Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Комплекс «отличника»

27 сентября, 2003 - 00:00

... Ради этого еще в начале лета были проданы свиньи, одолжены, у кого только можно, деньги и взяты едва ли не все существующие справки в сельпо и районо, которые иногда увеличивают шансы выпускника сельской школы стать городским студентом. На протяжении вступительного сезона родители тянулись, чтобы только их дети учились. Чтобы потом не вернулись в село. Чтобы выбились в люди. Дети, в который раз насмотревшись «кин» о «бригаде, буржуе и кроте» (которые родное телевидение показывает так, словно больше не существует никаких лент), конечно, мечтают... Но даже не помышляют о том, что им, сельским выходцам, любую карьеру, как в Америке, можно сделать (вон и президент у нас из села), но так же легко можно остаться банкротом на всю жизнь. А судьбу будет поворачивать такой, на первый взгляд, незначительный факт: адаптируется молодой человек из села в городских интерьерах или просто к ним приспособится. Такую роковую зависимость от процесса вхождения в новые условия жизни проследили ученые кафедры педагогики Винницкого педагогического университета.

«Для всех главное, чтобы ребенок учился, — говорит доцент кафедры, кандидат педагогических наук Вера Сорочинская, — родители хотят, чтобы ребенок оправдал их надежды и расходы, а преподавателям отстающие студенты также неинтересны. Поэтому вскоре первокурсники почувствуют с обеих сторон давление, направленное на высокий показатель успеваемости. Так, если бы он был главным, а все остальное — второстепенным и ненужным...»

Критерий «отличник», еще советских времен влечет за собой ряд автоматических признаний добросовестного партийца: активист и пример во всем, достойный званий, привилегий, а позднее — должностей. Представляя такое единственное счастье: более-менее обеспеченная жизнь и во всяком случае маленькая, но должность, и зная единственный путь к этому, родители будут радоваться, что их студент успевает по всем предметам и с радостью будут представлять, как он выбивается в люди. Тогда как пласт его личных переживаний и личной жизни уйдет в тень.

Не каждый отличник добивается в жизни успеха, а даже ухватив кресло и портфель, не всегда счастлив. Человек, вымуштрованный в студенческие годы получать высокие оценки, муштру позднее переносит во взрослую жизнь: это моя профессия, и это главное, а это — моя личная жизнь: конечно же, окружающая семья становится для такого человека придатком, который мешает ему добиться главной цели. Его мучает собственная двойственность, он не может быть искренним и воспринимать других просто. Настороженность ко всему и вся и сверхурочная работа ради высоких показателей, от которых со временем появляется зависимость, приводят к неврозу, а внезапная потеря работы, что стало нормой современности, нашего отличника просто убьет: его недооценили. Крах жизни и полное банкротство, в котором отличник останется сам, ведь до сих пор по-настоящему его никогда не интересовала собственная семья, а на друзей не было времени. Есть и другие последствия неудачной адаптации и неправильных жизненных ориентиров, которые были избраны в студенческие годы.

Желая дать ребенку хоть какое-то образование, родители «пихают» его куда получится: туда, где родственники или знакомые, туда, где удалось договориться или просто хватило денег. При этом кем ребенок хочет стать — вопрос излишний. Впоследствии он станет главным, но будет поздно, и ненавистная профессия станет ежедневной каторгой, или после вуза выпускник будет добиваться второго образования или хоть какой-то работы, а отличные оценки, которых так от него требовали — коту под хвост. А тех, кто забросит учебу сразу после первого глотка свободы и ощущения городской жизни, также ждет не лучшее. После развлечений бурной жизни в общежитии, в лучшем случае, выбьют там для себя комнату, устроятся на базаре и превратятся в вечных сумочников. А их родители, пока будут жить, будут тянуть хозяйство и складывать пенсию, чтобы как и в студенческие годы помочь деточкам, чтобы они, выучившись, не вернулись в село, чтобы оставались в городе и «выбивались в люди». В действительности же жизнь деточек будет превращаться в борьбу за выживание, и все личное, что родители с педагогами для студента считали второстепенным, по сравнению с отличной учебой, выйдет из тени и станет главным. Ведь, будучи сельским студентом, адаптируясь в городе, человек не сумел осмотреться и потерял свой шанс.

Для одних он невидимый, а другие его ощущают. На кого-то он падает просто с неба, а кто-то за ним охотится всю жизнь. Это уже как для кого, а для сельского человека шанс или большой и даровой, или никакой и никогда. Машинерия городской жизни юного, а значит, нестойкого, сельского человека нагло давит. Или же личность, если последний является таковой, овладевает ею и подчиняет себе, а далее едет ею по жизни, как когда получается. И хотя сельских граждан городское «население» пусть легко, но до сих пор презирает, у деревенских есть то, чего никогда не будет у «городских граждан». Это исключительный шанс, который кроется в своеобразном мировосприятии. Они ощущают цену жизни, потому что сызмальства научены: чтобы прожить — надо работать. Это для городских тепло и вода в доме что-то обыкновенное и обязательное, а сельские знают, что даже таких элементарных благ не будет, если не встать и не потрудиться. Поэтому сельские студенты выигрывают у городских трудолюбием и настойчивостью, что, как известно, ведет к успеху. Веру у них усиливает факт вступления в вуз. А жажда выкарабкаться, выжить и не вернуться в село, где ждет только тупик, умножают и без того большие шансы сельских выходцев выбиться в так называемые и такие желанные люди.

Однако не все сельские штурмуют вузы по украинским городам. Только небольшая часть сельской молодежи ощущает в себе потенциал и догадывается, что в сельском социуме на него спроса не будет, а поэтому за жизненным взлетом нужно ехать туда, где дымят высокие трубы. Там все другое. Не те расстояния, не тот ритм и не те наряды и развлечения, как в родном селе. Здесь не с каждым здороваются, но даже внешне приятный прохожий, который разыгрывает из себя твоего товарища, способен на «подлянку». И пока ко всему приноровишься, не одной шишкой украсишь голову. А если еще и любовь голову закружит ему, что естественно в студенческие годы, то так и смотри — обменяешь свой шанс, как шило, а вот от мыла попробуй не заплакать.

По такому сценарию улетают девичьи мечты, а юноши свой шанс, как правило, теряют в чрезмерном поиске собственного я. Ищут, ясное дело, в антиморальной среде, потому что место их мечты занимает разочарование, как следствие неудачной адаптации.

«Первая волна демократизации упразднила практику кураторства преподавателей над студенческими группами, — рассказывает Вера Сорочинская, — но теперь педагоги опять постепенно возвращаются к старой практике. Украинский студент не американский, который сызмальства приучен к самостоятельности. Ребенок, привыкший к гиперопеке со стороны родителей, что характерно для нашей нации, не готов к внезапному вхождению во взрослую жизнь. Поэтому в учебном заведении, куда он попадает из родительского дома, ему необходима поддержка старших, мостик, через который студент перейдет на другой берег жизни, т.е. адаптация».

В течение первых месяцев обучения студенты Винницкого педагогического университета, а также тех учебных заведений, которые работают по методам, разработанным этим вузом, пройдут несколько уровней тестирования. От простейших до важных вопросов. Анкеты анонимные.

«Мы выясняем, как первокурсник чувствует себя в учебной группе, в общежитии, с преподавателями, почему сюда поступал, что ждет от учебы и какие его виды на будущее и чего он боится. Сначала у всех повышенный интерес к учебе: новое расписание, новые предметы, новый способ образования и новые друзья, и учителя. Впрочем, даже такие приятные события, как бракосочетание или рождение ребенка, всегда начинают новый этап в жизни человека. До этого ему неизвестный, а поэтому естественно появляются переживания. У студентов, как людей социально незрелых, не готовых к самостоятельности, переживания перерастают в ожидание негативных событий. Поэтому 65—78% первокурсников живут в состоянии страха. Определить чего или кого они боятся и помочь побороть комплексы, — это и является нашей задачей в процессе адаптации студента».

Если со временем действительность студента отвечает тому, о чем он мечтательно писал в первых анкетах, то он адаптировался и, если не потеряет головы, то все у него сложится, как в кино.

Мирослава СОКОЛОВА, Винница
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ