Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Франковские мистификации

Размышления о театре, его истории, корифеях, настоящем и будущем
23 марта, 2005 - 20:07
1921 ГОД. СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ «ЦАРЬ ЭДИП» (ПОСТАНОВКА ГНАТА ЮРЫ) / ФОТО МИХАИЛА МАРКИВА / «День» НОВОЕ «ПРОЧТЕНИЕ» СОФОКЛА — «ЦАРЬ ЭДИП» (РЕЖИССЕР РОБЕРТ СТУРУА): ИННА КАПИНОС, БОГДАН СТУПКА И ЛЮДМИЛА СМОРОДИНА ФОТО ИЗ АРХИВА ТЕАТРА ИМ. И. ФРАНКО

Об истории Национального академического драматического театра имени Ивана Франко написано множество статей, книг, исследований, мемуаров... И все же за каждой заметкой (ни в коем случае не хочу обидеть уважаемых исследователей) остаются определенные недомолвки, определенные предположения, конечно же, субъективного характера. Время от времени мы открываем новые, неведомые факты, версии. Десять лет тому назад было выяснено, что первым спектаклем франковцев была премьера пьесы В. Винниченко «Грех» и произошло это 28 января 1920 года в г. Виннице. Раньше имя драматурга в контексте театра Франко практически не упоминалось, так же, как и нежеланными были его пьесы на сценах украинских театров.

Но ничто не возникает из ничего, и ничто никуда не исчезает. Идеи, как известно, витают в воздухе, они вдохновляют, особенно это касается творческих людей, к которым идеи приходят на уровне подсознания, превращаясь на реальные творческие открытия.

В достоверности этого постулата мы с коллегами смогли убедиться, когда 26 января 2005 года, начиная свое гастрольное турне по случаю 85 годовщины, как-то снежным вечером вышли на сцену Винницкого академического драматического театра им. Н. Садовского в спектакле «Царь Эдип» Софокла в постановке грузинского режиссера Роберта Стуруа... Мы играли там, где 85 лет тому назад начинали наши предшественники (помещение Городского театра, в котором начинал Гнат Петрович Юра, не сохранилось, оно было уничтожено во время войны, но фундамент остался тот же). Мы играли пьесу, постановку которой осуществил Гнат Петрович в первый год существования театра. Более того, и в нашем, и в его спектакле фиванский хор представлен не актерами, а актрисами! О чем свидетельствуют архивные фотографии, но уверяю вас, об этом Роберт Стуруа даже не догадывался, работая над своей версией, так же, как и идея относительно постановки именно «Царя Эдипа» в нашем театре также принадлежит исключительно Роберту Робертовичу.

Мистика? Или жизнь сделала новый виток? А сколько витков, сколько мистификаций нужно было пройти Гнату Петровичу, чтобы создать и сохранить коллектив франковцев в течение 40 (!) лет?

Многим известно, что Театр им. И. Франко возник в результате слияния групп двух творческих коллективов, которые в то время оказались в Виннице: Нового Львовского театра и части Молодого театра. Но сам по себе возникает вопрос: каким образом Молодой театр причастен к рождению Театра им. И. Франко? Ведь годами, десятилетиями в различных изданиях говорилось об исконном конфликте двух творческих учреждений — «Березоля», который вырос из Молодого театра, и Театра им. И. Франко, о непримиримости их художественных руководителей Леся Курбаса и Грата Юры, об отличиях творческих позиций и творческих направлений руководимых ими театров.

Сделаем небольшой экскурс в далекие времена и попробуем разобраться, каким оно было, наше начало, и каким был наш основатель Гнат Петрович Юра.

С многочисленных фотографий на нас смотрит кругленький, хитроватый человечек, признанный апологет бытового театра, знаток и непревзойденный исполнитель украинских народных характеров. Эдакий архетип крестьянина наподобие Мартына Борули, Терешка Сурмы или Мусия Копыстки.

МИСТИФИКАЦИЯ 1

Закончив в 1898 году земскую школу, Гнат Юра поступает на службу в нотариальную контору. Именно в этот период происходит первая встреча с театром на спектакле Герхарта Гауптмана «Бедный Генрих». Юношеское потрясение от увиденного делает на всю жизнь Гауптмана любимым драматургом и приводит в любительский кружок. В том же Елисаветграде молодой Юра знакомится и посещает спектакли корифеев украинской сцены: Марии Заньковецкой, Ивана Карпенко-Карого, Николая Садовского, Панаса Саксаганского. Передвижной театр под руководством Павла Гайдебурова и сестры Веры Комиссаржевской — Надежды Скарской открывает ему другое направление в искусстве, приобщает к драматургии Антона Чехова, Софокла, Уильяма Шекспира, Фридриха Шиллера, Жана-Батиста Мольера, Джорджа Байрона, Генриха Ибсена, Бернарда Шоу, Метерлинка...

Судьба сводит с выдающимся трагиком Павлом Николаевичем Орленевым, который в то время был признан в Европе и Америке, считался непревзойденным Гамлетом и Лорензаччо Альфреда де Мюссе...

В 1907 году 19-летнего Грата Юру приглашает в свою труппу С. Максимович. Именно здесь он встретил друга, творческого побратима, который по изречению самого Гната Юры «сыграл в моей жизни большую роль в течение многих лет» — Семена Семдора.

1914 г. стал для него судьбоносным. Семен Семдор позвал во Львов, где работал в театре «Руська бесіда». Гнат Юра подружился с Лесем Курбасом!

МИСТИФИКАЦИЯ 2

Гнат Юра, Лесь Курбас и Семен Семдор решают создать новый театр.

На хуторе деда Леся Курбаса азартные мечтатели разрабатывают программу нового театра: «Группа лучших артистов Галицкого краевого театра украинского во Львове... придумав и разработав положение современного украинского театра, пришли к убеждению, что единственным спасением для него является учреждение образцового украинского театра, репертуар которого бы не ограничивался пьесами о древнем украинском быте, а полностью выбросив старый водочно-гопаковый балласт, ставил абсолютно художественно новый и классический репертуар, на каком бы языке он ни был первоначально написан... хотим по-украински играть Шекспира, Ибсена, Шиллера, а также Шевченко, Лесю Украинку, Олеся...».

Но мечты осуществились только в 1916 году. Уже в первые сезоны «Молодого театра Гнат Юра осуществил постановки: «Доктор Керженцов» Леонида Андреева (где режиссер был и переводчиком и исполнителем главной роли); вместе с Лесем Курбасом обратился к драматическим этюдам А. Олеся, — попытка создать «театр настроений, полутонов, намеков, психологических нюансов»; «Затопленный колокол» Герхарта Гауптмана. Здесь было сочетание психологической игры реальных действующих лиц с театральностью фантастических персонажей. «Кандида» Бернарда Шоу — снова в переводе режиссера. В 1919 году начинается обострение внутренних противоречий, но раскол формально не произошел — сами события тогдашней жизни привели к тому, что актеры разошлись в разных направлениях. С установлением Советской власти в Киеве коллектив «Молодого театра» вошел в состав новообразованного Первого государственного украинского драматического театра им. Т. Шевченко. Некоторое время там работал и Гнат Юра, где находился театр Николая Садовского. Г. Юра с группой отправился к нему. Однако встреча с Н. Садовским не состоялась. Через несколько лет он примет его в труппу театра им. И. Франко и до последних его дней собственноручно больному Николаю Карповичу будет приносить его зарплату в конверте домой...

Но вернемся в Винницу в первые годы деятельности новообразованного театра им. И. Франко. «Мы ищем новые пути в искусстве... Давно уже время порвать с бдительной рутиной так называемого бытового театра. Мы не будем бороться с прогнившими традициями — они умрут естественной смертью, потому что из них уже сыплется порох». Эти слова сказаны «апологетом» бытового театра Гнатом Юрой в 1922 году. И это было не просто лозунгом. Он действительно открыл украинскому кону неведомую драматургию. Ради справедливости замечу, что часть репертуара была уже опробована в Молодом театре. И все же только пьес В. Винниченко за год было поставлено 7! Г. Юра снова обращается к любимому Герхарту Гауптману и Генрику Ибсену. В память своего творческого учителя Павла Орленева ставит «Лорензаччо» де Мюссе и «Монну Ванну» М. Метерлинка. «Лесную песню» и «Каменного властелина» Леси Украинки, делает несколько редакций «Ревизора» Н. Гоголя, «Свадьбу Фигаро» П. Бомарше, «Герцогиню Падуанскую» О. Уайльда... Уже в своем театре он продолжает те поиски драматургии, новых театральных идей, о которых мечтал с Лесем Курбасом на дедовском хуторе.

Гнат Петрович создавал свой театр в сложных дорожных условиях, без соответствующей материальной базы, воспитывал качественно новое поколение художников, занимался просветительской деятельностью во многочисленных городах Украины: Виннице, Черкассах, на Донбассе, Полтаве, Прилуках. Франковцев словно испытывали на выдержку, а они вопреки всем неурядицам бытового плана жили одним — своим Театром.

С 1923 по 1926 гг. франковцы работают в Харькове, который в то время был столицей Украины. В Харькове же театр отмечал свое пятилетие... «Что представляет собой сейчас Театр имени Ивана Франко, академический ли это театр? Нет, в понимании закостенелых форм это не академический театр. Это театр, вобравший все достижения театрального искусства и использовавший их в своей художественной работе. Но в то же время это театр экспериментальный, который ищет новые средства сценической выразительности». Это были едва ли не последние искренние слова, сказанные свободным художником Гнатом Юрой. И как подтверждение их на сцене шли раскрепощенные, изысканные театральные, экспериментально- эпатажные спектакли Бориса Глаголина. В 1925 году Юра с Ф. Барвинской и А. Ватулей побывал в творческой командировке в Германии и Чехословакии. Знакомство с театром Макса Рейнгарда надолго заполнило его воображение, так же, как и мечта осуществить постановку пьесы Л. Пиранделло «Шесть персонажей ищут автора». Позже он подружился с реформатором польского театра Леоном Шиллером —пропагандистом и последователем Гордона Крега...

Заканчивалась эпоха творчества. Начиналась эпоха всеукраинских театральных диспутов по вопросам творческих экспериментов и поисков в театральном искусстве. Жизнь сделала новый виток.

С 1926 года Театр им. И. Франко перевели в Киев. Театры заполнили директивы, художники ставали бойцами идеологического фронта. Из афиш стали постепенно исчезать имена драматургов с «упадочническими настроениями». На смену им на кон пришли пролетарские писатели с четкой партийной позицией: Театр им. И. Франко стал лабораторией современной советской драматургии.

Кроме этого, без ведома Гната Петровича руководящие органы работали над усилением кадровой политики театра. Под видом нехватки актеров для массовых сцен театр пополнялся «актерами», следившими за идеологическим состоянием изнутри. Известен факт, когда один из таких актеров, быстро влившись в коллектив и возглавив местком, обвинил Гната Петровича в национализме за его «ошибочное» решение включить в репертуар «Марусю Богуславку» Н. Старицкого.

Но душа сопротивлялась. И тогда он прибегал к смелым экспериментам. Одной из таких попыток стала постановка «Бравого солдата Швейка» по Я. Гашеку, решенная в жанре сатирического гротеска. С 1928 по 1935 гг. спектакль выдержал более 400 показов. Вот что пишет сам Гнат Петрович о своем герое: «Я понимал, что Швейк не бунтарь и даже не протестант... однако он уничтожает этот строй своим гениальным идиотизмом... его так называемый идиотизм — это только условность, только маска, натянутая на умное и хитрое лицо». Не к подобной ли игре прибегал сам Гнат Юра — гениальный актер, вечный мистификатор?

На первый взгляд, дальнейшие годы деятельности коллектива отмечены рядом компромиссов, но в то же время, действуя как тонкий театральный стратег, Гнат Петрович продолжает собирать лучшие актерские силы. Принимает в театр многих «березилевцев» тем самым возможно спасая их: Вадима Меллера, Леся Дубовика, Бориса Тягна, Владимира Скляренко, Бориса Балобана. Даже волевое решение сверху о назначении Марьяна Крушельницкого главным режиссером в 1953 году он воспринял достойно. Нигде и никогда ни одним словом Гнат Петрович не высказал свое отношение к этому факту, оберегая честь и достоинство своего Театра.

Символично, что одной из последних постановок Гната Петровича на сцене франковцев стало «Свіччине весілля» И. Кочерги. Он верил, что рано или поздно закончатся времена тьмы и мракобесия, охоты на свободных людей и вспыхнет правдивый свет рампы. Появятся смелые отчаянные экспериментаторы, которые смогут вывести наш театр на европейский уровень.

Спустя 15 лет его надежды осуществились в спектаклях Сергея Владимировича Данченко, который за 23 года руководства Национальным театром имени Ивана Франко доказал, что украинский театр может соперничать с каким- либо европейским. Это мы только сейчас начинаем понимать, на расстоянии времени, когда спектакли Сергея Данченко пережили время и, к сожалению, самого режиссера. Он любил риск. «Страх перед риском приводит к усреднению в искусстве. В этом опасность. Театр — живой организм, и топчась на месте, ничего не сохранишь. Но нужны не декларации, а спектакли. Только они — цель и средство продвижения».

Почему я так подробно остановился на первых годах становления коллектива и провел параллели между двумя руководителями — Гнатом Юрой и Сергеем Данченко? Пусть простят мне другие талантливые предшественники, но во многом похожи судьбы этих двух людей, как и их характеры, их непреодолимое желание сценопостроения. Каждый из них заложил тот крепкий фундамент, который стал почти раритетным в театральных кругах. Они были мудрыми стратегами и порядочными людьми. Не только воспитывали в профессиональном плане поколение блестящих актеров, но и создавали реликтовый микроклимат, в котором всегда на первом плане было творчество, желание совершенства театрального мира, мира в котором проходит большая часть жизни каждого, кто переступил порог этого театра.

И мы сегодня не имеем морального права перечеркнуть, стереть из памяти созданное ими, а наоборот, мы должны осуществить то, что они не успели. От нас, от каждого зависит, каким станет наш театр через 40, 50, 100 лет. Каким словом вспомнит нас грядущее поколение. У нас нет права опускать тот уровень, который установили они. Именно поэтому в нашем репертуаре сосуществуют разные по жанрам, по средствам художественной выразительности спектакли.

Жизнь сделала еще один виток. Но и сегодня на нашей афише «Украденное счастье» И. Франко, «Царь Эдип» Софокла, «Ревизор» Н. Гоголя, «Мартын Боруля» И. Карпенко-Карого, «Шельменко — денщик» Г. Квитки-Основьяненко», «Швейк» Я. Гашека, «Тартюф» Ж.-Б.Мольера, «За двумя зайцами» Н. Старицкого, «Мастер и Маргарита» по М. Булгакову, пьесы Григория Горина «Кин VI» и «Тевье-Тевель» по Шолом Алейхему. Решены уже другими режиссерами с помощью другой театральной эстетики, но и другое поколение их смотрит.

Новыми для франковцев стали: «Отелло» У. Шекспира, «Мама, или Невкусное творенье» классика польской драматургии, основателя театра абсурда С. И. Виткевича, «Букварь мира» Григория Сковороды, который впервые увидел свет сцены. «Братья Карамазовы» по Ф. Достоевскому, пьеса современного английского драматурга Т. Джонсона «Истерия» — но в каждом из этих спектаклей доминантой была и остается «жизнь человеческого духа», стремление и поиск совершенства нашего несовершенного мира.

Третий год работает экспериментальный ТЕАТР В ФОЙЕ, где идут пьесы Дж.Байрона, Г. Кониского, Дж. Кромвелла, А. Довженко, Габриеля Гарсиа Лорки, Августа Стриндберга. Приглашая на постановки разных режиссеров с диаметрально противоположными творческими основами, мы пытаемся приобщить наших актеров к разным творческим школам и направлениям, развить у них чувство свободы, раскрепощенности. Ведь только богатый опыт. постоянный тренинг и открытие неизвестного делает актера Актером.

25 марта франковцы будут отмечать свое 85-летие. Мы решили сломать устоявшиеся традиции юбилейных торжеств. И начали в январе гастрольное турне по местам, где наши предшественники начинали свои первые сезоны. После Винницы, где был показан «Царь Эдип», мы побывали в Харькове с «Тевье-Тевелем» по Шолом Алейхему, в Черкассах сыграли одну из последних премьер театра «Сентиментальный круиз» Кандала.

А 25 марта вы увидите последнюю нашу премьеру «Соломия», посвященную примадонне мировой оперной сцены Соломии Крушельницкой. Это еще одна попытка доказать, что франковцы способны на невозможное. «Соломия» — изысканная, эстетическая хореографическая драма, где царит Музыка, Вокал и Хореография. Это наше признание в любви к Сцене. В ней наряду с нашими ведущими актерами работают молодые франковцы, те, кто будет создавать наше будущее.

А пока что начата работа над пьесой И. Котляревского «Наталка Полтавка», которую франковцы ставили в 1942 г. в Семипалатинске, готовится обновление «Энеиды» И. Котляревского, продолжаются репетиции «Шякантулы» Калидаси, о постановке которой мечтал Лесь Курбас в 1918 году...

Жизнь делает новый виток...

ОТ РЕДАКЦИИ

Завтра франковцы будут праздновать свое 85-летие. Собираются скромно. Покажут спектакль «SOLO MEA» и — минимум официальных и неофициальных поздравлений. Посмотрим, как им это удастся. Но на всякий случай уже сегодня — ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Богдан СТУПКА, художественный руководитель Национального академического драматического театра им. Ивана Франко
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments