этот текст теперь недоступен, считаю необходимым воспроизвести его полностью, так сказать, для истории:

«Почему некоторым россиянам кажется, что русским в Украине невмоготу выучить вдобавок к своему русскому еще и украинский? Потому что, приехав, например, в Берлин, эти умные люди не удивляются, увидев в тамошних киосках газеты не только на немецком, но и на русском, и турецком, сербском и французском, греческом и польском, английском и итальянском.

А в Москве, с сотнями тысяч украинцев и татар, кыргызов и узбеков, китайцев и немцев, невозможно днём с огнём найти ничего на других языках — кроме того убогого клоачного русского, на котором сейчас говорит и пишет эта страна.

Язык, из которого вынуто удивление: черт побери, а мир-то населен более умными и человечными людьми, чем я и мои соотечественники, как же так? Патамуштаимперия и великая держава? Наоборот: потому что не империя, не великая держава, а порядком одичавшая страна. Очень много работы у следующих поколений, которым предстоит расчищать эти наши авгиевы конюшни».

Оправдываясь, Гусейнов заявил, что говоря о том, что русский язык является «убогим и клоачным», имел в виду именно тот говор, который сейчас использует большая часть населения страны и СМИ, а не правильную русскую речь. Он утверждает, что сейчас в российских СМИ, а также в документах, написанных в рамках официально-делового стиля, в том числе в текстах законов, используется «отвратительный язык»: «Вам нужны примеры законов, принимаемых на русском языке и противоречащих самому смыслу, самому понятию закона? Декриминализация домашнего насилия, например, это просто преступный закон, который будет стоить многим людям жизни. Или судебные процессы и сроки за несовершенные преступления». И добавил: «Сама реакция на мои слова оказалось, к сожалению, иллюстрацией его (поста. — Б. С.) основной мысли. Тут же посыпались письма возбужденных граждан ко мне на работу: «До каких пор русофобы будут портить наших детей?» А на самом-то деле, я очень сочувствую даже самым грубым ругателям: они же из всех красок своего родного языка, из всех его возможностей могут выбрать только такие, место которых и в самом деле — в клоаке. А это обидно. Сам-то русский язык велик, богат и прекрасен. Но не тот, на котором говорят и пишут наши законы, на котором людей отучили думать, предлагая выражать чувства. Не собираясь никого ни на что провоцировать, я все-таки заставил довольно многих расчехлиться и заголиться, а других — задуматься». Также Гусейнов заявил, что считает русский язык прекрасным, но языку не повезло, потому что «на нем говорят болваны». Профессор вполне обоснованно полагает, что русский язык в СМИ используется как орудие поражения, а из-за, непонимания и неприятия чужой культуры возникает ксенофобия.

Я считаю, что Гасан зря стал оправдываться. Он вообще не сказал ничего предосудительного или неверного. Ведь нет ничего преступного или незаконного в том, что от русскоязычных граждан Украины в определенных случаях требуют владения государственным языком — украинским. В России живут миллионы людей, включая украинцев, но при любых обращениях в органы власти любого уровня от них требуют знания именно русского языка и принимают обращения только на русском языке. Это считается в порядке вещей и никаких протестов не вызывает.

И насчет присутствия иноязычной прессы в газетных киосках европейских столиц и отсутствии таковой в Москве филолог абсолютно прав. В Европе снабжением торговой сети соответствующими печатными изданиями, как правило, занимаются национальные общины. В России же руководство национальных общин без команды от российских начальников шагу бояться сделать, не то что прессу на национальных языках распространять. Ну, а по поводу «клоачного языка» российских СМИ и госструктур очень ярко сказал сам Гусейнов, повторять не буду.

Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, по совместительству — председатель Общероссийского народного фронта и муж главы Центробанка РФ Эльвиры Набиуллиной, а значит, особа, приближенная к президенту России, также отреагировал на пост своего преподавателя. Этот ответ тоже надо воспроизвести полностью,  поскольку есть опасение, что милейший Ярослав Иванович через некоторое время захочет этот пост удалить: «Прочитал полемику о высказывании Гасана Гусейнова. И сам пост.

Во-первых, позиция вызывает возражения по существу. Россия одна из стран, которая с самого начала поддерживала издания на национальных языках своих коренных народов и в целом культуру своих народов. Не знаю, являемся ли мы примером для остального мира, многие страны тоже это делают. Но уж точно не стоит считать, что языковая ситуация в России заслуживает столь алармистских высказываний.

Относительно отсутствия в киосках газет на языках трудовых мигрантов — мне кажется, мы просто переросли стадию бумажных газет. Новостное и культурное обсуждение на этих языках никто не подавляет, просто оно с самого начала находится в интернете. Турки в Германии — это условно 70-е годы, а в России проблема сформировалась на 25 лет позже. Думаю, что никакого подавления нет — просто нет спроса на бумагу.

Высказывание про освоение русскими государственного языка в Украине считаю откровенно неудачным. Формирование языковой ситуации в вновь образовавшихся странах, будь это страны Балтии, Украина или страны бывшей Югославии, качественно отличается от ситуации, когда страна требует освоения государственного языка от свежих переселенцев. В данном случае речь идет о людях, изначально проживающих на территории вновь образовавшегося государства. Расширение требований к освоению государственного языка в этом случае должно проходить исключительно бережно по отношению к правам этих людей. К тому же в Украине речь идет о чуть ли не половине населения страны.

Еще одна позиция — наступление новояза и «загрязнение» русского языка. Мне кажется, Гусейнов, как филолог, должен был бы более спокойно относиться к этой проблеме. Раздражающие сленг и языковые заимствования, обеднение языка — все это проблема каждой страны и каждого века. Это было в Лондоне 19 века, в Нью-Йорке 20-го, и это есть в Москве и Новосибирске 21-го. Думаю, если говорить серьезно, самая большая проблема сегодня не у русского, а у английского языка, который стал фактически языком международного общения. Такого обеднения, такой вульгаризации не случалось, наверное, ни с одним языком — если брать именно массовое применение языка.

В России есть мощная литературная традиция, я уверен, что мы сможем противостоять вульгаризации своего языка.

Во-вторых, преподаватель университета, входя в публичное пространство — а фейсбук является публичным пространством — должен думать о том, что его поведение в сети отражается на репутации его коллег. Преподаватель сам по себе — в большей или меньшей степени — является публичной фигурой. Все мы имеем право на эмоциональные высказывания, но воспитанный человек старается при этом не обидеть других людей.

От преподавателя ожидают серьезно аргументированной позиции, и нежелательно допускать столько неоднозначных толкований, как получилось в данном случае».

Тут что ни слово, то уклонение от истины. Ректор пытается убедить начальство, что в России с изданиями на национальных языках все хорошо, что тут впору пример другим странам и народам подавать, но люди, знакомые с тем не понаслышке, как тот же Гусейнов, ему не верят. Ссылка на интернет в данном случае не работает. Ведь подавляющее большинство мигрантов в России — выходцы из Центральной Азии и Южного Кавказа и смартфонов и ноутбуков они не имеют. Поэтому для тех из них, кто не владеет в достаточной степени русским языком, дешевая газета на родном языке могла бы стать окном во внешний мир. Да и в столице Германии и других западноевропейских странах, где доступ представителей иммигрантских общин к интернету — вещь гораздо более простая, чем в России, спрос на бумажную периодику на национальных языках, как видим, сохраняется. Тезис же Кузьминова о том, что требования к освоению государственного языка должны быть различными для тех, кто только недавно приехал в страну, и для тех, кто там живет уже не одно поколение, выдает в нем сторонника двойных стандартов и «готтентотской морали». Ректора не волнует, что представители других национальностей, в том числе и украинцы, живущие в России уже десятки и сотни лет и там родившиеся, практически лишены возможности изучать родной язык. Это для него нормально, а вот когда русских в Украине, нет, ни в коем случае не подвергают языковой ассимиляции, а только принуждают выучить, наряду с родным, государственный украинский язык, это однозначно плохо. Ну, а тезис о большом загрязнении английского языка — это на уровне: «А у вас в Америке линчуют негров!» Глубокоуважаемый Ярослав Иванович — по образованию и роду научной деятельности является экономистом, а для того, чтобы судить о степени засорения современного английского жаргонизмами, надо быть специалистом по английской филологии. Фактическое же требование к ученым получать санкции на высказывания в интернете от начальства — это конец академической свободы и всякой научной мысли в России.

Сам президент Владимир Путин, выступая на Совете по русскому языку, довольно своеобразно отреагировал на пост Гусейнова, заявив: «Войну русскому языку объявляют не только пещерные русофобы, — а это мы тоже наблюдаем, думаю, что это не секрет, — разного рода маргиналы здесь активно работают и агрессивные националисты. К сожалению, в некоторых странах это становится вполне официальной государственной политикой. Но за ней — и это тоже должно быть понятно и ясно — всё то же давление, прямое нарушение прав человека, в том числе права на родную речь, на культуру и историческую память». Он осудил попытки «искусственно, грубо, подчас абсолютно бесцеремонно сократить пространство русского языка в мире, вытеснить его на периферию».

Тут тоже все понятно. Когда Россия распространяет русский язык по всему миру — это просто здорово и заслуживает всяческой поддержки. А вот когда в других странах носителей русского языка пытаются научить государственным языкам, это едва ли не преступление против человечества. Но, что характерно, наряду со скрытыми нападками на Гусейнова, Путин, хотя бы частично, постарался учесть его критику и распорядился подготовить единый корпус словарей, справочников и грамматик, содержащих нормы современного литературного языка для обязательного использования в СМИ, государственных учреждениях и школах. Хотя, боюсь, язык большинства российских журналистов, чиновников и судей никакие пособия уже не исправят.

Судьба же самого Гасана Гусейнова в России, думаю, предрешена. В ближайшее время Ученый совет гуманитарных факультетов ВШЭ должен будет обсудить его пост о русском языке, вынеся вполне предсказуемую оценку. А затем администрация ВШЭ найдет способ разорвать с ним контракт. Гасан, чьи работы хорошо известны во многих странах мира, без профессорского места, конечно же, не останется. Россия же потеряет еще одного видного ученого.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ