Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Раздел Каспия: кому выгодно

В плане судоходства, движения воздушного транспорта и эксплуатации биоресурсов конвенция ближе к позиции России и Ирана, а в плане эксплуатации ресурсов недр и дна моря больше отражает позицию Азербайджана, Казахстана и Туркменистана
15 августа, 2018 - 10:58
ФОТО РЕЙТЕР

Главы пяти прикаспийских государств — России, Азербайджана, Ирана, Туркменистана и Казахстана подписали в казахстанском порту Актау конвенцию о правовом статусе Каспия. Так завершился переговорный процесс, длившийся целых 22 года из-за кардинальных разногласий между прибрежными странами. Конвенция вступает в силу с момента ее ратификации всем участниками и депонирования всех пяти ратификационных грамот, причем она носит бессрочный характер. Поскольку ни одно из государств-подписантов не является демократическим, думаю, что с ратификацией проблем не будет.

Основная площадь водной поверхности Каспия остается в общем пользовании сторон, а дно и недра делятся соседними государствами на участки по договоренности между ними на основе международного права. Конвенция запрещает присутствие на Каспии вооруженных сил некаспийских государств. Пять прикаспийских государств несут исключительную ответственность за поддержание безопасности на Каспийском море и управление его ресурсами. Неслучайно в предшествовавшие соглашению недели кремлевская пропаганда через подконтрольные ей ресурсы распространяла фейк-новости о том, будто США собирается создавать военно-морскую базу на казахстанском побережье. Это понадобилось только для того, чтобы представить пункт конвенции о запрете присутствия вооруженных сил некаспийских государств в Каспийском море как большую победу российской дипломатии и лично президента Владимира Путина, приехавшего в Казахстан подписывать конвенцию.

На самом деле ни США, ни другие государства, не имеющие выхода к Каспию, никогда не собирались и не собираются создавать свой военный флот на Каспии за полнейшей бессмысленностью подобного предприятия. Разумеется, никто не заподозрит Америку в намерении перебросить свои боевые корабли на Каспий по кратчайшему пути через Иран — слишком нелепым было бы такое предположение. Но тогда остается либо перебрасывать корабли из пакистанских портов через воюющий Афганистан и государства Центральной Азии к казахстанским портам, либо через средиземноморские порты Турции (поскольку вход в Черное море военных судов нечерноморских стран ограничен) и турецкую территорию в Грузию, Азербайджан и азербайджанские порты (оттуда при необходимости их можно перегнать и в казахстанские порты). Оба эти маршрута чрезвычайно дорогостоящи, в том числе в плане последующего снабжения баз и кораблей.

Главное же, американское военное присутствие на Каспии лишено всякого смысла. Эскортировать американские торговые суда там нет никакой возможности за отсутствием таковых. Кстати, конвенция предусматривает, что в Каспийском море могут плавать суда только под флагом прикаспийских государств, что просто отражает давно сложившееся положение. В случае же военного конфликта с Ираном или даже Россией американская группировка на Каспии будет совершенно бесполезна из-за своей слабости и трудностей снабжения. Поэтому пункт о недопущении Каспий вооруженных сил некаспийских стран имеет чисто пропагандистское значение.

В конвенции также говорится, что судоходство, рыболовство, научные исследования и прокладка магистральных трубопроводов должны осуществляться по согласованным сторонами правилам и с учетом экологических требований, поскольку все государства Каспия несут ответственность за ущерб, который может быть нанесен его экосистеме.

Важным представляется пункт конвенции о том, что «прибрежное государство имеет исключительное право сооружать, а также разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование искусственных островов, установок и сооружений в пределах своего сектора». Это дает прибрежным государствам право на морскую добычу энергоресурсов и других полезных ископаемых, хотя на практике сейчас речь может идти только о нефти и газе. Вся акватория Каспия делится на территориальные воды — полоса шириной в 15 миль от побережья и внутренних вод, рыболовные зоны — полоса шириной в 10 миль от территориальных вод и международные воды. При этом рыбный промысел в международных водах квотируется между пятью прикаспийскими государствами.

До распада СССР статус Каспийского моря регулировался советско-иранскими договорами 1921 и 1940 года. Они предусматривали свободу судоходства и рыболовства для прикаспийских государств (за исключением 10-мильной рыболовной зоны) и запрет плавания судов под флагами некаспийских стран. В то же время, никак не регулировалось использование недр Каспия, а также вопросы экологии и военной деятельности. С увеличением числа прикаспийских государств с двух до пяти, за счет Азербайджана, Туркменистана и Казахстана, потребовалось выработать новое соглашение.

Поскольку основные биологические и энергетические ресурсы Каспия находятся за пределами российских территориальных вод и рыболовной зоны, Россия была заинтересована в том, чтобы территория Каспия за этими пределами признавалась бы свободной для экономической деятельности всех пяти прикаспийских государств. Однако новые государства, в отличие от России и Ирана, были заинтересованы в разделе Каспийского моря на национальные секторы, поскольку не могли конкурировать с ними в энергетической, да и в рыболовной сфере. Иран же соглашался на раздел Каспия только по принципу равных долей — по 20% дна каждому государству. И Россия вынуждена была идти на компромисс, чтобы сохранить хорошие отношения со всеми прикаспийскими  государствами. Так, в 1998 году между Российской Федерацией и Республикой Казахстан были заключены Соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря, дополненное в 2002 году специальным протоколом. А в 2001 и 2003 годах было заключено соответствующее соглашение между Казахстаном и Азербайджаном и протокол к нему. Также между Россией, Казахстаном и Азербайджаном в 2003 году было заключено Соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря.

Подписанная в Актау конвенция представляет собой компромисс. В плане судоходства, движения воздушного транспорта и эксплуатации биоресурсов Каспия она ближе к позиции России и Ирана, а в плане эксплуатации ресурсов недр и дна Каспийского моря в большей мере отражает позицию Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Иран же, скорее всего, пошел на невыгодный для него компромисс (технологией морской добычи нефти и газа владеют американцы, и в свете нынешних отношений США и Ирана рассчитывать на участие американских компаний в освоении энергоресурсов иранского сектора Каспия не приходится), чтобы сохранить хорошие отношения с Россией и другими прикаспийскими государствами.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments