Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе - вопрос тренировки. Способ победы - вопрос чести.
Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании (от Консервативной партии) в 1979-1990 годах

Дело петлюровской повстанческой организации

28 августа 1921 года в Жандармской балке вблизи Екатеринослава были расстреляны 52 активиста и лидера украинского повстанческого освободительного движения
29 августа, 2020 - 15:52

Предисловие президиума Екатеринославской ГубЧК к одному из разделов итогового отчета по 1920-1921 годах

В июле 1920 г. Екатеринославская ГубЧК разоблачила Криворожский подпольный повстанком, который готовил всеобщее восстание в Криворожском уезде. Тем самым чекистам удалось устранить не только уездный мятеж, а фактически разрушить и сценарий запланированного петлюровским штабом всеукраинского выступления, в контексте которого повсеместно должны были состояться антисоветские мятежи на местах. Поэтому вполне закономерно, что нерешенный вопрос о всеукраинском восстании в 1920 году возник и в следующем 1921 году.

Подготовкой всеукраинского антисоветского выступления занимался партизанский штаб восстания правительства УНР в изгнании во главе с Симоном Петлюрой, который находился на территории Польши в Тарнове. Непосредственно разработкой плана всеобщего восстания занимался командующий будущей повстанческой армии УНР генерал-хорунжий Юрий Тютюнник. Связь с зарубежным штабом Петлюры и координацию между местными повстанческими организациями осуществлял Центральный украинский повстанческий комитет (ЦУПКом) или в другом варианте - Всеукраинский центральный повстанческий комитет (ВУЦПК), который находился в Киеве. ЦУПКом имел на местах старшин для поручений, обязанностью которых было установление и поддержание связи с действующими повстанческими отрядами. Представителем ЦУПКома на Екатеринославщине был старшина для поручений Александр Нестеренко.

Симон Петлюра, глава правительства УНР в изгнании, Главный атаман войск УНР. Портрет работы художника Артура Орлёнова

Особые полномочия организатора восстания на Екатеринославщине, в Северной Таврии и Западной Херсонщине Повстанческо-партизанским штабом предоставили доктору Гелеву, который после посещения резиденции УНР в Тарнове в начале 1921 года с группой лиц прибыл в Екатеринославскую губернию. Вместе с ним приехал из Тарнова его помощник, учитель из Никопольского района, атаман Рыбалка-Зирка, адъютант Гелева Алексей Кравченко, организатор восстания в Никопольском районе Никитенко-Огник, организатор из Мелитопольского уезда Кимлач, организатор из Белозерского района Мелитопольского уезда полковник Семинько, организатор из Новомосковского района Сердюк, организатор из Верхнеднепровского уезда атаман Бондаренко и связной Александр Белинский, которые приезжали в зарубежный штаб для консультаций и разъяснений и получения полномочий. Впоследствии для такой же работы на Киевщине были направлены из Тарнова Завгородний, Бесарабенко, Заяц и Колбаса. В Одесский район выехал также полковник Зейгош и другие организаторы восстания в районах. При штабе Петлюры на некоторое время оставались для связи Цыбенко и Карпенко, которые также приезжали в Тарнов для выяснения обстоятельств организации восстания и согласования позиций, но в дальнейшем также отбыли в Украину.

Согласно разработанному за рубежом плану, на местах должны были образовать повстанкомы - сельские, волостные, районные, уездные и губернские. Последним нужно было поддерживать связь для получения директив из центра через пограничные губернские повстанкомы, которые в свою очередь должны были получать их непосредственно от командующего будущей повстанческой армии УНР Юрия Тютюнника.

Юрий Тютюнник, генерал-хорунжий армии УНР

После создания общей повстанческой подпольной сети повстанкомами должны были ждать приказа об одновременном поднятии восстания на территории всей Украины. В это же время из-за рубежа должен был пойти в наступление генерал-хорунжий Юрий Тютюнник с войсками Повстанческой армии УНР, созданной из интернированных украинских военных. Всеукраинское антисоветское выступление изначально планировали на 1 мая, а затем перенесли на 1 июня 1921 года (по данным чекистского отчета за 1920 - 1921 гг.). По другим данным восстание планировалось на 10 мая, затем перенеслось на 15 июня и другие даты.

Было несколько скорректировано и общую схему восстания, которую в конце апреля Юрий Тютюнник передал старшине для поручений по Екатеринославщине Александру Нестеренко, приезжавшему в зарубежный штаб. Схема была такой. Каждое село выдвигало в повстанком двух людей - так называемые «сельские двойки», которые опять же выдвигали «волостные тройки», а те тоже - образовывали «уездные пятерки». Губернские повстанкомы образовывались из представителей уездов (по одному от каждого уезда), а те основывали дальше областные (разработчиками плана Украина была разделена на 10 областей. - Авт.). Областные повстанкомы должны были поддерживать связь с Цупкомом, к которому должны были поступать все директивы от правительства УНР через командующего повстанческой армией Юрия Тютюнника.

Нестеренко привез также приказ атаману Брове в назначенное время выдвинуться со своим отрядом к реке Сейм, присоединяя по пути другие повстанческие отряды и разрушая мосты и железнодорожные пути. Дойдя до Сейма, атаман Бровь должен был находиться в этом районе до прихода из-за рубежа Юрия Тютюнника с войсками повстанческой армии.

Возвращаясь в Украину, Нестеренко прихватил также с собой немалый тираж отпечатанных за рубежом прокламаций и воззваний от ряда украинских общественных и военных организаций, которые после прихода красных вынуждены были выехать из Украины. Распространение этих печатных материалов среди местного населения и в рядах Красной армии, по мнению руководителей зарубежного штаба, должно было сыграть положительную агитационную роль до назначенного дня восстания. Прибыв в Екатеринослав, Нестеренко успел расклеить значительное количество прокламаций на железнодорожном вокзале и в других многолюдных местах губернского центра.

Агентура Екатеринославского ГубЧК, которой буквально кишела вся губерния, вынюхивала каждый уголок, в котором слышался малейший отклик повстанческих настроений. В одной из записок Екатеринославской ГубЧК от 17 мая 1921 года говорилось, что именно Криворожский уезд представлял собой базу организованных группировок «петлюровско-врангелевской окраски», которые готовили, согласно сведениям ЧК, восстание между пунктами Знаменка - Кривой Рог - Никополь. В записке отмечалось, что в северо-западном районе постоянно происходили съезды, совещания, которые имели целью «объединение с бандами, действующими в Черном Лесу, для поднятия восстания».

Чекисты вышли на след организаторов всеукраинского восстания еще на начальной стадии его подготовки, сразу влив своих людей в структуры повстанческой организации, а в течение апреля - июня провели аресты во всех ее звеньях. Причиной провала повстанцев стала досадная неосторожность атаманов Зирки, Семисенко и Бондаренко, излишняя откровенность и доверчивость которых привели к катастрофическим последствиям.

Агентам ЧК удалось установить местонахождение доктора Гелева, и во время совещания, которое он проводил в селе Соленом, дом, где происходило повстанческое собрание, окружили и всем его участникам предложили сдаться. В ответ раздались выстрелы. Окруженный дом подожгли и все, кто в нем находился, - доктор Гелев, Александр Белинский и домовладелец Чумаченко, сгорели, а брата Чумаченко, выбежавшего во двор, продолжая отстреливаться, убили.

Одним из первых чекисты арестовали в апреле руководителя Екатеринославского агитационно-информационного бюро Ивана Горобца. Вскоре на обнаруженной явочной квартире в Екатеринославе был арестован Цыбенко, Кравченко и владельцы явочной квартиры супруги Уманские.

Через некоторое время группа сотрудников Екатеринославского ГубЧК выехала в Елисаветград на квартиру Бардашовых, которая должна была стать центром восстания на Екатеринославщине, Херсонщине и в Таврии и куда со дня на день должен был прибыть для личного руководства восстанием помощник Юрия Тютюнника Гулый. Совершив в Елисаветграде ряд арестов, чекисты заняли явочную квартиру и устроили в ней засаду, однако никто в ней так и не появился.

Андрей Гулый-Гуленко, атаман, генерал-хорунжий армии УНР

Далее под чекистскую оперативную разработку попали Никопольский и Криворожский уезды. В начале мая на Никопольщине были арестован 32 участника подпольной организации, в частности Огник-Никитенко, Иван Шпонька, Иосифа Безродный и др. В Криворожье подвергли аресту 33-х участников подполья. В первую очередь арестовывали наиболее активных деятелей повстанческого движения.

9 мая в селе Анновка Криворожского уезда чекисты окружили дом, в котором скрывались атаманы Степовой-Блакитный и Лютый (Елисей Черевик). В итоговом отчете Екатеринославского ГубЧК говорится, что атаманы открыли огонь и, прорвав оцепление, бросились бежать. Вслед за Степовым побежал арестованный ранее чекистами повстанец Кравченко, который в то время уже начал сотрудничать с ними. Догоняя Степового, Кравченко кричал ему вслед, что повстанцы, мол, ошибаются, что ЧК не такой страшный орган, как его малюют, что ЧК не пытается уничтожить как можно больше украинцев, как они раньше думали. Указывая на себя, предатель восклицал: «Смотри, я с ними работаю, и ты будешь работать вместе со мной!»

Кость Пестушко (Степовой-Блакитный), глава Анновского повстанкома, командир повстанческой Степной дивизии, Главный атаман Холодного Яра. Портрет работы художника Александра Канибора (младшего)

Однако Степовой не останавливался и продолжал отстреливаться, пытаясь убежать вместе с побратимом Лютым. В это время на пути Степового оказался красноармеец, который выстрелил ему в спину. Смертельно раненому атаману пробовали оказать медицинскую помощь и остановить кровотечение, однако все усилия спасти ему жизнь были напрасными. Как отмечается в чекистском отчете, последними были такие слова Степового: «Умираю за родную Украину».

Младший брат атамана Степового-Блакитного Федор, который был свидетелем тех событий, говорил, что перед смертью Кость воскликнул: «Когда будет свободна Родина, передайте привет».

Атаману Лютому тогда удалось скрыться. А среди арестованных чекистами в тот день были и связные повстанкома сестры Бабенко - Прасковья и Вера. Последняя только что вернулась от Петлюры, к которому отправлял ее доктор Гелев. Вера Бабенко привезла из зарубежного штаба приказ о временном назначении Ильченко (до появления Степового) атаманом Верхнеднепровского и Криворожского уездов.

Следующей была операция Екатеринославского ГубЧК, осуществленная ​​с разрешения ВУЧК в Мелитополе, где задержали членов местного повстанкома Ивницкого-Карпенко, Загуменного, Охримовича, Даниленко и Марию Радько.

Накануне был разбит красными частями отряд Семисенко и Бондаренко. Командирам отряда удалось скрыться.

22 мая задержали старшину ЦУПКома для поручений в Екатеринославской губернии Александра Нестеренко. При обыске у него было обнаружено несколько печатных воззваний, документы, выданные штабом 6-й Польской армии, географическую карту Украины с намеченным планом наступления, врученную ему генералом-хорунжим Юрием Тютюнником для передачи атаману Брове, а также написанный командующим Повстанческой армии на холсте приказ атаману Брове и привезенную из зарубежного штаба схему организации восстания.

Вскоре чекистами были задержаны уже давно разыскиваемые Андрей Рыбалка-Зирка, и 11 июня, получив разрешение ВУЧК, оперативная группа Екатеринославской ГубЧК под руководством т. Орлова на специальном поезде из двух вагонов и паровоза отправилась в Киев для осуществления операции по задержанию всех членов ЦУПКома. Оперативная группа прихватила на операцию и Андрея Зирку.

В ходе тщательно разработанной операции чекистам удалось задержать всех членов Всеукраинского повстанческого комитета - главу ЦУПКома полковника Ивана Чепилко, секретаря Федора Наконечного (он же Днестров), членов Николая Комара и полковника Юрия Гриня. Начальник штаба ЦУПКома штабс-капитан Николая Чепилко-младший был убит вблизи Ирпеня при попытке к бегству. Как отмечается в отчете Екатеринославской ГубЧК, который исследователи называют отчетом Трепалова (председателя ГубЧК), «операция по изъятию ЦУПКома была произведена чрезвычайно аккуратно и конспиративно, так что сведения об арестах членов его не получили широкого распространения среди членов Подпольное повстанческой организации».

Из показаний арестованных членов ЦУПКома чекистам стало известно, что в Белой Церкви предстоит вскоре съезд всех повстанческих атаманов, и именно туда ВУЧК и Екатеринославская ГубЧК не упустили возможность «влить своих людей».

Александр Трепалов, председатель Екатеринославской ГубЧК в 1920-1921 гг., в прошлом - легендарный сыщик и первый начальник Московского уголовного розыска (МУРа)

«Так была ликвидирована попытка петлюровцев организовать грандиозное восстание на Украине, причем большую роль в этой ликвидации сыграла Екатеринославская ГубЧК», - не без победного пафоса констатировало ее руководство в итоговом отчете за 1920-1921 годы.

Постановлением Большой Тройки от 28 августа 1921 года в деле петлюровской организации в Жандармской балке вблизи Екатеринослава расстреляли следующих лиц:

1.Цибенко Максим Харитонович. 2. Ильченко Ефим Артамонович. 3. Уманская Анна Дмитриевна. 4. Горобец Иван Георгиевич. 5. Кордужан Сергей Гаврилович. 6. Цедына Марк. 7. Щукин Филипп Олимпиевич. 8. Бардашов Иван Андреевич. 9. Бардашова Надежда Андреевна. 10. Шпонько Иван Демьянович (он же Кочерга-Кочереженко-Пещерный). 11. Никитенко-Огник Александр Ксенофонтович. 12. Калина Андрей Елисеевич. 13. Калина Полина Семеновна. 14. Окатий Николай Демидович. 15. Чабаненко Кирилл Митрофанович. 16. Величко Петр Иванович. 17. Максименко Николай Антонович. 18. Толмач Дорофей Артамонович. 19. Гордиенко Лаврентий Егорович. 20. Воробей (Горобец) Иван Петрович. 21. Безродный Иосиф Сазонович. 22. Межевецкий Давид Никитич. 23. Дядик Татьяна Нестеровна. 24. Евтушенко Агния Евсеевна. 25. Таран Яков Евстафьевич. 26. Бабенко Вера Лукьяновна. 27. Бабенко Параска Лукьяновна. 28. Марьянченко Павел Никифорович. 29. Моисеева Екатерина Иосифовна. 30. Литвиненко Алексей Андреевич. 31. Василенко Александр Трофимович. 32. Смолеев Александр Лукьянович. 33. Гуртовой Иван Григорьевич. 34. Коваль Семен Парфентьевич. 35. Васич Дмитрий Савельевич. 36. Тарасенко Григорий Ефимович. 37. Яровой Филипп Васильевич. 38. Запольский Александр Петрович. 39. Криволоцкий Порфирий Яковлевич. 40. Кедровский Михаил Иванович. 41. Кравченко Павел Филиппович. 42. Горященко Георгий Николаевич. 43. Рыбка Алексей Митрофанович. 44. Аггей Авраам Михайлович. 45. Бондаренко Кондрат Николаевич. 46. ​​Царенко Анна Степановна. 47. Кикоть Марк Васильевич. 48. Шабля Иван Капитонович. 49. Бузько Федор Калейникович. 50. Зирка-Рыбалка Андрей Александрович. 51. Яковенко-Яловенко Михаил Михайлович. 52. Рыбка Екатерина Алексеевна. Всего: 52 человека.

К этому печальному списку стоит еще добавить фамилии повстанцев, которые в этот период погибли в бою или во время сопротивления чекистам при попытке ареста. Это организатор восстания на Екатеринославщине, в Северной Таврии и Западной Херсонщине доктор Гелев, Главный атаман Холодного Яра, командир Степной (Александрийской) повстанческой дивизии, глава Анновского повстанкома Кость Пестушко (Степовой-Блакитный), Главный атаман повстанческих отрядов Екатеринославщины, глава повстанкома Родион Федорченко, организатор восстания в Белоозерском районе Мелитопольского уезда полковник Семинько, начальник штаба ЦУПКома штабс-капитан Николай Чепилко-младший, связной ЦУПКома Александр Белинский и многие другие неизвестные повстанцы, отдавшие свои жизни за свободную Украину в рядах освободительного движения.

В целом по делу петлюровской организации было арестовано около 1200 человек, однако в дальнейшем оставили для рассмотрения 180 человек.

Обложка итогового отчета Екатеринославской ГубЧК с 1-го января 1920 года по 1-е ноября 1921 года

Так трагически завершилась еще одна попытка петлюровской повстанческой организации освободить Украину из лап московского большевистского режима. К сожалению, восстание было проиграно, не начавшись. Проигранное прежде всего московской чекистской системе, на которой собственно и держался большевистский оккупационный режим в Украине. И в первую очередь этот проигрыш обеспечила Екатеринославская ГубЧК, усилиями которой фактически и был ликвидирован петлюровский тыл не только на территории Екатеринославщины, но и в других повстанческих центрах Украины.

«Это дело нельзя назвать делом Екатеринославщины или даже делом одной только Украины: это дело постольку, поскольку Петлюра питается соками Польши и Румынии и вообще постольку он поддерживается Лигой наций, надо рассматривать как дело общеевропейского масштаба», - отмечается в предисловии Президиума Екатеринославской ГубЧК к разделу «Судебные дела» итогового отчета по 1920-1921 гг., в котором говорилось в том числе и о деле петлюровской организации как наиболее масштабной чекистской операции данного периода.

Однако даже после большого разгрома в апреле-августе 1921 года украинского повстанчества, управляемого Цупкомом и зарубежным Повстанческо-партизанским штабом правительства УНР в изгнании, отдельные повстанческие формирования продолжали сопротивляться большевистскому режиму на территории Екатеринославщины фактически до начала 1923 года. В частности, на территории Криворожского уезда, несмотря на полную обреченность этой борьбы, самоотверженно действовали повстанческие отряды атаманов Иванова, Лютого, Свища, Медведева, Черненко, Черного Ворона. Уже в конце 1921 года ВУЧК сообщила о раскрытии в Криворожском уезде еще двух крупных подпольных организаций, которые готовились к восстанию. И эта крестьянская народная война не утихала даже в условиях лютого голода 1921-1923 годов, Голодомора 1932-1933 гг. и массовых репрессий 30-х гг., организованных большевиками в Украине.

Памятник одному из деятелей повстанческого освободительного движения Костю Пестушко (Степовому-Блакитному), который предлагают установить в Кривом Роге участники общественной инициативы «Мемориал освободительного движения». Скульптор Александр Канибор (старший), архитектор Евгений Головин

Эта наследственная освободительная борьба украинцев продолжалась и в период Второй мировой войны, когда возникла величественная армия без государства - Украинская Повстанческая Армия. Флаг украинского повстанческого движения реял даже в лагерях послевоенного ГУЛАГа, который потрясали восстания украинских заключенных в Печоре (1948 г.), Салехарде (1950 г.), Экибастузе (1951), Норильске (1952 г.), Воркуте (1953 г.), Кенгире (в 1954 г.).

Далее несли этот повстанческий флаг украинские диссиденты-шестидесятники, участники студенческой революции на граните 1990 г. и украинских революций новейшей эпохи (оранжевой и революции достоинства). Держат его сегодня и защитники Украины на фронтах современной гибридной российско-украинской войны.

Итак, последствия грандиозного провала петлюровской повстанческой организации 1921 года ощущаем и сегодня, когда преступная чекистская система в виде современного гигантского спрута мирового масштаба, каким является сегодня ФСБ (в прошлом ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ), продолжает действовать на украинской территории и 100 лет спустя, пытаясь удержать Украину в орбите российского имперского влияния. Следовательно, дело украинского освободительного движения все еще не закрыто.

Источники:

1. АУСБУДО. Фонд уголовных дел. Ед. сб. П-27584.

2. ДАДО. Ф. 1. Оп. 1. Ед. сб. 278. Арк. 55.

3. Отчет Екатеринославской губернской Чрезвычайной комиссии - с 1-го января 1920 г. по 1-е ноября 1921 г. - Екатеринослав: Типоргафия ГубЧК, 1921.

4. Юрий Степовой. В Херсонских степях. - Мюнхен: Культура, 1948.

Почтим память тех, благодаря кому мы не забыли о свободе!

Поддержать сооружение в Кривом Роге памятника выдающемуся деятелю украинского освободительного движения, Главному атаману Холодного Яра Костю Пестушко (Степовому-Блакитному) можно посильными взносами путем перечисления средств на текущий счет ОО «Общественный клуб «Украинское время».

Р/с № UA353510050000026008878996198

в отделении АО «УКРСИББАНК» в г. Кривой Рог,

МФО 351005, идентификационный код 43502775

 

Владимир СТЕЦЮК, журналист, Кривой Рог

Фото из архива автора, АУСБУДО, Дадо, КИКМ и из открытых источников





НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ