Язык растет элементарно, вместе с душой народа
Иван Франко, выдающийся украинский писатель, поэт, публицист

О роли личности в истории

27 января, 2011 - 21:23
ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
«ПОЗИЦИЯ» / ФОТО НИКОЛАЯ ЛАЗАРЕНКО
1995 ГОД. СТРАСБУРГСКИЙ ДВОРЕЦ ЕВРОПЫ. ПРЕМЬЕР-МИНИСТР УКРАИНЫ ЕВГЕНИЙ МАРЧУК ПЕРЕДАЛ ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ СОВЕТА ЕВРОПЫ ДАНИЭЛЮ ТАРШИСУ ДОКУМЕНТ О ПРИСОЕДИНЕНИИ УКРАИНЫ К УСТАВУ ЭТОЙ САМОЙ МАССОВОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ / ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ЕВГЕНИЯ МАРЧУКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ВСТРЕЧА С ПАПОЙ ИОАННОМ ПАВЛОМ ІІ / ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
ЕВГЕНИЙ МАРЧУК И ОЛЕГ СОСКОВЕЦ ПАРАФИРУЮТ «ДОГОВОР О ДРУЖБЕ, СОТРУДНИЧЕСТВЕ И ПАРТНЕРСТВЕ МЕЖДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ И УКРАИНОЙ», 1995 г. / ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
КРЫМ. ЦВЕТЫ К ПОДНОЖЬЮ ГОРЫ, ГДЕ БЫЛ ТЯЖЕЛО РАНЕН В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ РЯДОВОЙ ПЕХОТЫ КИРИЛЛ ИОСИФОВИЧ МАРЧУК / ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
ТЕПЛОЕ ОБЩЕНИЕ. МИРГОРОДСКИЙ РАЙОН, ПОЛТАВЩИНА, ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В ВЕРХОВНУЮ РАДУ / ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
МАРЧУКИ / ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
«ИСТОРИЧЕСКИЙ СЮЖЕТ»: ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЕДИНОГО КАНДИДАТА ОТ« КАНЕВСКОЙ ЧЕТВЕРКИ», КОТОРАЯ, ПРАВДА, ПРОСУЩЕСТВОВАЛА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ / ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
ЕВГЕНИЙ МАРЧУК СТАЛ ПЕРВЫМ ПОЛИТИКОМ, КОТОРЫЙ ПРОВЕЛ ЧАТ-КОНФЕРЕНЦИЮ, 1999 г. / ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ НАТО ДЖОРДЖ РОБЕРТСОН, СЕКРЕТАРЬ СНБО ЕВГЕНИЙ МАРЧУК И ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ДОНЕЦКОЙ ОБЛАДМИНИСТРАЦИИ ВИКТОР ЯНУКОВИЧ 10 ИЮЛЯ 2002 г. В ДОНЕЦКЕ. РОБЕРТСОН ПРИБЫЛ В УКРАИНУ ВО ГЛАВЕ ДЕЛЕГАЦИИ НАТО ДЛЯ ПЕРЕГОВОРОВ ОБ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ / ФОТО УКРИНФОРМ
НЕПРОСТОЙ РАЗГОВОР / ФОТО УКРИНФОРМ
ПЕРВЫЙ ГРАЖДАНСКИЙ МИНИСТР ОБОРОНЫ ЕВГЕНИЙ МАРЧУК ВСЕГДА ГОРДИЛСЯ НАШИМИ МИРОТВОРЦАМИ / ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ЕВГЕНИЯ МАРЧУКА

«МЫ НЕ ИЗБРАЛИ СВОЕГО ДЕ ГОЛЛЯ»,- ГЕРОИНЯ СНИМКА ДАРИЯ ТКАЧ О 1999 ГОДЕ И ДЕСЯТИЛЕТИИ ПОСЛЕ НЕГО...

Женщина, которую вы видите на фотографии, — львовянка Дария Ткач. Большую часть своей жизни работала на Львовском государственном телевидении, режиссер-кинодокументалист. (Хотя я бы ее так не называла. Дария Андреевна на самом деле была автором своих многочисленных лент о выдающихся деятелях украинской культуры и политики, потому что всегда все делала сама — и сценарии писала, и снимала, и монтировала). А еще пани Ткач известна как один из организаторов Общества Льва — львовского центра национально сознательной молодежи (возглавляла секцию «Берегиня»). Напомним, что созданное во Львове еще в советские времена (в 1987-м) Общество Льва активно участвовало в процессах национального возрождения, которое впоследствии получило название «Развитие гражданского общества». От себя лично прибавлю, что знаю Дарию около 30 лет как человека, который всегда обладал собственным, иным, мышлением и никогда не предавал свои идеалы. (Сама же Дария Андреевна говорит, что из-за этого своего мышления и неуступчивости осталась с минимальной пенсией и «своими грядками в селе» — чтобы выжить.) Но, несмотря на все это... «Я люблю землю, люблю работать, а самая большая радость для меня — встречать солнце в своей роще, умываться в речке и произносить свою личную молитву», — рассказывает Дария. А еще, говорит, имеет в замыслах много интересных проектов — будет продолжать снимать свое любимое документальное кино.

— Помнишь 1999-й? Помнишь настроения вокруг и свои лично?

— Опять же вспомню митинг в честь приезда во Львов Евгения Кирилловича. Это был огромный духовный подъем. Пришло очень много народа. Я помню, каким окрыленным был Евгений Кириллович, когда видел такое восприятие его на митинге. Потом мы провели Марчука от проспекта Свободы до проспекта Шевченко, где была пресс-конференция... Люди просто светились — это были большие надежды. И я не помню во Львове таких возбужденных людей при встрече с лидером... Марчук обладает большой харизмой.

— Как думаешь, почему тогда сработала российская технология «демократ против коммуниста»? Не хватило критической массы мыслящих людей?

— Да, не хватило. Тогда был мощно включен административный ресурс. Помню все те встречи, помню мои поездки с Юрием Шухевичем во время агитации за Евгения Марчука. Помню, как на телевидение не пускали выступать представителей других кандидатов в президенты (кроме Кучмы). Помню, когда после эфира спросила у Тавпаша (директор «Світоча». — Т.К.), который был доверенным лицом Кучмы: «Кого вы защищаете? Вы же руководитель предприятия, так как же вы можете представлять и защищать человека, разрушающего украинскую промышленность?» И получила кучу всяких ярлыков. Меня преследовали, вызывали, составляли протоколы... Помню предвыборную поездку в Радехов. Тогда в доме культуры районная администрация собрала огромное количество людей. Там выступали «Соколы» и другие ансамбли, которые высоко оплачивались. Я тогда вывела на сцену Шухевича, а ему даже микрофона не дали. Меня потащили в милицию, там, в милиции, держали. Преследовали меня потом и в больнице, куда мне пришлось лечь. Потом приходили домой, колотили в дверь — ребенок боялся: «Отойди от окна, потому что могут стрелять». Отстраняли на ЛТВ от любимых тем. Это было невыносимо. Это было страшно. И потом, когда оплевали Шухевича за день до выборов... И потом, когда не дали в эфир записанное на камеру интервью с Шухевичем, которого мне удалось добиться...

— Понятно, что развал Каневской четверки тоже был технологией. Можешь вспомнить, что тогда подумала? Как это восприняла?

— Конечно, было большое разочарование, что так произошло, но была надежда, что Марчук все же победит. Но и здесь был включен мощный админресурс. И то, о чем я говорила, отвечая на предыдущие вопросы, — последствия на выборах работы той мощной административной машины.

— Лариса Ившина сказала такую фразу: «В 1999 году был президент, но не было народа — в 2004-м был народ, но не было президента». Ты тоже считаешь, что появление такого лидера, как Евгений Марчук, было преждевременным для украинцев?

— Нет, я так не думала и не думаю. Появление такого лидера, как Марчук, не было преждевременным. Но мы многого не знаем обо всех подводных течениях в политике. Мы не знаем, что там на самом деле было.

— Многие люди, которые тогда сделали все, чтобы Евгений Марчук не пришел к власти, и сегодня не исчезли ни из властных коридоров, ни с телеэкранов. Как считаешь, что нужно, чтобы сегодня в политику пришли люди другого качества — со знаниями, европейским типом мышления и пониманием своей страны?

— Мне кажется, что в Украине где-то зреет такой лидер — просто мы его не знаем. Думаю, что это должен быть человек, абсолютно чистый от коррупции и взяток и, в первую очередь, с ясным виденьем украинской Украины. Мы живем в центре Европы и уже являемся европейской нацией, следовательно, наше движение должно быть европейским, но с особой украинской окраской. У меня есть простая национальная идея: род — народ — родное. Мы не видим такого лидера, который бы понимал это родное и которому бы Украина была родной, чтобы он стоял за этот народ до конца, который бы хотел вернуться домой, как Степан Бандера, Роман Шухевич, Евгений Коновалец, Николай Михновский, в программах которых были прогрессивные идеи равенства всех наций в Украине, представители которых были в их правительствах и движениях сопротивления. Тогда, в 1999-м, мы еще очень надеялись на Евгения Марчука — знали, что это высокоинтеллектуальный человек, стремящийся изменить жизнь в Украине. И это бы Марчуку удалось, потому что он очень хорошо знал эту систему изнутри, знал, как бороться с ней. Потому и была на него такая большая надежда. А теперь, наверное, нужно гражданское движение, нужна смена действующей институции... Я не знаю, что делать с нашей Верховной Радой. Необходимо делать выборы. Но это непросто — над этим нужно работать. Я несколько месяцев назад была во Франции и видела, как чествовали де Голля. Он сделал для Франции очень много — и в войну, и после нее. Но французы не избрали его президентом — он 12 лет шел к своему президентству! Перенесем ситуацию на украинские реалии — украинцы не готовы к демократии. Стремление заработать изменило украинцев в худшую сторону: желание наконец распрощаться с нищей жизнью лишает людей духовного света. Жаль, что уже нет де Голля. Был бы в Европе де Голль или политик, похожий на де Голля, было бы другое отношение в мире к Украине. И жаль, что мы не избрали такого своего...

 

Татьяна КОЗЫРЕВА, «День», Львов

 

КОММЕНТАРИИ

«Я МНОГОМУ НАУЧИЛСЯ У ЕВГЕНИЯ МАРЧУКА...»

Марек СИВЕЦ, член Европейского парламента:

— Говорят, что в политике нет места для дружбы, а есть лишь общие интересы. Это неправда. Я могу сказать, когда я думаю о Евгении Марчуке, то первые слова, которые приходят в голову, это — дружба и доверие. В течение многих лет мы вместе строили польско-украинские отношения от имени наших президентов, которые в этот период были во главе наших государств. Это были тяжелые годы, во время которых строилось новое качество. Устанавливалась новая украинская государственная идентичность, восстанавливалась национальная гордость и открывалась сложная история. То были времена, когда Польша с большими усилиями устанавливала свое присутствие в западноевропейских экономических и оборонных структурах. Мы всегда говорили откровенно и всегда приходили к результатам. Я многому научился у Евгения Марчука, гордой, мудрой и в то же время скромной личности, которая никогда не избегала даже самых сложных вопросов. Мои лучшие пожелания здоровья и счастья из Брюсселя.

«ЧЕЛОВЕК С БОЛЬШИМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ СМЫСЛОМ»

Олег СОСКОВЕЦ, первый заместитель председателя правительства Российской Федерации (1993—1996), Президент Ассоциации финансово-промышленных групп России:

— Евгений Марчук — выдающийся государственный деятель современной независимой Украины. Он внес очень большой вклад в развитие собственного государства. И, конечно, в становлении отношений между Украиной и Россией тоже имеется большая заслуга Евгения Кирилловича. В свое время по поручению двух президентов, России — господина Ельцина и Украины — господина Кучмы, он вместе со мной принимал участие в подготовке всех основополагающих соглашений между Россией и Украиной, в том числе и по соглашению о Черноморском флоте. Поэтому близкое знакомство с Евгением Кирилловичем позволяет мне судить об этом человеке как очень сильном и ответственном государственном деятеле, который, безусловно, отстаивал интересы Украины во благо развития экономики и независимости государства. Я считаю, что главной отличительной чертой Евгения Кирилловича были глубокие знания внутренней и внешней политики, которые позволяли ему на посту вице-премьера, первого-вице-премьера, премьер-министра принимать, безусловно, взвешенные и ответственные решения по поводу установления государственности Украины. И дальнейшая его политическая и государственная деятельность в ранге министра обороны, Секретаря СНБО позволяет судить о том, что этот человек несет в себе ту истину государственного деятеля, которая позволяет видеть государство сильным. К таким государствам, на мой взгляд, относится сегодня и Украина. Поэтому я хотел бы присоединиться к многочисленным поздравлениям, которые, безусловно, Евгений Кириллович будет иметь к семидесятилетию. Хочу выразить ему чувство глубочайшей признательности, уважения, которое можно адресовать человеку с большим человеческим смыслом, который несет в себе Евгений Кириллович.

«ОН ВСЕГДА ПОНИМАЛ, ЧТО РАЗНООБРАЗИЕ — ЭТО СКОРЕЕ СИЛА, ЧЕМ СЛАБОСТЬ»

Джеймс ШЕРР, директор Программы России и Евразии Королевского института международных отношений, Лондон:

— День рождения Евгения Кирилловича напоминает, что государственность Украины была раньше связана с прогрессом. Он напоминает о временах, когда лидерство было синонимом энергии, компетентности и смелости. Он также является укором для тех, кто путает прагматизм и оппортунизм, цинизм и низость. А также доказывает, что интеллект, характер и обстоятельства способны изменить судьбу отдельных людей и преодолеть наследие прошлого. Накануне Дня независимости Украины Евгений Марчук был первым заместителем председателя КГБ Украинской ССР. Никто, в том числе и сам Марчук, никогда бы не сказал, что он станет одним из архитекторов государственности Украины, барьером для тех, кто бы поступился ее независимостью, и неуклонным сторонником ее евроатлантического курса. Эти вещи (к которым прибавилось его назначение первым главой СБУ) были ценным преимуществом и неизменным бременем. С одной стороны, благодаря этому он способен был понять внутреннюю работу олигархии, криминальных структур и транснациональных сетей, которые доминируют в украинской экономике и проникают в государственные структуры: это важное понимание для человека, стремящегося покинуть коварные воды постсоветских реалий. Это наследие, вместе с опытом работы на руководящих должностях, не просто придавало ему уверенность. Это позволяло ему применить интегрированный и стратегический подход в сложных начинаниях, кульминацией чего стало его пребывание на должности министра обороны с июня 2003 по сентябрь 2004. На следующий день после его назначения на эту должность Григорий Крючков, не инстинктивный его сторонник, отметил: «Ни один человек не способен ответить отказом высокопоставленному должностному лицу. Чтобы это сделать, вы должны быть твердым и мужественным человеком и твердо стоять на ногах, а Евгений Кириллович обладает всеми этими качествами». («Наступление обороны», «Корреспондент», 1 июня 2003 г.) Это наследие и опыт также усиливали дальновидность не только в искусстве возможного внутри Украины, но и относительно устойчивых признаков российского влияния. По этой причине Марчук никогда бы не позволил, чтобы «национальное строительство» предшествовало развитию широкого, светского и гражданского государства, гостеприимного к этническо-лингвистическому разнообразию его граждан. Он всегда понимал, что разнообразие — это скорее сила, чем слабость. По этим же причинам Марчук всегда был постепеновцем и центристом как по замыслам, так и по темпераменту. Неважно, касался ли вопрос Кучмы, или преодоления наследия России, он предпочитал методичные действия, неспешное маневрирование, насколько позволяли обстоятельства. Не всегда обстоятельства были благоприятными. Несколько раз за свою карьеру он проявлял элементарное мужество и способность идти на риск. Эта история еще должна быть написана, но Евгений Кириллович до сих пор сомневается, стоит ли это делать. Ответственность тройная. Во-первых, человеку с опытом Марчука никогда не будет доверять страна или руководство государства. Евгений Кириллович не чувствует своей вины в этом. Это результат того, кем он есть, а не результат его действий, и он никак не может этого изменить. Во-вторых, его способности, позиция и привилегии сделали его хранителем тайн, которые он никогда не хотел знать или оберегать. Наконец, принимая во внимание страну, из которой он родом, нельзя его назвать инстинктивным демократом. К его чести и на благо Украины он стал демократом — из-за своей рассудительности, а не из идеологических соображений, и из-за все большей антипатии к реалиям, в которых он жил. 70-летие Евгения Кирилловича — это не только повод его отметить, но и время напомнить себе, что и среди публичных людей можно встретить благородство и стойкость, профессионализм и дальновидность. Эти качества — такая же часть наследия Украины, как их отрицание и предательство. Разве они не достойны стать частью будущего Украины?

«БЫЛА СОЗДАНА МОДЕЛЬ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ УКРАИНОЙ И РОССИЕЙ»

Всеволод ЛОСКУТОВ, советник-посланник Посольства Российской Федерации в Украине:

— Евгений Кириллович внес реальный вклад в развитие добрососедских российско-украинских отношений в середине 1990-х годов, когда только формировалась правовая база двух независимых государств. В частности, можно отметить работу Марчука по подготовке большого «Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной». 8 февраля 1995 г. в Киеве Евгений Марчук и Олег Сосковец (в ту пору первый заместитель председателя правительства РФ) завизировали проект этого важного документа. А 18 апреля того же года, уже в Москве, во время рабочего визита Е.Марчука (исполняющего обязанности премьер-министра Украины) состоялась беседа с тогдашним президентом РФ Борисом Ельциным и был окончательно согласован текст проекта «Договора» — стратегического документа, который действует до сих пор. Мне хочется отметить еще один важный момент, я был его участником: 20 марта 1996 г. состоялся рабочий визит премьера Украины Е.Марчука и первое заседание смешанной Межправительственной комиссии по сотрудничеству под председательством В. Черномырдина. Важно то, что была создана модель отношений между нашими странами. Тогда комиссия была сформирована на уровне глав правительств, и она сыграла историческую роль в создании договорной базы между Россией и Украиной. Ныне работает смешанная российско-украинская комиссия на уровне президентов, а предпосылкой была совместная работа Черномырдина и Марчука. Появление новой формы взаимоотношений положительно повлияло на решение самых разных вопросов — политических, экономических, гуманитарных... Так, в ходе заседаний поднимались вопросы развития наших отношений, в частности по Черноморскому флоту, открытия Генконсульства России в Симферополе и др. Евгений Марчук сыграл позитивную роль в создании переговорного механизма. Он человек компетентный, эрудированный, деловой и активный. Для нас важно, что он проводил дружественную политику добрососедства. Мы желаем Евгению Кирилловичу крепкого здоровья, успехов во всех его делах.

«ЕГО ОТЛИЧАЕТ УМЕНИЕ СМОТРЕТЬ ВПЕРЕД»

Леонид КРАВЧУК, первый президент Украины:

— Я вспоминаю один случай, когда я был главой Верховной Рады. Это было очень непростое время для Украины, над нами нависали тяжелые тучи. В Москве была сложная ситуация. Где-то танки к Украине продвигались, ближе к Киеву. И тогда Евгений Кириллович через своих людей передал мне в президиум записку, что вот такая ситуация и что он принимает экстренные меры. И тогда он очень серьезно повлиял на то, чтобы ситуация была урегулирована. Евгений Кириллович человек деловой, грамотный. У него ничего не делается спонтанно, случайно. Он все изучает. Очень хорошо знает свое дело, особенно по части службы. Я получал от него всю необходимую информацию, когда он был главой СБУ. Он меня постоянно информировал, я знал реальное состояние дел, особенно в период ГКЧП. Уже после путча он делал все, чтобы нивелировать возможные последствия. К любому делу, поручению он относился серьезно, ответственно. Уже когда был Кучма, он очень много работал над Большим договором с Россией, над разделом Черноморского флота. Все эти вопросы требовали больших знаний, интеллекта, дипломатии. Он человек культуры. Он отличается взвешенностью и редким качеством — умением смотреть вперед.

«ФОРМУЛА «МЯГКОЙ СИЛЫ» ЯВЛЯЕТСЯ ЕГО КЛЮЧЕВЫМ ВКЛАДОМ»

Александр ЧАЛЫЙ, экс-первый заместитель министра иностранных дел Украины:

— Если говорить об этапах, то, бесспорно, Евгений Кириллович стоял на первом этапе создания украинской спецслужбы, СБУ, и заложил фундамент ее работы. Прошло уже почти 20 лет, но ключевые принципы, которые полностью отражают роль спецслужбы в правовом государстве, были заложены и проработаны именно Марчуком. Он сыграл основную роль в завершении переговорного процесса по Большому договору с Россией. Тогда он работал вице-премьер-министром Украины, и если бы не его умение убеждать, в том числе используя исключительно национальные, украинские средства убеждения, я думаю, нам не удалось бы достичь стратегического компромисса на наивысшем политическом уровне. Фактически он обеспечил парафирование этого документа, которое открыло возможности его последующего подписания. Евгений Кириллович сыграл ключевую роль в совершенствовании работы Совета национальной безопасности и обороны Украины и, бесспорно, он был далеко нерядовым министром обороны Украины. И именно в то время, когда Евгений Кириллович возглавлял эти два ключевых органа, мне кажется, безопасность Украины была наиболее стабильной, наиболее прогнозируемой и наиболее обеспеченной. Общая интегральная роль, какую Марчук сыграл и продолжает играть в современной украинской истории, заключается в том, что он смог доказать, что человек, который работал на высших ступенях советской службы Комитета государственной безопасности, может быть инициатором демократических преобразований в украинском обществе. Я помню мои первые встречи с ним, которые состоялись в 1993— 1994 годах, когда советское наследие авторитарной ментальности было очень сильным даже среди нас, молодых в то время людей. Я был поражен тем, насколько Евгений Кириллович в общении с нами, не для прессы, четко высказывался, что альтернативы демократическому развитию спецслужб и в целом всего украинского общества нет. Евгений Кириллович всегда воспринимался как государственный деятель, который давал четкий сигнал на стабилизацию общества исключительно на демократических принципах. Он был и остается представителем тех политических элит, которые представляют собой, с одной стороны, политику сильной руки, а с другой стороны — практику наведение порядка исключительно конституционно-демократическим способом. Достаточно вспомнить ситуацию, которая возникла в Крыму в середине 90-х годов. Решительные действия Евгения Кирилловича тогда смогли фактически остановить опасную дестабилизацию на Крымском полуострове. Я всегда был поражен следующим фактом. Несмотря на то, что Евгений Кириллович в советской системе дошел до наивысших ступеней в структуре Комитета государственной безопасности и был ответственен за весьма чувствительное направление работы, во всех воспоминаниях украинских диссидентов, в последующем очень выдающихся украинских политиков, и в общении с ними я никогда не слышал о Марчуке плохого. Они к нему всегда относились с определенным уважением. И это для меня главный феномен этого человека. Пройдя советскую систему, Евгений Кириллович видел, что она распалась, хотя власти тогда было более чем достаточно. Он всегда перед собой и перед нами ставил простой вопрос: а для чего власть? Для меня он является примером политического и государственного деятеля, который доказал своей государственной практикой, что стабилизация общества, то, в чем нуждается Украина, может и должна происходить исключительно в демократических формах европейского типа. Эта формула «мягкой силы» Марчука как государственного деятеля и как исторической фигуры, которую он продемонстрировал в последние 20 лет, когда Украина стала независимым государством, мне кажется, и есть его ключевым вкладом в современную историю Украины и развитие украинского общества. Формула Марчука, по-моему, является единственным подходом, который может обеспечить современную модернизацию Украины как государства европейского типа. Евгений Кириллович, в сущности, сыграл роль демократического стабилизатора украинского общества в решающие периоды современной украинской истории. Иными словами, умение демонстрировать характер сильной личности и в то же время использовать в роли инструментов власти демократические рычаги принятия решения — вот это и есть ключевой феномен Марчука. В сущности, он чем-то похож на генерала де Голля для украинской независимости. Потому что он способен смотреть в будущее, способен генерировать стабильную команду, которая умеет добиваться результата, и при этом он способен достигать этого не за счет использования чисто авторитарных силовых методов государственного руководства, а исключительно за счет очень умелого владения арсеналом демократических инструментов. В период так называемого «кольчужного» скандала, когда ухудшились отношения Украины и США, я отвечал в МИД за внешнюю политику, как на российском, так и на американском направлении. Общаясь на наивысшем уровне с россиянами и американцами, могу сказать, что они всегда доверяли Марчуку. Поскольку он всегда своими действиями порождал доверие, вселял в партнерах уверенность, что те обязательства, которые он берет, максимально будут выполнены, причем достаточно прозрачным демократическим способом. Именно благодаря позиции Евгения Кирилловича мы тогда позволили американцам достаточно транспарентно доказать им, что ни на каких ступенях украинской власти вопрос относительно поставок «Кольчуг» в Ирак не поднимался. Позже история показала, что наша позиция была абсолютно корректной и именно наши действия тогда не позволили, чтобы Украина попала в серьезную международную изоляцию. Мне кажется, что в 99-м году он просто стал «жертвой» политтехнологий. Всем было понятно, что если бы Марчук выходил во второй тур, то никто бы не гарантировал, как завершатся президентские выборы. И, как вы помните, именно каневский провал не дал возможности Марчуку выйти во второй тур. И это сделало второй тур выборов безальтернативным, потому что тогда были поставлены на карту новые взгляды, возможность продолжения новой политики, которую олицетворял президент Кучма, и фактически старые идеи, которые презентовал Симоненко, представитель Коммунистической партии. И если бы Евгений Кириллович прошел во второй тур, я думаю, что история могла бы повернуться по-другому. Евгению Кирилловичу я хотел бы пожелать здоровья и любви — это самое главное. Это будет давать ему вдохновение продолжать играть активную роль в общественной и государственной жизни Украины.

«ПРОФЕССИОНАЛ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ»

Игорь Митюков, экс-министр финансов Украины:

— Евгений Кириллович меня поразил: он стал первым в моей жизни руководителем — представителем постсоветских силовых структур, и я увидел, что это профессионал с человеческим лицом. Мы с ним работали с 1995 года, когда экономика была в полном упадке, и падение продолжалось. Тогда в правительстве было довольно много практиков-профессионалов, но очень не хватало аналитического элемента в общей оценке и макроэкономической, и политической ситуации. Появление Евгения Кирилловича в правительстве в значительной мере заполнило эту брешь. Этот человек умел — я думаю, что и сейчас не разучился, — внимательно слушать, анализировать, делать правильные выводы, не поддаваться сиюминутным эмоциям и модным рецептам решения проблем. Лично меня Евгений Кириллович учил и научил думать, анализировать, а перед тем, как принимать решения, проверять на весомость все аргументы «за» и «против». Это был руководитель высокого уровня, который поражал не только своей эрудицией и трудоспособностью, но и толерантностью в отношении к людям, к подчиненным. Это было правило, которое он ни разу не нарушил.

«ЕВГЕНИЙ МАРЧУК ПРИХОДИЛ НА РАБОТУ В СЕМЬ УТРА, А УХОДИЛ ПОЧТИ В ЧАС НОЧИ»

Валерий ПУСТОВОЙТЕНКО, экс-премьер-министр Украины (1997—1999 гг.):

— Я горжусь тем, что познакомился с таким прекрасным человеком, как Евгений Кириллович Марчук, тем более, что работал с ним. Когда я занимал должность министра Кабинета Министров, в правительство на должность первого вице-премьер-министра пришел Евгений Марчук. В то время мы общались мало, но впоследствии, когда он стал премьер-министром Украины, не было и дня, чтобы мы с ним по нескольку раз не общались. Это высокопорядочный человек, активный, очень трудолюбивый. Своей работоспособностью он удивлял всех в Кабмине. Он приходил на работу в семь утра и уходил около почти в час ночи. Говорят, что это неправильно, но ситуация в экономике, политике (правительство не имело политического большинства в парламенте) требовала этого. Евгений Кириллович сразу сплотил коллектив: были подобраны министры, которые, кстати, работают в органах власти до сих пор, и никто себя не запятнал. «Коньком» Евгения Кирилловича была политика, он очень хорошо разбирался в политике. Это были бурные 90-е, судьба премьер-министров во многом зависела (как и сегодня) от президента. Пресса очень много делает для развития нашего государства, но она много может сделать и для того, чтобы сняли того или иного политика с должности. Когда начали говорить, что Евгений Марчук один из претендентов на должность Президента Украины, сразу началось противостояние между отдельными политическими силами. К сожалению, в результате Евгения Кирилловича освободили от занимаемой должности. Я считаю, что это было неправильное решение. Тем более что человек, который пришел после него, не был достоин работать на должности премьер-министра. Контраст чувствовался сразу. Хочу поблагодарить Евгения Кирилловича за работу, пожелать крепкого здоровья и надежных друзей. Ведь оценить, есть у тебя друзья или нет, можешь лишь тогда, когда ты уже не имеешь должности.

«ОН ВНЕДРЯЛ ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ В УКРАИНЕ С МОМЕНТА ОБРЕТЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ»

Сергей ПИРОЖКОВ, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Молдове:

— Опыт Евгения Кирилловича — жизненный, научный и интеллектуальный — очень важен. По-моему, властные структуры выиграли от того, что он после проигрыша в 1999 году пришел в них. Я считаю, что он не должен был быть вне политики, вне активной деятельности после этого проигрыша. Я считаю, что значение Евгения Кирилловича в новейшей истории Украины серьезно и очень важно. Он был человеком, который внедрял европейские ценности в Украине с момента обретения независимости. Сначала Марчук сформировал принципы службы безопасности как первый председатель СБУ в начале 90-х годов. Потом он был премьер-министром и проводил ту же линию. И то, что Украина избрала путь европейского внешнеполитического развития, по-моему, в значительной степени является прямой его заслугой. Именно по этому можно оценивать его вклад в новейшую историю Украины. На должности Секретаря СНБО Марчук, в сущности, превратил этот совещательный орган в достаточно влиятельную и важную для государства организацию. Не будучи органом государственной власти, СНБО координировала деятельность силовых и других структур в государстве и формировала реальную политику для высшего руководства государства. Это очень важно. Кроме того, СНБО рассматривала вопросы, которые выходили за пределы закона и вводили в правовое поле тех, кто злоупотреблял этими вопросами. Как раз во времена деятельности Евгения Кирилловича расширялся диапазон функционирования СНБО, который не только рассматривал силовые вопросы и вопросы безопасности, но и в поле зрения этого органа попал экономический и гуманитарный блок. Это было важно с точки зрения формирования государственности Украины, становления Украины как суверенного государства. Я хочу пожелать Евгению Кирилловичу крепкого здоровья, чтобы он не уходил далеко от реальных процессов в жизни государства, а также чувствовал себя комфортно в том деле, которое он избирает для себя. И, конечно же, чтобы его опыт и знания служили Украине.

«СТАЛ ЯВЛЕНИЕМ УКРАИНСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ 1990-Х»

Юрий ЩЕРБАК, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины:

— Евгений Марчук — уникальная фигура в украинском истеблишменте. Как настоящий государственник, который имел и имеет собственный проект построения страны, и как пылкий украинский патриот, он всегда отличался от большинства своих коллег (о сегодняшних правителях и говорить не хочется) глубиной стратегического виденья проблем Украины и геополитическим реализмом при их решении. Незабываемый народный талант, интеллигентность и опыт разведчика дали Евгению Кирилловичу возможность стать ярким явлением украинского возрождения 1990-х гг. Так, как и в случае Леонида Кравчука, который ведя полемику с «Рухом», силой своего трезвого ума дошел до понимания правоты своих оппонентов, Евгений Марчук, выйдя из недр КГБ, оценил роль и значение независимой Украины в системе евроатлантической безопасности. Среди самых крупных достижений активного зодчего украинской государственности Евгения Марчука считаю его пронзительно-правдивую книгу «П’ять років української трагедії» (1999), что стало также проявлением личного мужества автора, и его выдающуюся роль в разработке и принятии Закона «Об основах национальной безопасности Украины», где очерчена стратегическая задача Украины — вступление в НАТО. И что бы ни делали сегодняшние руководители в угоду своим хозяевам, пытаясь перечеркнуть перспективу вступления Украины в НАТО, история еще не окончилась, и правота Марчука, я убежден, будет доказана. Мне выпала большая честь неоднократно видеть Евгения Кирилловича в действии. Будучи первым министром охраны окружающей среды Украины, я работал вместе с Евгением Кирилловичем — в то время вице-премьер-министром по чрезвычайным ситуациям — во время преодоления последствий одной из экологических катастроф, и видел как спокойно, без суматохи и нагнетания страстей, по-государственному он решал сложные проблемы. Визит премьер-министра Марчука в США — в то время я работал послом Украины в США — стал важной вехой на пути укрепления стратегического партнерства между нашими странами. Помню, какое хорошее впечатление произвели на членов правительства и Конгресса США изысканный английский язык нашего премьера, его открытость и широкое виденье ситуации в мире. Уже в начале 2010 года, когда атмосфера в Украине кардинально изменилась и некоторые доморощенные стратеги пугливо залегли «на дно», Евгений Кириллович блестяще провел Львовский международный форум безопасности, на котором убедительно отстаивал идею участия Украины в структурах евроатлантической безопасности. Он проявил не только гражданское, но и личное мужество, когда после непонятной автокатастрофы 2000 года и полученных тяжелых травм, силой воли и верой в свою правоту поднялся с кровати и погрузился в общественную и политическую жизнь. Верный сын Украины Евгений Марчук очень нужен своей отчизне сегодня!

«ПЯТЬ УРОКОВ ДЛЯ УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИКИ»

Мустафа ДЖЕМИЛЕВ, народный депутат Украины, председатель меджлиса крымскотатарского народа, Симферополь:

— Евгений Марчук — уникальный политик, обладающий таким набором качеств, которым в совокупности не обладает ни один из известных мне в Украине государственных деятелей. Убежденный патриотизм, уникальная компетентность в государственном управлении, глубокие знания истории и мастерство социального прогнозирования, владение опытом мировой истории, обширные политические связи, привлекательные человеческие качества позволили ему сыграть уникальную роль в истории Украины, блестяще справиться с созданием первой в Украине национальной, патриотической спецслужбы, пройти путь до главы правительства. Я уверен, что если бы Евгений Марчук был избран президентом Украины, история нашего государства сложилась бы совсем по-другому и значительно более счастливо, чем сейчас, страна бы играла в мире совсем другую роль. Поэтому Евгений Марчук для Украины в 90-х годах прошлого века и в начале ХХI столетия — это был уникальный шанс в короткий срок стать передовым во всех отношения европейским государством, региональным лидером, шанс обогнать Польшу на пути исторического развития, шанс вступить в ЕС и в НАТО, который был, к сожалению, упущен нашей страной по многим причинам субъективного свойства, не зависящим от самого Е. Марчука. Сегодня, поздравляя Евгения Кирилловича с 70-летием, Украина обязана проанализировать его роль в становлении государственности, усвоить, пусть и с опозданием, этот прискорбный урок истории и, пока не поздно, использовать опыт Евгения Марчука в последующей политике. Я, один из участников национального движения крымских татар за возвращение народа на родину, хорошо знаком с работой КГБ СССР, приложившей много сил для физической ликвидации нашего народа путем депортации и последующих политических преследований. Только обладая уникальными патриотическими качествами, любовью к своей Родине, Евгений Марчук мог в короткие сроки создать качественно новую украинскую спецслужбу, которую многие патриоты Украины, боровшиеся за ее независимость и ранее преследуемые спецслужбами Советского Союза, в том числе крымские татары, приняли как свою, как орган своей государственности. К сожалению, в последующие годы, особенно в 2000—2010 годах, когда в нее пришли дилетанты, СБУ утратила эти патриотические качества, стала примитивной «охранкой», начала не служить государству, а обслуживать политические и личные интересы отдельных политиков. Это первый из уроков Марчука, не выученных политиками Украины... Евгений Кириллович всегда был убежденным сторонником независимости Украины. Именно Марчук сыграл решающую роль в том, что в 1994-1995 годах Крым не стал горячей точкой, наподобие Приднестровья или Нагорного Карабаха, а Украина не потеряла территориальную целостность. Коммунисты и ФСБ, развернувшие тогда в Крыму активнейшую деятельность по формированию российского анклава, призванного дестабилизировать ситуацию в постсоветской Украине, не полностью достигли успеха и потеряли инициативу. Заслуга в этом в первую очередь Евгения Марчука, который смог демонтировать созданный ФСБ режим Юрия Мешкова и возвратил Крым в правовое поле Украины. Евгений Марчук тогда достиг результата, которого вообще достигали редкие политики мира, — выдающийся профессионал, он переиграл ФСБ. Сегодня, когда ФСБ чувствует себя в Украине как дома, у нас нет политиков такого уровня, способных достигнуть подобного результата. Это второй урок Марчука, не выученный политикой Украины... Евгений Марчук уже тогда понимал, что после возвращения Крыма в состав Украины и ликвидации его сепаратистской конституции 1992 года важной задачей для Украины является решение крымскотатарской проблемы в рамках международного права и теории межнациональных отношений, основанных на правах человека, ведь только это может обеспечить стабильность на полуострове и благополучие в стране. И большая заслуга именно Евгения Марчука состоит в том, что крымскотатарский народ до сих пор отстаивает независимость Украины, является одной из наиболее активных государственнообразующих сил, не стал источником сепаратизма и напряженности, к чему стремилась и ФСБ, и вся пропагандистская машина России. Он глубоко знал нашу проблему, ездил по самостроям, видел людей, их нужды и потребности. Сегодня, к сожалению, эта работа прекращена, крымскататарская проблема не решается, она вынесена на международный уровень. В Украине вообще очень мало политиков, владеющих глубиной теории межнациональных отношений в ее мировом понимании, мало политиков, способных решать эти сложные проблемы, обеспечивать межнациональный мир и согласие в стране. И это третий урок Евгения Марчука, не выученный украинской политикой... Евгений Марчук — высокопрофессиональный член правительства. Он работал в нескольких составах Кабинета Министров страны, короткое время возглавлял правительство. К сожалению, Леонид Кучма, значительно уступавший Марчуку в профессионализме и организаторских способностях, в компетентности, в знании иностранных языков, быстро понял, что в силу этого именно Кабинет Министров под руководством Марчука, а не президент, станет центром управления страной и ведущей структурой власти в Украине. Помню, Кучма уволил Марчука сразу после поездки в Крым, где Евгений Кириллович уже создал целостную программу реструктуризации экономики и общественных отношений. Он планировал быстрое развитие автономии как ведущего региона Украины. Когда Кучму спросили, зачем он предпринял этот непонятный для многих шаг, он ответил: за создание собственного имиджа. Кучма просто не знал, что Марчук не мог работать спустя рукава и без профессионального подхода, а потому и не понимал, что имидж создается компетентностью и профессионализмом, а не словами. После этого Кучма всегда старался держать Марчука поближе и использовать его опыт, профессиональные качества и компетентность. Он назначил его секретарем Совета безопасности, и это был состав, работа которого отличалась наибольшей компетентностью. К сожалению, в последующем Леонид Данилович сделал ставку на других людей. И это четвертый урок Марчука, проигнорированный украинской политикой... Евгений Марчук обладает огромным жизненным и политическим опытом, мастерством в решении многих социально-экономических проблем. К сожалению, после 2004 года власть в стране принадлежала людям, которые и по опыту, и по компетентности значительно уступали Евгению Кирилловичу. Поэтому не зря он выступил с идеей о том, что «на президента нужно учиться». Марчук понимает, что государственное управление — сложнейшее искусство, требующее уникальных политических и личностных качеств, которыми владеют немногие в Украине. К сожалению, Виктор Ющенко как президент страны не посчитал нужным воспользоваться опытом Евгения Кирилловича в решении многих социально-экономических проблем и жестоко поплатился за это политическим фиаско. Используй он опыт Марчука — итоги его пятилетки были бы совсем иными. Нужно сказать, что Виктор Янукович пока совершает те же ошибки — опыт Марчука остается невостребованным нынешними структурами власти. И это пятый урок Марчука, не усвоенный украинской политикой.

«ОТ ЛЕЙТЕНАНТА ДО ГЕНЕРАЛА АРМИИ»

Николай ЦИБУЛЬСКИЙ, однокурсник, Кировоградский педагогический институт, 1958-1963 гг. 

— в лице Евгения Марчука органично совмещается политический имидж государственного мужа с толерантностью и высокой культурой человека. он совмещал в себе интеллектуала, эстета, правоведа, дипломата, музыканта и спортсмена, не говоря уже о свободном владении основными европейскими языками и блестящем знании и употреблении родного украинского? у Евгения Марчука, по-видимому, врожденная импозантность, интеллигентность и действительно «нордический» характер. По крайней мере, зная его еще со студенческих лет, помню всегда элегантным, даже в рабочей одежде, когда собирали кукурузу. Что же касается характера, то не было случая, чтобы он повышал голос, кого-то оскорбил, сердился или ругался, хотя случались разные ситуации. Если он с кем-то и спорил, то вместо крика спокойно аргументировал беспрекословными доводами. Он ни с кем не ссорился, а чужие стычки разнимать приходилось. Особенно с участием своего гайворонского земляка — задиристого поэта Леонида Народового. Но ни разу не распускал руки, разве что разнимал ими. Хотя мог бы, конечно, и ударить: ведь был разносторонним спортсменом, в том числе и разрядником по боксу. И, глядя на него, не верилось, что Евгений — воспитанник обычной сельской школы. А он школьником писал стихи, даже печатали некоторые из них в гайворонской районке. А после школы выбрал филфак педвуза, где работал тогда любимый маг украинской литературы Леонид Стеценко, с авторитетом которого считались даже в Киеве. Приехал в вуз как-то автор «Прапороносців», и на памятной фотографии рядом с Гончаром и Стеценко в кругу «пишущей братии» — Народового, Чабаненко, Янова, Зубицкого стоит и первокурсник Марчук. А позже, через два года, в составе небольшой группы «красного слова» побывал на Чернечей горе в Каневе, где проходила международная конференция по случаю 100-летия со дня смерти Кобзаря. И Евгений передал все торжество события многочисленными фотографиями, выставленными сразу же на самом почетном месте вуза, потому что на них был цвет украинских «хрестоматийных» писателей — Тычина, Рыльский, Малышко, Корнейчук... — в кругу кировоградских студентов. Уже тогда внутри Евгения Марчука вызрел прекрасный рассказчик. Как-то на сборе колхозной кукурузы, куда нас посылали каждую осень, третьекурсник Марчук в присутствии Стеценко рассказывал нам коротенькие истории о своих односельчанах, об отце и о самой Долиновке, в которой водились даже... змеи. «Их уже люди не очень и боятся. Когда-то отец с соседом что-то «приливал» в сарайчике, а с раскрытого чердака прямо на стол скатилась змейка. Так они ее смахнули вниз и продолжали трапезу, будто ничего и не случилось». Нас развеселили эти повествования, а нашего наставника Стеценко приятно удивили.

— У вас довженковский стиль рассказа, — сказал он Евгению, а позже, уже без него, продолжал: — Марчук из нескольких фраз создает яркий характер, и потому его новеллы приобретают какую-то привлекательность и красоту. Их приятно слушать...

Характерно, что родители Евгения были достаточно зажиточными, и он мог бы жить не в студенческом общежитии, где в каждой комнате ютилось по полтора десятка студентов почти три года. Но он жил вместе с нами, умудряясь быть чистым, наглаженным и чистым опрятным. Проживая в таких условиях, Евгений будто готовил себя к работе на серьезном поприще, мужал и закалялся нашими спартанскими условиями: плохеньким жильем, скромной едой, а то и голоданием по разным причинам. По-видимому, люди с такими качествами, как у Евгения Марчука, долго на периферии не задерживаются, что в конечном итоге и закономерно. Поэтому года через три он работал уже в Киеве, а в Кировоградском управлении госбезопасности работало тогда около десятка выходцев из нашего пединститута: Леонид Рева, Владимир Олийнык, Григорий Куцевол,.. которые очень уважали кировоградского киевлянина и гордились им. А где-то после четырехлетнего перерыва встретился и я с ним, учась в партийной школе. Марчук не был еще тогда Евгением Кирилловичем, ничего не изменилось и в его внешности, привычках и наклонностях. Такой же спортивный, симпатичный, остроумный и, конечно же, эрудит, интересный собеседник. У нас было несколько встреч. Был я и в его квартире, часть которой стала «фотолабораторией». Что ж, это его хобби. А вскоре Евгения Марчука направили работать в Полтаву, откуда в Киев он вернулся уже генералом, что и было началом его стремительного взлета. Почти таким же был путь его коллег Андропова, Алиева, Шеварднадзе, да и... Путина. А из всех нас, кировоградских приверженцев Евгения Кирилловича, когда он поднялся на более высокую орбиту политической жизни, по-видимому, больше всего хотел видеть его президентом Украины бывший ректор педагогического института Федор Игнатьевич Овчаренко. Он даже написал программу, согласно которой должен был действовать его бывший студент. И почти ежедневно заходил ко мне на работу или в квартиру (его дом рядом) на правах моего свадебного отца, требуя прослушать эту программу, к которой ежедневно писал дополнения.

— Вот увидишь, как он поведет страну, — говорил экс-ректор, — у него моя хватка: сумел же он улучшить взаимоотношения с Россией, приостановил инфляцию.

Невероятная радость наполнила Федора Игнатьевича, когда Евгений Кириллович прибыл в свою альма-матер для предвыборной встречи с преподавателями и студентами. Еще за час до прибытия именитого гостя потянул и меня в зал, беспокоясь: «Узнает ли он меня? Давай сядем ближе к трибуне». Евгений Кириллович не только узнал своего ректора, но и искренне обнял его под аплодисменты переполненного зала, а по окончании встречи со студентами сфотографировался с руководством вуза, близкими ему преподавателями, как говорится, на память.

«ПОГИБНУТЬ СО ВСЕМИ НА ПОЛЕ БОЯ — ЛЕГЧЕ, ЧЕМ УЦЕЛЕТЬ И ПРОДОЛЖИТЬ БОРЬБУ»

Леонтий ЛУКЬЯНЕНКО, диссидент, народный депутат Верховной Рады Украины I, ІІ, IV и V созывов:

— В моем отношении к Евгению Марчуку, конечно, имеет значение предыдущий опыт жизни. Он работал в КГБ, а я боролся против российской империи и ее передового отряда — КГБ. Очевидно, это меня настраивало против всех работников службы, в том числе — против него. Но со временем мое мнение относительно Евгения Кирилловича начало изменяться. В 1990 году Верховная Рада (тогда я был депутатом) приняла Декларацию о государственном суверенитете Украины. Как-то мы, Украинская хельсинская группа, пришли на митинг, который собрался на нынешнем майдане Незалежности в Киеве. Может, было тысяч двадцать народу. Поднявшись на трибуну, я отметил, мол, документ приняли, а вот будут ли выполнять? Дальше говорил о том, что от нас зависит, будет ли он пустой бумажкой, станет ли программой на пути к нашей независимости. После того как все разошлись, рассуждал: «Демократия достигла такого уровня, что можем открыто выражать свои мысли. Однако есть еще такая структура, как КГБ, которая может навредить процессу». И я пошел туда. Встретился с Евгением Марчуком. Поставил ему несколько вопросов. Тот не хитрил, а отвечал прямо.

— Евгений Кириллович, как КГБ воспринимает Декларацию о государственном суверенитете?

— Так, как воспринимает общество.

— У вас нет другого мнения относительно этого документа?

— Мы воспринимаем его так, как он сформулирован на бумаге.

— Не собираетесь оказывать сопротивление? Может, у вас есть своя политическая линия?

— Мы учитываем общественные стремления, разворачивание общественно-политических процессов и не собираем против них бороться.

Его слова стали для меня очень важными. Я им поверил. Тогда расширилось пространство нашей борьбы за суверенность. Когда Украина получила независимость, в Верховной Раде возник вопрос о СБУ. Ведь в Советском Союзе КГБ действовал самочинно, что было наибольшим проявлением авторитарности и беззакония. Поэтому и возникла насущная потребность принятия закона, который регулировал бы деятельность учреждения. Для этого создали две комиссии. Одна, собственно, работала над проектом закона, другая должна была «исследовать» биографии всех трех кандидатов на должность главы службы — Юрия Костенко, Александра Емца и Евгения Марчука — не виновны ли непосредственно в арестах, которые проводились во времена советской империи. Больше всего это касалось, очевидно, Евгения Кирилловича. Потом Михаил Горынь доложил, что не найдено доказательств, которые дискредитировали бы Марчука. Таким образом, он возглавил СБУ. Насколько помню, было решение, что каждый депутат голосует за того, за кого считает нужным проголосовать. Хочу вот что также упомянуть. Когда Евгений Кириллович баллотировался на должность президента в 1999 году, я поддерживал его. Считал, что из всех кандидатов он — лучший. Стремился, чтобы он стал главой государства. Убежден, что навел бы порядок в Украине. Работая в КГБ, тот знал, что такое закон и беззаконие, как укротить воров... Моя вера в него в большой степени еще строилась на том, что издал книгу «Пять лет украинской трагедии», где был представлен очень глубокий анализ положения в стране. До той поры лучше и содержательнее его никто не написал. После — не знаю. К величайшему сожалению, Марчук не стал президентом. То, что он тогда пошел секретарем СНБО, многих разочаровало. Они считали, что лучше было проиграть. Я могу догадываться, почему он так сделал. Погибнуть со всеми при штурме крепости или на поле боя — легче, чем уцелеть и продолжить борьбу.

«НЕ ЛЮБИЛ СВОЮ ПОМОЩЬ ВЫСТАВЛЯТЬ НАПОКАЗ»

Валентина БЕРДНИК-СОКОРИНСКАЯ, художница, жена политзаключенного Олеся Бердника:

— Познакомилась с Евгением Марчуком в 1979 году, после ареста моего мужа. Приехал ко мне с представителем КГБ Кагарлыцкого района Киевской области. Представился. От Олеся Павловича я уже слышала о нем, мол, интеллигентный, образованный, производит приятное впечатление. Дальше вели беседу. Это не так интересно, по-видимому. Интересно другое. В том первом разговоре между нами возникла человеческая симпатия. После того Евгений Кириллович всегда помогал получить разрешение на свидание с мужем, когда тот был под следствием. Впоследствии, когда осужденным находился в 36 лагере в Перми, и здесь, в Киеве, нужно было оформлять свидания, господин Марчук часто подсказывал, как написать заявление, чтобы получить положительный ответ. Потом, когда Олесь уже отбывал заключение, я просила Евгения Кирилловича узнать о его здоровье. А то, что дело Бердника пересматривалось, и он раньше вышел на свободу, тоже, считаю, заслуга господина генерала. Хотя он сам об этом никогда не говорил — не любил свою помощь выставлять на показ. По возвращении моего мужа у нас родился сын, о котором я так мечтала! Где-то мы считали Евгения Марчука крестным нашего ребенка. Так думалось. Евгений Марчук — пример человечности в то сложное время!

«К СОЖАЛЕНИЮ, ОН НЕЧАСТЫЙ ГОСТЬ В НАШИХ СМИ»

Иван Дзюба, академик НАН Украины:

— Евгения Кирилловича Марчука всегда интересно читать и слушать. Он глубокий аналитик, и его статьи, выступления, интервью на телевидении содержат неординарные, глубокие мысли о наших общественных проблемах, осмысливаемых c украинской государственной позиции. К сожалению, он нечастый гость в наших СМИ; хотелось бы от него как опытного политика большей публицистической активности. И пусть бы нынешние власть имущие хотя бы иногда прислушивались к мнению Евгения Кирилловича — это было бы не лишним! Поздравляя Евгения Кирилловича с юбилеем, хочется пожелать ему крепкого здоровья, творческого воодушевления и дальнейшего плодотворного участия в украинской общественной жизни.

«ОН У МЕНЯ ВЫЗЫВАЕТ БОЛЬШОЕ ДОВЕРИЕ»

Евгений ГРИЦЯК, лидер Норильского восстания в ГУЛАГе 1953 года:

— Я помню, что перед президентскими выборами в 1999 году Юрий Шухевич был доверенным лицом кандидата в президенты Евгения Марчука. Когда он приехал в наш район, меня пригласили встретиться с ним, ведь в свое время мы вместе сидели в тюрьме — в лагере в Мордовии. Нам устроили встречу на сцене в районном Доме культуры. Ведущий даже сказал: «А теперь произойдет встреча через 35 лет». Мы не виделись с ним 35 лет. Шухевич тогда уже был незрячим, потерял зрение. Конечно, мы обнялись... Так вот, Шухевич так пылко агитировал за Марчука, но было немного странно — сын руководителя УПА агитирует за бывшего кагэбиста. Господин Юрий все грамотно излагал, убеждал и говорил, что нам нечего бояться. Тогда дали слово мне. Я говорю: «Мы готовы проголосовать за Евгения Кирилловича, но при условии, что он отречется от «Каневской четверки». Потому что там было общество не очень приличное. В народе как говорят: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Возможно, они и не были его друзьями, но были в одной команде — Мороз, Ткаченко. Одиозные фигуры. Я говорил, что если Марчук убедит нас, что он не будет зависим от той компании, когда станет президентом, то мы за него проголосуем.

Потом в Снятын (Ивано-Франковская область. — Авт.) приехал и сам Марчук, но я успел только на конец его выступления, потому что обещали прислать за мной машину, но не прислали. Пришлось добираться самому, потому я и опоздал. Помню, что Евгений Кириллович еще тогда говорил: «Газовой трубой не нужно гордиться, потому что если там газа не будет, то она никому не нужна». Он еще тогда предвидел, что Москва может прикрутить вентиль. Через года так и произошло.

Я хорошо отношусь к Евгению Кирилловичу. Результаты выборов 1999 года, к сожалению, показали, что народ не умеет глядеть в корень. Хотя народ и до этого, и после этого ошибался. Все тогда говорили: «А-а-а, он кагэбист». Но кагэбист кагэбисту рознь. Он у меня вызывает большое доверие. Было бы хорошо, если бы мы не искали негативов у кого-то, а выставляли бы свои позитивы. Так было бы лучше. Я не знаю, когда мы еще такого кандидата дождемся. Он очень волевой, квалифицированный, уравновешенный. Я считал и считаю, что Марчук был бы для нас самым лучшим президентом.

«ЕСЛИ У ЧЕЛОВЕКА В ГЕНЕТИКЕ С РОЖДЕНИЯ ЗАЛОЖЕНО УКРАИНСТВО, ТО ОНО ПРОРАСТЕТ ДАЖЕ ИЗ КГБ»

Борис ОЛИЙНЫК, украинский поэт, действительный член НАНУ, глава Украинского фонда культуры:

— В советское время в каждом творческом союзе были кураторы от спецслужб. Я познакомился с Евгением Кирилловичем, когда он был куратором в Союзе писателей. Молодой, красивый... С ним можно было по-хорошему договориться. Если кто-то там дежурный донос на кого-то написал, то он позволял на парткоме разобрать и никуда это не выносить. И я ему глубоко благодарен, что нескольких наших коллег мы отстояли. И за мое десятилетнее секретарство в парткоме Союза писателей ни один человек не был исключен и не был арестован. А до этого такие вещи были. Это уже было новое поколение в тех органах. Ему можно было объяснять и договариваться. Если у человека в генетике, с рождения заложено украинство, то оно прорастет даже из КГБ.

«РАЗУМ И ВОЛЯ — КАК РАЗ ТО, ЧТО НЕОБХОДИМО УКРАИНЕ»

Анатолий СВИДЗИНСКИЙ, профессор, доктор физико-математических наук, заслуженный деятель науки и техники Украины, автор работ по теории и практике создания украинского государства:

— То, что Евгений Марчук в 1999 году по вине недальновидных и безразличных к судьбе Родины людей не был избран президентом Украины, стало утраченным шансом, прежде всего,0 для Украины. У меня есть принцип: верить своим глазам и ушам, поэтому, когда в Луцке должна была состояться встреча кандидата в президенты Евгения Марчука с избирателями, пошел на нее и внимательно выслушал его ответы на вопросы. Затем у нас была личная беседа, и не однажды. У меня была возможность поговорить с очень умным человеком, и хотя умных людей у нас как будто достаточно, но это был человек, безоговорочно преданный Украине, что мне, выходцу из славного рода Свидзинских, очень импонировало. Сила интеллекта, осведомленность, его профессионализм — колоссальны, и не наша, избирателей, увидевших в Евгении Марчуке именно своего Президента, вина, что он им не стал. Разум и воля — это именно то, что надо Украине — и тогда, и в будущем, и сегодня. Я не раз задумывался, откуда корни той большой ответственности, которая присуща Евгению Марчуку? Должно быть, что это и благодаря его личным качествам, и тому, что долгое время он занимал очень ответственные должности, и прошел выучку как государственный деятель. По сути, начатки создания государства в Украине проходили с его участием, и во многом благодаря именно Евгению Кирилловичу мы имеем, собственно, Украину как государство. Он привык к дисциплине, к ответственности, к тому, что слово должностного лица такого уровня не должно расходиться с делом. Именно этого недоставало, например, Виктору Ющенко, который мог однажды сказать, что в Украине наилучшее правительство в Европе, а через два месяца без объяснений народу отправить это правительство в отставку... Если бы президентом в свое время стал Марчук, Украина получила бы главу государства, ответственного за все, что он делает. Ему приходилось совершать и непопулярные шаги, например, относительно ядерного статуса Украины, ее отказа от атомного оружия. Люди иногда мыслят примитивно: имели оружие и не имеем... А нужно думать логично: что же мы имели? Бомбы ведь — не носовой платок в кармане... За этим оружием нужно ухаживать, ведь обветшалое вооружение могло бы навлечь беду еще большую, чем Чернобыль, тем более что ядерным оружием даже после распада Союза распоряжалась Россия, а не Украина, и этого нельзя было изменить. И время подтвердило правоту Евгения Марчука. У нас был бы президент, способный на ответственные поступки. Но наш народ, по моему мнению, не сделал соответствующих выводов из событий 1999 года. Не осознал, чего лишилась Украина. Мы должны были бы четко запомнить, что это значит — выбирать президента, это то, чем нельзя играться. Наверное, пока мы этого не осмыслим, пока не поймем, какой шанс был у Украины в лице Евгения Марчука, у нас будет продолжаться то, что сейчас...

«ОПЕРА МОЖЕТ ПОБЛАГОДАРИТЬ МАРЧУКА ЗА ПОМОЩЬ»

Петр ЧУПРИНА, генеральный директор, художественный руководитель Национальной оперы Украины:

— Мне посчастливилось лично знать Евгения Кирилловича. Это масштабная личность, человек с широким спектром талантов. С именем Марчука связан этап становления нашего государства. Можно вспомнить бурные 1990-е и сегодняшнее время нового тысячелетия — Евгений Кириллович был и является знаковой фигурой нашей страны. Мне приятно, что он часто бывает в нашем театре. Он любит и знает высокое искусство. Невзирая на большую занятость, даже когда активно занимался политической и хозяйственной деятельностью, а теперь — на общественных началах, находит время бывать на спектаклях и концертах. Марчук — человек открытый к общению. Он не просто прекрасно знает тонкости классической и современной музыки, но и очень эрудированный, компетентный человек. Меня поражает то, что он не музыкант, а любитель, но высокопрофессионально разбирается в академической музыке, хорошо знаком с произведениями зарубежных и украинских композиторов. С ним интересно общаться на разные темы. Евгений Кириллович умеет слушать, это человек, который всегда придерживается своего слова. Вспоминаю наши встречи в непринужденной обстановке в разные годы и по разным случаям. Наш коллектив благодарен Марчуку за поддержку и помощь. Он принадлежит к когорте самых талантливых руководителей нашего государства. Я хотел бы вспомнить время, когда он был премьер-министром, — время непростое в экономическом плане, и, бывая в театре, он всегда интересовался актуальными проблемами коллектива. Не просто выслушивал, а конкретно помогал. Напомню, что тогда были задержки с финансированием (не только решались вопросы выплаты зарплат, но и приобретения оборудования, финансирования разных художественных проектов и тому подобное). Могу поблагодарить Евгения Кирилловича за то, что он причастен к становлению новых концептуальных принципов и к развитию нашего театра, а в том, что сейчас Национальная опера Украины считается первой сценой нашего государства и брендом столицы, есть немалая заслуга и Марчука. Хочу пожелать Евгению Кирилловичу крепкого здоровья, энергии, чтобы полностью реализовались все его замыслы, чтобы и в дальнейшем он работал на развитие Украины, а также счастья и процветания в личной жизни.

«МОЛОДЕЖЬ ХОТЕЛА ЕГО ПРОВЕРИТЬ, А В РЕЗУЛЬТАТЕ БЫЛА ПРОСТО В ВОСТОРГЕ»

Владимир АМПИЛОГОВ, директор Центральной службы «Укргосстройэкспертиза»:

— Я могу говорить о Евгении Кирилловиче Марчуке часами. В свое время, в Верховной Раде мы были в одной фракции, делали одно общее дело. То, что он очень много сделал для страны, нет никаких сомнений, но, сколько ему не дали сделать. Особенно на президентских выборах 1999 года. Если сегодня поднять его предвыборную программу, то вряд ли нашлись бы люди, способные так масштабно, по-государственному, мыслить. Но, самое главное, я уверен, что Марчук эту программу выполнил бы на все 150%. Евгений Марчук — личность неординарная. Во время избирательной кампании мы проводили много встреч по стране. Во время одной из таких в Донецком университете (ребята грамотные, владеющие многими языками) ему начали задавать вопросы на разных языках. Так вот, когда он начал отвечать студентам на том же языке, на котором поступали вопросы, зал встал и аплодировал стоя. Молодежь хотела его проверить, а в результате была просто восхищена. Он умел общаться со всеми людьми — любого возраста, статуса, профессии. Даже недоброжелатели после разговора с Марчуком полностью становятся на его сторону. Помню, как в Западной Украине его окружили люди и так они вместе прошли всю площадь. Такое же я видел в Чернигове, других городах. Опять-таки, помню как в Донецке, после встречи Евгения Кирилловича со стачкомом, эта структура решила его полностью поддержать. А руководитель стачкома стал его доверенным лицом по Украине. Мы посетили тогда несколько шахт, и везде его воспринимали как своего. Он настолько понимал людей, что все его считали своим. Власть мешала — это не то слово. Сначала все боялись Марчука, апеллируя к его прошлому — КГБ, СБУ. Но, потом, когда узнавали, сколько он сделал для тех же диссидентов (в советское время защищать людей, снимать с них ложные обвинения, было нелегко), кардинально меняли свою позицию. Власть его боялась, потому что по всем прогнозам, он должен был выиграть выборы. Я не знаю, были какие-то радикальные планы по устранению Марчука, но то, что его всячески пытались напугать, это точно. Его, конечно, напугать было трудно, но людей, которые шли с ним, можно было. В конце концов, они этого и добились. Кроме этого, я уверен, фальсификация была немереная. Я сам наблюдал за одним из избирательных участков, где за Марчука проголосовали не менее 30—40%, а в результате оказалось 3%. Тогда не было опросов на выходе. Он спал по три-четыре часа в сутки. У него были постоянные нагрузки. Он проводил постоянные встречи, а это энергетика людей, сопротивление власти, сила убеждения, это все так просто не проходит. Здоровье было подорвано серьезно. Он не научился отдыхать до сих пор. Я Евгения Кирилловича любил, люблю и буду любить, потому что это один тех, которых я считаю самой сильной фигурой в Украине. Без Марчука-президента наше государство очень многое потеряло — часть национального достоинства, ума, мудрости.

«ОН МНОГО СДЕЛАЛ ДЛЯ ШАХТЕРОВ»

Сергей ТОКАРЕВ, заместитель директора Центральной службы «Укргосстройэкспертиза»:

— Знаю Евгения Кирилловича примерно с 1994 года. Очень порядочный человек. Все люди, которые сталкивались с ним, попадали под влияние этой незаурядной личности. С ним очень приятно работать. Он никогда не грубит, всегда выслушает. Одним словом, идеальный руководитель. Это настоящая глыба. Марчук государственник до мозга костей — никогда не поступится государственными интересами. Таких людей сегодня мало. Он достиг больших результатов в жизни, хотя для государства такой человек должен был быть востребованным и сейчас, но, к сожалению, общество у нас больное. Поэтому, такие люди как Евгений Кириллович, сегодня не востребованы. Евгений Марчук часто бывал на Донбассе, спускался в шахты. Он много сделал для шахтеров. По итогам президентских выборов 1999 года, многие шахтеры его поддержали. Я тогда возглавлял его предвыборный штаб. Евгений Кириллович очень щепетильный человек, он не привлекал людей с изрядным капиталом, потому что капитал тогда у людей был не очень «чистоплотным». К тому же власти всячески препятствовали Марчуку. Были и угрозы, было все. Я вспоминаю такой случай. В Луганске Евгений Кириллович должен был выступать перед людьми в зале, но вдруг объявили, что зал заминирован. Тогда он вышел на улицу, где собрал в три раза больше людей, и все-таки провел свое выступление. Для Донбасса личность Евгений Марчука была желательна. Тем не менее, мы достигли неплохого результата. Если бы Евгений Кириллович тогда стал президентом, наша страна пошла бы совсем по другому пути. Это был бы большой плюс для Украины.

«ЕВГЕНИЙ КИРИЛЛОВИЧ — МЕЛОМАН»

Дмитрий ОСТАПЕНКО, генеральный директор Национальной филармонии Украины:

— Евгений Марчук — человек высокого духа, очень профессиональный, причастен к политической, общественной и культурной жизни Украины. Мне довелось работать вместе с Евгением Кирилловичем в составе Правительства, когда он исполнял обязанности премьер-министра. Вспоминаю непростое время, когда Филармонию нужно было немедленно спасать, потому что наше здание — памятник архитектуры — просто уже погибало. Косметические ремонты не помогали, и началась реставрация и реконструкции здания. Марчук немало помог, чтобы не просто возобновить историческую структуру памятника архитектуры, сохранить прекрасные акустические свойства Колонного зала им. Лысенко, а также установить современное инженерное оборудование, в частности, пульт режиссерского управления, новейшую звукозаписывающую аппаратуру, служебную телекоммуникационную систему, оборудование для постановочного освещения, механизации сцены и тому подобное. Мне всегда импонировало, что Евгений Кириллович понимал проблемы художников и художественных заведений и всегда помогал их решать. Вспоминаю, как непросто рождался Украинский центр на Арбате (ныне Национальный культурный центр Украины в Москве). Он построен на базе магазина «Украинская книга», достроено два этажа. Были проблемы не только финансового плана (банк, через который проходили средства, обанкротился), но и с кадрами. Марчук лично держал этот вопрос на контроле. Самые тяжелые времена реконструкции выпали как раз на долю Евгения Кирилловича. И в том, что в настоящее время Центр является «мостиком», соединяя Украину и Россию — достаточно большая заслуга Марчука. Мне очень приятно, что Евгений Кириллович — меломан. Он сам хорошо играет на рояле и часто бывает на филармонических концертах. Хочу искренне поздравить его с юбилеем, пожелать здоровья и оставаться таким прекрасным мужчиной, каким он есть.

«НЕ ПРОСТО ПОЛИТИК — СТРОИТЕЛЬ ГОСУДАРСТВА»

Валерий СТЕПАНКОВ, доктор исторических наук, профессор Каменец-Подольского национального университета:

— Как историк позволю себе добавить несколько штрихов к политическому портрету Евгения Марчука. На мой взгляд, к величайшему сожалению, до сих пор в Украине не смогли оценить значимость его фигуры. Евгений Кириллович принадлежит к когорте тех деятелей, которые не смогли в полной мере прислужиться процессам развития нашего государства. Его личная драма, как и группы других таких государственников, заключается в том, что правящий класс не востребовал для государственной жизни людей подобного типа. Почему?

1. Евгений Кириллович — патриот. Причем, не на словах, а по своей сути. Таких у нас не очень любят, даже, так сказать, побаиваются — что предыдущая, что нынешняя власть. А, следовательно, не допускают к рычагам управления.

2. Марчук не просто политик. Он — строитель государства. В этих двух понятиях кроется большая разница. К тому же наши политики часто становятся политиканами. Как показала жизнь, за ширмой красивых слов они любят не Украину, а себя в Украине. И в своих действиях руководствуются не национальными интересами, а собственными и клановыми.

3. Генерал Марчук — талантливый аналитик. Чего только стоит его труд «Пять лет украинской трагедии», где сделан глубокий всесторонний анализ ситуации. А у нас последние восемь-десять лет все больше распространяется демагогия.

4. Он по своему потенциалу — реформатор. Очевидно, если бы ход событий в Украине сложился иначе, мы могли бы наблюдать преобразования. Он смог бы подобрать достойную команду и, имея сильную волю, провести необходимые реформы. Кроме того, Евгений Кириллович — сильный и твердый человек с хорошо развитым чувством собственного достоинства, чести и порядочности.

В итоге личная драма Марчука и подобных ему деятелей обернулась драмой для Украины. По моему убеждению, без прихода на отечественный политический олимп таких личностей мы не сможем переломить ход нынешних событий. И дело не в возрасте, а в опыте и чертах характера.

«...ЗАЩИЩАЛ ИМИДЖ ГОСУДАРСТВА»

Александр ШАРКОВ, ветеран внешней разведки, генерал-полковник Международной полицейской корпорации общественной безопасности:

— С Евгением Кирилловичем мы познакомились еще в 1968 году. Тогда я был аспирантом радиофизического факультета Киевского государственного университета, Евгений Кириллович — оперативным уполномоченным первого управления КГБ Украины (внешней разведки). Он родился в глубокой периферии — в селе на Кировоградщине в семье крестьян. Хоть он и был маленьким, но все тяготы военного и послевоенного времени легли также и на его плечи. Окончив Кировоградский педагогический институт, уже в 1963 году он был приглашен на работу во внешнюю разведку Советского Союза. Причем он попал не просто в КГБ, а в нелегальную разведку. Должен заметить, отбор в подобные службы был очень тщательным. Для этого необходимо было обладать особыми чертами. Во время работы в разведке он прошел уникальный курс обучения, который в Украине вообще прошло очень мало людей. Евгений Кириллович как человек интеллигентный быстро пошел вверх. Его профессиональный рост не останавливался. Он был назначен руководителем областного КГБ, а впоследствии стал заместителем председателя КГБ Украины. В это время как раз начинались процессы, приведшие к развалу Советского Союза. Как хорошего организатора в 1990 году его назначили на должность государственного министра по вопросам обороны, государственной безопасности и чрезвычайных ситуаций. Уже после провозглашения независимости Украины Евгений Марчук стал первым главой Службы безопасности Украины, которую возглавлял до 1994 года. В этот период я работал вместе с ним — в национальной разведке, которую впоследствии и возглавил. Для меня это был самый креативный период моей работы в органах государственной безопасности. Я виделся с Евгением Кирилловичем каждый день, много общался с ним, решал разные вопросы, поэтому могу сказать, что нам очень повезло, что главой СБУ тогда был именно Евгений Марчук. Это человек высокообразованный, дипломатичный. Он не только организовывал работу, но и сам много работал — часто по ночам. Будучи главой такой серьезной организации, Евгений Кириллович был одним из лучших глав спецслужб, которых я видел за время своей работы в этой сфере. Он прошел путь от младшего уполномоченного до главы СБУ, от младшего лейтенанта до генерала армии. В истории таких людей можно посчитать на пальцах. Дальше, как мы знаем, Евгений Кириллович становится вице-премьером, первым вице-премьером, и.о. премьер-министра, наконец, премьер-министром Украины. Впоследствии он избирается народным депутатом, возглавляет комитет в Верховной Раде, фракцию. Более того, в 1999 году он становится кандидатом в президенты. Это было очень сложное время, потому что Евгений Марчук выступил против Леонида Кучмы. В результате политической борьбы кампании 1999 года были не только политические, но и физические жертвы. На самом деле мы сегодня еще не разобрались с тем сложным периодом. Евгения Кирилловича поддерживал коллектив Службы безопасности Украины, многие другие работники правоохранительных, специальных органов Украины. Они видели в нем настоящего президента, человека, который мог вывести Украину из тяжелого положения. Победил Кучма. Евгений Марчук, несмотря на жесткое преследование, набрал много голосов. Чтобы учесть интересы этих людей, Леонид Данилович предложил ему возглавить Совет национальной безопасности и обороны. Я стал его советником. Все мы помним начало 2000-х гг. — убийство Гонгадзе, кассетный, кольчужный скандалы. Тогда Евгений Кириллович сделал очень много, чтобы защитить имидж страны на международной арене. Он принимал участие во многих переговорах, имевших для Украины огромное значение. В 2003 году он был назначен министром обороны Украины. Марчук стал первым гражданским министром обороны. Он пытался реформировать армию, но проработал всего год. После Майдана 2004 года он стал советником президента Украины. Как мудрый и опытный человек он необходим и сегодня, потому что события, происходящие в нашем государстве, требуют умных людей. Он — неординарная личность, таких мало среди современных политиков. Я до сих пор поддерживаю с Евгением Кирилловичем хорошие отношения. Он достиг высоких позиций как в рамках спецслужбы, так и на государственных должностях. И это справедливо, заслуженно. Он исполнил свой долг перед народом, поэтому заслуженно пользуется уважением. Нам очень повезло, что в бурные времена построения нашего государства на высоких должностях был такой человек, как Евгений Марчук.

«ВСЕГДА СОВЕТОВАЛСЯ СО ЗНАЮЩИМИ ЛЮДЬМИ»

Андрей ХОМИЧ, генерал-лейтенант, экс-заместитель главы СБУ:

— Евгений Кириллович стоял у истоков образования, становления службы. И в этом его огромная заслуга, что не развалили, не загубили службу. Он назначил меня начальником инспекции. А через год я стал у него заместителем. Работалось с ним интересно и напряженно. Человек необычайно работоспособный, мог работать до часу, до двух ночи, а в полвосьмого — уже на работе. Если бы вы видели, какой он объем перелопачивал документов, литературы — это просто невероятно! И, естественно, нам тоже приходилось к нему подтягиваться, потому что иначе разговора с ним не получалось. Я бы еще отметил необычайный уровень эрудиции. Мог свободно с вами разговаривать на совершенно разные темы. Прекрасно знал историю. Вроде бы человек имеет гуманитарное образование, но при этом неплохо разбирается в экономике. Было такое время, что приходилось много осваивать материалов по этой теме. Я вообще по образованию экономист. Он давал мне волю, но сам тоже вникал. Он много читал литературы, привлекал со стороны ученых. Такой стиль у него был — всегда советовался со знающими людьми. Как некоторые, бывает, надуют щеки: я, мол, все знаю. А он не боялся советоваться, не стеснялся этого. Мне всегда в нем импонировало, что он стимулировал инициативу у подчиненных. Он очень любил, когда проявляют инициативу, и давал возможность реализовать эту инициативу. Одним словом, всесторонне развитый, необыкновенно трудолюбивый человек.

«ЧЕЛОВЕК СТРАТЕГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ»

Николай ОБИХОД, бывший заместитель генерального прокурора Украины, бывший заместитель главы СБУ, генерал-лейтенант юстиции, один из руководителей Всеукраинской общественной организации «Сила и честь»:

— Евгений Кириллович Марчук — это, без сомнения, знаковая фигура в новейшей истории Украины в самое сложное для нее время — время рождения и становления независимого государства. Он первый руководитель отечественных органов государственной безопасности, один из первых руководителей правительства — премьер-министр Украины, секретарь Совета национальной безопасности и обороны, министр обороны. Один лишь перечень важных государственных позиций, которые он занимал в этот период как один из строителей нашего государства, конкретные реальные дела и достижения в государственнической деятельности свидетельствуют о незаурядности и весе его как политического и государственного деятеля. А к тому же еще и неотъемлемые яркие черты его личности: стратегическое мышление, позволяющее видеть суть проблем и правильно намечать пути и средства их решения, энциклопедические знания во всех касающихся его деятельности отраслях, большой профессионализм. Высокая культура, толерантность, интеллигентность отличают его от других украинских политиков. Нам, людям из правоохранительной системы, которым довелось работать с ним бок о бок в это нелегкое и ответственное время, он кажется человеком с огромным еще не исчерпанным потенциалом, который еще неоднократно послужит развитию нашего государства.

«ОН СПОЛНА ПОЧУВСТВОВАЛ НА СЕБЕ, ЧТО ТАКОЕ ПОДКОВЕРНЫЕ ПРИЕМЫ»

Леонид ФРОСЕВИЧ, журналист, автор книги «Туринська шахівниця»:

— Евгений Кириллович Марчук является одним из тех политиков, которые взяли себе за правило: если — в плуг, то тянуть изо всех сил. Впрягшись однажды в «государственнический плуг», он быстро доказал, что умеет выполнять свою работу на совесть и очень профессионально. Его «борозда» всегда была глубокой, ровной, то есть весьма полезной для государства. Вспомню некоторые моменты. В ноябре 1991 г. Евгений Марчук был назначен на должность главы Службы национальной безопасности Украины. Вспоминая то событие, Леонид Кравчук как-то отметил, что из выступления претендента на должность руководителя спецслужбы перед депутатами Верховной Рады было ясно, что Марчук — «не просто профессиональный контрразведчик, а умеренный, трезво мыслящий политик», который произвел впечатление «не только хладнокровного, уверенного в своих силах человека, но и сознательного государственника». Тогда, в 91-м, многие из высоких политиков настойчиво пытались втянуть спецслужбу в политические разборки, раздавались призывы арестовать то Петра Симоненко, то Вячеслава Чорновила. Но генерал Марчук не пошел наперекор закону и не позволил включить маховик репрессий. Вот вам и роль личности в истории. Поучиться бы у Марчука сегодняшним руководителям! Говорят, что он осторожен. Возможно. Ведь когда-то сам признавался: «Я — не Матросов и не камикадзе. Но если нужно будет закрыть собой амбразуру и постоять за Украину, то я это сделаю...» Вот в этом-то, по-видимому, и весь Марчук. Ему многократно доводилось «стоять» за Украину. В начале 90-х Крым, как известно, находился на грани гражданского конфликта (крымский президент Мешков начал ползучий переворот, снял с должности руководителя управления СБУ на полуострове). Но вмешался Марчук — спецназ СБУ в течение нескольких часов установил контроль в админздании крымского управления СБУ. Мятеж захлебнулся. В течение всего периода государственнической деятельности Марчук сполна почувствовал на себе, что такое подковерные приемы, удары в спину. Это же против него в свое время международными комбинаторами теневой торговли военной спецпродукцией была развернута широкомасштабная провокация, которая с треском лопнула в туринском суде (Италия). Причиной наступления на Марчука, тогдашнего секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины, стало то, что он добился прекращения на высоком экономическом уровне нескольких операций махинационного характера, которые наносили государству убытки на сотни миллионов гривен. А когда в мае 1996 года президент Украины Кучма освободил Марчука от должности премьер-министра, многие понимали, что дело здесь в другом — глава правительства стал серьезно мешать кланово-олигархическому режиму, его действия совершенно не вписывались в циничные правила поведения кучмовского окружения. Марчук открыто сказал: «Я остаюсь противником войны компроматов». А от него требовали, чтобы он открыл досье, со своими «чемоданами компры», вмешался в информационные войны... Нет, Евгений Кириллович не из того теста слеплен. Потому что, умеет вести полемику — и на межгосударственном уровне, и внутри страны — в цивилизованных рамках, хочет компромиссов, имеет гибкие и взвешенные подходы к разным проблемам. И, конечно, привлекает своим благородством, высокой политической культурой. А еще говорят, что Марчук просчитывает свои действия на многие ходы вперед. Разве это плохо? Находясь на должности министра обороны, он, очевидно, догадывался, что его планы относительно существенного сокращения генеральских должностей, замены многих начальнических постов гражданскими специалистами натолкнутся на большое сопротивление. Но министр не отступился от этого реформирования. Практика показала, что Евгений Кириллович избрал тогда верный путь. Министр обороны Марчук отказался «нагнуть» армию, чтобы она голосовала на президентских выборах за провластного кандидата. Вероятно, он прогнозировал, что его могут ожидать неприятности, в частности, будут пытаться вытолкнуть из министерской «обоймы». Но не отступил... Вот вам и пример для современных украинских политиков. А как не вспомнить знаменитую «каневскую четверку»? Оценивая роль Марчука в новейшей истории, этот феномен (объединение усилий четырех политиков ради победы на президентских выборах) никоим образом не обойдешь вниманием. И поныне немало людей уверены, что если бы тогда, в 1999-м, против кандидата на должность Президента Украины Марчука власть не применила бы грубые и грязные технологии, Евгений Кириллович мог бы первым прийти к финишу на тех гонках. Мог... Если бы еще и не измена кое-кого из единомышленников по «четверке». Марчук берет тем, что говорит правду. Десять лет назад он утверждал: «В Украине существует два параллельных общества. Одно — процветающее теневое, для небольшой категории избранных. Другое — странное и жестокое для остального народа». Подобная ситуация, к сожалению, есть и сегодня. Как изменить ее? Давайте хотя бы прислушаемся к советам Евгения Марчука, к его аналитическим оценкам сложных, а часто и драматичных, процессов, происходящих в государстве.

«СКОЛЬКО ПРАВИЛЬНЫХ ШАГОВ МОГЛО БЫ БЫТЬ»

Игорь ПАСИЧНИК, ректор Национального университета «Острожская академия»:

— Есть разные политики. Для многих из них власть как наркотик. Они без нее не могут. И не особо задумываются, а что они хорошего сделают, имея власть? Но есть политики, идущие во власть, чтобы, использовав ее, сделать что-то важное, конструктивное. Это, собственно, политики-зодчие. И, вероятно, лишь их можно назвать выдающимися. К последним, без сомнения, относится Евгений Кириллович Марчук. Человек чрезвычайно большого потенциала, большой культуры. И в то же время человек скромный, не выпячивающий свои заслуги, не занимающийся самопиаром. Ему по-своему повезло. Он оказался среди тех людей, которым судьба доверила перестройку молодого Украинского государства. Одни из них справлялись с этим непростым заданием, другие нет. Надеюсь, объективные историки еще скажут свое слово. Роль Евгения Кирилловича в этих процессах была внушительной. И это должно быть оценено. Именно под его руководством происходило становление Службы безопасности Украины, немало он сделал для того, чтобы нормализовать ситуацию в Крыму. И то, что Крым не превратился в очередную горячую точку на постсоветском пространстве, есть и его немалая заслуга. Находясь на высоких государственных должностях — премьер-министра, министра обороны — Евгений Кириллович демонстрировал высокий профессионализм и (что очень важно!) настоящий патриотизм. А еще он всегда интересовался вопросами украинской культуры, пытался поддерживать перспективные культурные инициативы, проекты. И немало сделал для первого высшего учебного заведения Украины и Восточной Европы — Острожской академии. Он неоднократно бывал здесь, привозил своих друзей, выступал перед студентами. Когда занимал должность министра обороны, по его инициативе академии были переданы помещения военного городка в Остроге. Это судьбоносное решение для академии выглядит вполне логичным, если учесть, что военная часть была расформирована. Но принял ли бы такое решение другой руководитель министерства? А сколько таких правильных шагов могло бы быть сделано, если бы Евгений Кириллович в свое время занял должность президента? И преподаватели, и студенты помнят об этом. Как и то, что среди многочисленных политиков, приезжающих в академию, он один из немногих сделал реальный вклад для ее возрождения. Семьдесят — это, вроде, и немало. Однако считаю, у генерала Марчука должен быть порох в пороховницах, и еще немало дел суждено ему осуществить. Поэтому — многая, многая лета!

Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments