Жизнь без совести и чести - все равно что земля, лишенная силы тяжести
Нагиб Махфуз, египетский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

Убийство маслом и зачатие в бронзе

25 сентября, 2017 - 16:42

«Аллея правителей» в Москве приглашает прогуляться по заповеднику истории. Она   темная, как  бунинская, только не романтичная. Волей-неволей задумаешься, созерцая  шеренги вождей. Мысли приходят разные. Сначала  о величии. ( Куда же без него в сверхдержаве?) Как зодчий З.Церетели опустился до миниатюрных бюстиков «великих людей»? Где 20-метровые фигуры в полный рост, шагающие по Москве, поступью Петра первого? Получилась мелкота   свойственная монументализму эпохи ВВП, да еще  намек на влиянии санкций в изваянии святынь.  Второе, что приходит в голову: принцип отбора кандидатов для садово-паркового дизайна и героического прошлого.  Почему  главные  создатели  империалистического государства оказались наравне с его разрушителями? Великий Ленин, еще  более величавый Сталин и тут же  автор  личной геополитической катастрофы В.Путина генеральный секретарь КПСС, он же президент всего рухнувшего М.Горбачев. Видно,  составители аллеи руководствовались исключительно фактом присутствия героев-богов на Олимпе, а не тем, чем они там занимались.   

  Неважно, что товарищ Сталин для человечества – упырь, важно его сидение в Кремле  на определенном отрезке истории. Логика понятна. Идея сакральности власти должна обязательно возвышаться над всеми другими, и красной нитью проходить от Ивана Грозного до Владимира Путина. Иначе придется  спуститься со священных гор  самодержавия в болото демократии и погрязнуть в нем, разбирая роли правителей в истории. А так люди понимают: страна меняется к лучшему, Владимир Владимирович на своем посту гораздо эффективнее Ивана Васильевича.

   С занесением в аллеи и анналы всех и каждого, кто правил мимикрирующей империей можно было согласиться, но мешает  Г. Маленков.  Почему  Георгия Максимилиановича не «установили» между Иосифом Виссарионовичем и Никитой Сергеевичем? Он же был  ничем не хуже Н. Хрущева, даже раньше  культ личности разоблачил.  И если К.Черненко в гроб сходя руководил, то Г.Маленков еще при жизни управлял. Неужели его исключили из «аллеи» по ленинградскому делу? Не тому, что рекламировалось в печати, а тому тихому, где в блокаде Ленинграда и голоде обвинялись партийные руководители, в том числе и присутствующие на аллее. В общем, отсутствующий Г.Маленков создает очень нехороший повод для размышлений, чего быть не должно при созерцании произведений Зураба Константиновича и его ландшафтно-исторических композиций.

Каково царю Николаю второму смотреть из бронзы на товарища по металлу Владимира Ульянова? Несмотря на склонность времени размещать палачей и жертв на одних страницах истории, французам же не пришло в голову скульптуру  Людовика XVI  водружать нос к носу с робеспьеровской?  Это же, как у них говорят, нонсенс. Специально не рассматриваю фигуры людей, правивших территориями Восточной Европы задолго до появления Москвы и России. Это разговор особый. Художник имеет право на полет фантазии ради высоких целей, поэтому люди в узбекских шапках Мономаха могут быть  кем угодно по национально-государственной принадлежности, важно, чтобы россияне их считали своими.

Но! Аллея предполагает симметрию. Если с одной стороны – цари, а со второй –генсеки, то как развивать композицию дальше?  Б.Ельцина (его бюст должны установить  в феврале) отнести к партийным вождям, а потом В.Путина – к царственным особам?  

   Инициаторами затеи с аллеей называют российское  военно-историческое общество, которое славится не столько историческими исследованиями, сколько верноподданническими чувствами. Тут все равно кому служить, и  прислуживаться не тошно.  Общество давно отделено от мира, и кроме русского другого не знает. Профессиональная  историческая наука России, напротив,  давно расставила палачей и лидеров своей страны по  местам, которые они заслужили.   Наука не оспаривает международное признание  палачами Ивана Грозного и Сталина,   а вот политическая практика все еще распихивает злодеев по электоральным нишам, и фонтанирует несуразностями, вроде аллеи правителей.   Этакий Рашмор по-русски, где нет грандиозности в масштабе ни лиц, ни камня, из которого они высечены, зато есть детальный перечень персон стандартных размеров.

  Внутри и за пределами  России ни для кого не секрет, почему  наперекор  здравому смыслу и правде истории один за другим устанавливаются памятники деспотам и самозванцам.  Обществу  представляются  две картины прошлого.  На одной, висящей в музее и недоступной для большинства Иван Грозный убивает своего сына, а на другой, расположенной на всеобщем  обозрении  – Иван Грозный зачинает своего сына. Напрашивается именно такая метафора. Власть не способная утвердить себя легитимно, делает это инструментами живописи, скульптуры, кино и театра, при этом  меняя полюса событий  в зависимости от своих вкусов. Что ж. В  нашей общей истории, памятники исполняют роль камней из Экклезиаста. Бывает время  их разбрасывания, бывает и для собирания в музеях тоталитаризма. 

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments