Чрезмерная жажда власти привела к падению ангелов; чрезмерная жажда знания приводит к падению человека; но милосердие не может быть чрезмерным и не причинит вреда ни ангелу, ни человеку.
Фрэнсис Бэкон, английский политик, государственный деятель, ученый, философ и эссеист

В городе скучно — поговорим об искусстве

26 августа, 2020 - 12:43

Вчера у меня был отличный вечер. Я пересматривала "Гения". Фильм о писателе Томасе Вульфе и его издателе Максвелле Перкинсе, который также открыл Фицджеральда, был дружен с Хемингуэем.

Этот вечер напомнил мне об одном прекрасном утре. Это было 5 лет назад во время Летней школы "Дня". На выходных мы пошли в кинотеатр на премьеру "Гения". Честно говоря, тогда меня не особо затронул этот фильм. Может, потому что было и так хорошо. Первая встреча со столицей, новые знакомства, первые материалы, редакция...

"И казалось тогда, что все так серьезно", – подумала я сегодня, проснувшись. Именно после ЛШЖ я окончательно решила перейти на заочное и пообещала себе через год вернуться в Киев. Так и вышло, ровно через год я переступила порог "Вечернего Киева", однако продержаться в городе вышло несколько месяцев. Киев оказался каким-то другим, не таким, каким я его запомнила. Враждебным, пафосным, пресноватым.

И вот в августе прошлого года я снова приехала в Киев. Начала знакомится с местной творческой интеллигенцией и поняла, что совсем не разбираюсь в искусстве. Все они могли отличить метамодерн от постмодерна, знали популярные направления и жутко меня бесили.

Я начала изучать и вроде разобралась – так тогда казалось. Затем я познакомилась во Львове с художником Max Sir. Мы проговорили больше трех часов, и я вспомнила атмосферу во время интервью в редакции "Дня". Не было враждебности. Кроме того, слушая Макса, возникло чувство, что я раньше что-то понимала в искусстве, а сейчас потерялась. Max Sir родом из Чили, жил и презентовал выставки в Нью-Йорке, Лондоне, Берлине, Париже, Афинах, Праге. В Украине живет уже два года, занялся театром и поставил во Львове "Гамлета". Кстати, скоро также выйдет его одноименный графический роман. Еще Макс создает серию картин, вдохновляясь украинской культурой.

Мне было легко с ним общаться, перед ним открывался Лувр, но он вел себя так просто и непринужденно. В отличие от столичных эстетов... хотя уровень-то совсем разный. Это напомнило мне, что писать в "День" гораздо легче, чем сдать заметку в посредственное СМИ, где из 4 предложений 3 окажутся неправильными.

И вот сегодня я прочла экстракт встречи Ларисы Ившиной с учениками 2017 года «Вооруженность смыслами ставит заслон врагу». Заметила Шекспира и подумала, нужно рассказать в "Дне" о Максе. Ведь редактор сказал: "Нужно подпитывать сильные стороны общества".

В современной журналистике немыслимы материалы с рассуждениями о чем-то, тем более такой высокой сфере как искусство, без мнения экспертов. Журналист же должен оставаться отстраненным, не высказывать своего мнения, просто передавать информацию. Ну что ж и я попробую. Пусть Макс пообщается с классиками, а я просто сделаю расшифровку.

– Хотя это будет безумием, но есть метод в разуме, – вмешался Шекспир.

– Да, может это довольно сложно, но я стараюсь не замечать высоту забора, который отделяет меня от возможности сделать что-то интересное.

Искусство - это работа с жизнью, как я понимаю. И наша задача находить способы выражения своих переживаний, объединять людей, общаться с людьми и миром. Мы никогда не можем знать точно и быть абсолютно уверены в том, какую форму в результате подберем для того, чтобы передать замысел.

Давайте попробуем.

– Искусство смывает пыль повседневности с души, – поддержал Пикассо.

– Да, эта работа с абстракциями, идеями, с образами, это магия творческого процесса. Сколько всего мы переживаем, чтобы зритель посмотрел на картину, почувствовал внутреннюю энергию и сказал: "Да, это действительно сильное произведение".

Сама суть искусства, на мой взгляд, сосредоточена в умении почувствовать и пережить квинтэссенцию всего спектра эмоций. Ведь не количество кистей и тысячи тюбиков со всякой краской делают тебя художником.

– Если хочешь, я подарю тебе понятное и все непонятное, сказанное мной сегодня.

– О, это Алиса из сказки Кэрролла, я посвятил ей 144 картины. Да, она умеет разговаривать. В общем-то, я понимаю, что картина законченная, когда она образы оживают и начинают со мной разговаривать. Многие удивляются, когда узнают, что я временами живу без телефона, мол, с кем же я общаюсь..., – с улыбкой объяснил Макс.

– Искусство — загадка! – загадочно проговорил Эдвард Григ .

– Искусство есть одно из средств единения людей, – философски размышлял Толстой.

– У эпох без больших целей нет и большого искусства, – вздохнул Бертольд Брехт.

- Да, думаю, не секрет, что современное искусство с каждым днем становится хуже. К тому же пора задать вопрос, что можно назвать искусством. Картинку в социальной сети, нарисованную для продажи товара, о которой спустя месяц никто не вспомнит?

Современное искусство – рынок с идеей фастфуда. Все поставлено на поток. Сегодня продукты искусства обесцениваются в качестве своих работ. Продукты искусства, а не произведения ...

Есть ли душа у этого всего?

– Искусство было всегда прекрасным зеркалом общественного строя, – мелодично аккомпанировал Вагнер на струнах мысли.

– Искусство - это очень сильный инструмент для работы с обществом. Оно помогает делать людей более умными, способствует общению и объединению. Искусство делает людей более открытыми.

Говорят, что сейчас обществу нужны разные, умные и продвинутые люди и художники. Однако, с другой стороны, все движется против этого. Нашему обществу нужно скорее больше глупых и невежественных людей. Общество хочет сделать нас всех одинаковыми, я бы сказал даже, более универсальными.

Важно поддерживать связь с прошлым поколением, чтобы не терять понимания важности искусства. Сейчас всякое может называться произведением искусства. Вы понимаете абсурдность этой ситуации?

– Искусство обладает способностью изменять события; наука — предвидеть их, – поделился Генри Бокль.

– Мне понятно, почему я встречаю людей, которые делают с каждым разом свои работы все проще. Их работы теряют смысл и силу, но они нужны рынку. В конце концов художникам нужно как-то жить. Тем более, осталось много людей, которые создают действительно настоящие и качественные вещи.

Всегда было 2 типа художников: те, которые хотят рисовать, и те, которые хотят изучать жизнь через творчество – мастера.

Картины мастеров другие. Они излучают другую энергию. На них чувствуем поиск. На этих картинах чувство автора. Такое искусство помогает найти ответы на жизненные вопросы.

 Я искренен и честен, в первую очередь, перед самим собой. Буду рад, если мои мысли смогут кому-то помочь, сделать этот мир лучше.

Но сегодня у меня обычное утро...

В воздухе угасали последние нотки композиции Waiting for the Sun легендарной группы The doors. Макс открыл двери, мы вышли на улицу и попрощались на Проспекте Свободы.

Макс пошел прогуляться извилистыми львовскими улицами, которые заканчиваются арками между дворами странных домов с флюгерами на крышах, где, кажется, так легко потеряться и которые стали так близки художнику из Чили...

Мария МАТЯЖ
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ