Есть только один способ сделать большую работу - полюбить ее
Стив Джобс, американский предприниматель и изобретатель, основатель корпорации Apple Inc.

Back to 90-е: Фонд ИЗОЛЯЦИЯ представил новую экспозицию

Тема турбореализма стала заглавной темой программы художественных резиденций 2012-2013 гг. Кураторы из Украины и Польши собрали пять художников из трех континентов, которые на протяжении нескольких месяцев прошлого года в Донецке создавали свои работы с учетом местного контекста. Это самая масштабная выставка Фонда на данный момент, в частности из-за человеческого ресурса, который помогал в творческом процессе создания экспозиции. Выставка открылась вчера, 22 июня и продлится до ноября.

Бэкграунд

В то время, когда в Украине политики «создавали» «новую политику», зарплату выдавали продуктами, а женщины стояли в очереди за маслом, в 1993 году распалась Чеховловакия, на орбитальной станции «Мир» впервые произвели выставку художественных работ Игоря Подольчака; Ельцин запретил в России деятельность оппозиционных партий и газет; начинает вещание телеканал «НТВ», а годом ранее в Украине создан телеканал ICTV; в 1993-ем окончательно прекращается гражданская война в Грузии; «Intel» представил свой первый оригинальный процессор «Pentium»; на Донбассе происходит самая массовая акция шахтеров; в этом же году впервые украинец воспользовался сотовой связью.

Через два года в марте 1995-го, в России был убит Влад Листьев; в августе – выпущен «Windows95»; а в декабре – в Днепропетровске открыто метро (с тех пор и не изменялось). Тогда на открытии президент Кучма сказал:  «Когда два года назад я уезжал из Днепропетровска, на строительстве метро был поставлен большой крест. Сегодня метро в Днепропетровске есть!». На этом строительство метрополитена было окончено. В этом же году Сергей Жадан издает свой «Цитатник», в который войдет его стихотворение «Варшава».

В 1997 году в связи с крахом финансовых пирамид в Албании люди выйдут на улицу и начинаются массовые беспорядки; Россия подпишет договор с Белорусью; в Великобритании выйдет первая книга о Гарри Поттере; первый космонавт независимой Украины Леонид Каденюк полетит в космосе. Эндрю Гроув, основатель компании «Intel» будет назван Человеком года по версии журнала «Time». К  1997 году более одного миллиона доменных имен будет зарегистрировано в Интернете. Годом ранее выйдет книга-бестселлер Оксаны Забужко «Полевые исследования украинского секса».

В девяностых, появится, возможно, один из самых лучших сериалов о Супермена, дети играют в приставки и тетрис. Массово поступят в продажу китайские игрушки, одежда и фильмы с Джеки Чаном. В 1990-е появляется такое понятие как турбореализм.

Все это время в Украине будут формировать экономику, выбирать президента, смотреть фильмы, носить цепи и цветные халаты, слушать рок и популярную музыку, торговать, захватывать имущество, воровать, убивать, утрачивать и приобретать веру, создавать новые религии и финансовые пирамиды…

Турбореализм и локальное пространство

Направление в литературе, которое возникло на стыке фантастики и критики не всегда воспринимают как нечто что может возвысить эту же фантастику. События, которые описаны в книгах не являются выдуманными, они реальны, но их отличительная черта в том, что сценарий этих событий переписан. Так называемая «альтернативная история» подчеркивалась надтекстом, эпиапокалиптичностью и метарелигией. И тогда художники начали действовать по принципу «надо было менять всё, не одну жизнь и не две жизни, не одну судьбу и не две судьбы — каждый винтик этого смрадного мира надо было менять…». Переписывая мировую историю, они начали переписывать свою с возможность погрузиться в другой мир, который возможно был бы лучше, хуже – не важно, ведь главное – другим. Когда тебя что-то не устраивает, ты хочешь это изменить, пусть средствами текста. И в этом был своего рода прорыв, прорыв в будущее, которое было сотворено или наоборот, будущее лишено жизни. Это все можно увидеть в работах Марселя Тюрковски и Элиз Флоренти (Германия/Франция). Апокалиптичный индустриальный пейзаж, как внешне, так и внутренне отсылает нас к произведениям Тарковского и Стругацких. Одна из работ – желто-красная комната с аудиозаписями из фильма стирает рамки пространства и времени. Мы возвращаемся именно в то пространство, которое было создано литераторами. Мы задумываемся о жизни, будущем и своем собственном пребывании на Земле. На стульях в комнате лежит книга Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанческий», который еще больше подчеркивает поиск нереализованной мечты и смыслов. Комната-работа под названием «В поисках зеркала» создает уют, здесь кажется тепло и комфортно, и казалось, здесь можно сидеть вечно.

Перфоманс Луизы Норберга (Бразилия) еще одна отсылка созданный новый мир. «Я вижу тех красных звезд, которые Вы мне диктуете» - название работы, которое отсылает нас к книге донецкого писателя-турбореалиста Федора Березина «Красные звезды». Художница переписывает книгу так, как художник переписал историю Холодной войны и распад СССР. Он до сих пор считает это событие великой ошибкой мировой истории. Что опишет Луиза, будет известно только лишь в конце перфоманса, когда она сможет переписать уже переписанную историю.

В том, что люди видят свою историю неправильной и имеют желание переписать – есть та боль и тот недостаток, которые появились в связи с «неправильной» социальной политикой, политикой разрушения. Социальный нарыв все больше чувствуется в настроениях художников, в особенности в серии работ Алексея Салманова (Украина). На его работах можно увидеть девушку в порой странных позах на фоне разваленного индустриального пейзажа. Ее руки, ноги заломаны, как заломано все общество. Алексей пытается проанализировать отношение человека и индустриального пространства. Но каким может быть это отношение, если один из объектов мертв?

Взаимоотношения человека с человеком «описывает» в своей работе Пол Чейни (Великорбитания). Он сравнивает людей с саранчой, которая готова сожрать друг друга. Именно так люди привыкли поступать со свои друзьями и врагами. Здесь же – тяга человека к чрезмерному потреблению и завоеванию миров. 

Взаимоотношение человека с собой – цикл видео-аудиоработ Луизы Норбега. Девушка описывает свои отношения с миром как звуковой эксперимент. Все время резиденций она коммуницировала с помощью специального механического устройства, который способен преображать текст в звук. «Она воспринимает турбореализм как социальную травму, связанную с коммуникацией. После резиденций мы постарались вспомнить голос Луизы, но вспомнили лишь один механический голос», - говорит со-куратор выставки Виктория Иванова.

Еще один звуковой эксперимент представил Даниель Малон (Голландия). Его проект «1990Сейчас!» стал логическим завершением открытия выставки и длился до двух часов ночи. Символично, что это произошло в самую короткую ночь года. «Электронная музыка – это то, чего Донецку не хватает. Детройт в 90-тых стал настал настоящей музыкальной столицей. Именно в этом городе создавалась различная экспериментальная электронная музыка. В Донецке также все это могло бы иметь место. Даниель собрал лучшие команды донецких музыкантов и сам создал свой сет, который состоял из заводстких звуков, речей политиков и т.д.»,  - рассказывает Виктория Иванова.

Эстетика

Часть композиций очень красочная и помимо всего подтекста и смыслов каждой работы, здесь есть и эстетическая сторона. «Здесь есть яркие картинки и площадка, разделенная на цветные квадраты. Я вижу, что здесь могли бы играть дети в различные игры. «В поисках зеркала» также эстетично выглядит, можно даже не вслушиваться в звук, здесь приятные желто-зелено-красные цвета, которые радуют глаз», - рассказывает Агнешка Пиндера, со-куратор выставки.

Почему я не хочу возвращаться в 90-е: переосмысление истории с помощью искусства

Дело даже не в малиновых пиджаках, не в том, что гоп-стайл становится нормой, дело не в том, что барышни снова носят ласины, а электронная музыка набирает повороты. Мы снова переживаем тот период, от которого, казалось, нам удалось убежать. Но экономический и социальный кризис опустил нас на спираль вниз. Мы снова оказались там, где были пару десятилетий назад. Вопрос не в том, как мы вернулись в девяностые, вопрос в том, почему?

История переписывается не для того, чтобы ее переписать именно так, а для того, чтобы осознать ошибки. Возвращение назад – это значит, что все это время мы жили неправильно, значит время потрачено впустую. По всем экономическим и социальным показателям, мы ушли далеко назад. Рэкет и кидалово снова стали экономической моделью, востребованной среди маргинальных и элитарных слоев населения.

«Эта выставка хороша тем, что каждый сможет отрефлексировать. Он может это понять или наоборот произойдет отторжение. Но из-за того, что тема назрела в социуме и тема «болит», она будет актуальна каждому», - рассказывает Виктория Иванова. Социуму действительно болит, и нарыв с каждым годом все сильнее. Но будет ли социум его отвергать, или же примет и переосмыслит все? Возвращение в девяностые должно показать нам ту ошибку, которую мы допустили, чтобы ее скорее исправить. Каждый смотрит на свою «катастрофу», изучая ее изнутри. Ведь, «нам не нужно других миров, нам нужно зеркало».

Катерина ЯКОВЛЕНКО, «День», Донецк. Фото Александра ЕРМОЧЕНКО

«День» у Facebook, , VK, Google+

Новини партнерів
comments powered by HyperComments