Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

«Должна быть стратегия с реальными шагами»

Адмирал Игорь КАБАНЕНКО — о потенциале украинских ВМС, освобождение оккупированных территорий и шансах вступления в НАТО
18 июля, 2019 - 19:42

На этой неделе участники ЛШЖ — 2019 имели возможность увидеть процесс изготовления оружия и защитного оборудования для украинских защитников от компании «UA.RPA». От осмотра поликарбонатного «стекла» для защитных масок до примерки шлемов и тестирования приборов ночного виденья — летнешкольники ознакомились с разными видами оснащения для бойцов, которые производятся по сертифицированным мировым стандартам. Экскурсию по предприятию проводил адмирал Игорь Кабаненко.

После ознакомления с производством студенты также имели возможность задать вопрос Игорю Васильевичу на актуальные темы политики, развития Военно-Морских сил Украины, так называемой люстрации, ситуации в Донбассе и Крыму и тому подобное. Но прежде чем перейти к интервью, пан Игорь очертил важнейшие, по его мнению, тезисы относительно роли журналистики в сегодняшних реалиях:

«Хочу поблагодарить газету «День», ее политический отдел за то, что воспринимают и освещают разные точки зрения. По моему мнению, журналистика должна базироваться на ценностях, больше полагаться на разум, на глубокие исследования, на профессиональное понимание, а эмоции оставить на потом. Вторым важным аспектом является сбалансированность с точки зрения приоритетов. Мы стремимся к единым стандартам, единому пониманию многих проблем, потому должны соответствующим образом заострять актуальные вопросы, а не политизировать их. Потому что политизированность — это путь в никуда, это популизм, раздельность. Наконец, третье — журналистика должна быть «локомотивом» профессиональных вещей. Нам нужна позитивная динамика».

«ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО — ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ СРЕДНЕГО КЛАССА И ДЕОЛИГАРХИЗАЦИИ»

Евгения ШЕВЦОВА, Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова:

— Как вы оцениваете сотрудничество государства с частным сектором по разработке и изготовлению военной техники? Какая практика в западных странах?

— В 2015 году группа энтузиастов разработала проект закона о государственно-частном партнерстве в сфере безопасности и обороны. Процесс его согласования был сложным и так ни к чему не привел. То есть на законодательном уровне до сих пор существует некая неопределенность. Это серьезная проблема, к которой нужно немедленно возвращаться. Почему? На сегодняшний день частный сектор удовлетворяет потребности оборонной сферы более чем на 50%, ведь является более эффективным по ряду причин: он построен на бизнес-процессах, не является заложником вертикальных командно-административных систем, выстроенных еще в советское время, существует благодаря инвестициям, которые нуждаются в возвращении, что невозможно в госсистеме.

Конечно, одной из самых серьезных проблем является коррупция. Она существует в грандиозных масштабах. Игнорировать этот вопрос — значит разрушать экономику, уничтожать производство и переходить в состояние стран «третьего мира». Мы со своим потенциалом можем быть абсолютно равноправной страной. Кстати, в США, например, частные компании занимаются «оборонкой». Когда я недавно был в Штатах, то собственными глазами видел, как в частном порту ремонтируют атомные подводные лодки. И все работает. Государственно-частное партнерство — фундаментальная вещь. Это основа формирования среднего класса, основа деолиграхизации. У нас его все эти годы вымывают. Хотя создание среднего класса должно быть самым главным экономическим и политическим заданием для государства.

Недавно 19 самых богатых людей Америки обратились к Конгрессу с предложением: ввести налог на роскошь против них самих, который они готовы оплатить ради повышения благосостояния государства! Возникает риторический вопрос: а у нас это возможно?

Мы должны стремиться к такому опыту западных стран, если действительно желаем достичь демократии не только на страницах Конституции.

«УКРАИНЕ НУЖЕН СИЛЬНЫЙ ВОЕННЫЙ И ТОРГОВЫЙ ФЛОТ»

Александр ШАРИПОВ, Запорожский национальный университет:

— Як известно, после аннексии Крыма Украина потеряла 70% своего боевого корабельного потенциала. Что удалось сделать за 5 лет в этой сфере Украине после перебазирования ВМС в Одессу и Николаев, в каком направлении они развиваются?

— Море — это огромная ценность Украины. К сожалению, пока мы не осознаем этот вопрос на уровне политической культуры. Кое-кто думает, что все проблемы можно «решить с берега», но это не так. Нужен сильный военный и торговый флот. Уже после аннексии Крыма мы потеряли наши газодобывающие платформы в Черном море. Это проблема, которую мы пропустили, к сожалению. И цена за газ была бы совсем другой.

Я сторонник концепции «москитного флота», но за эти годы ни одного такого корабля мы не получили. То, что было получено, не подходит под эту формулировку: оно не имеет соответствующего вооружения, скорости и системы применения. Есть такая поговорка: «В море — дома, на суше — в гостях». Поэтому главная задача военного корабля — находиться в море. И, конечно, сейчас должен встать очень важный вопрос относительно этого, потому что дальше так двигаться нельзя. Показательная история с американскими катерами «Айленд», которые Украина до сих пор не получила из-за бюрократической волокиты предыдущей власти. Говорили об июле, сейчас уже появился новый срок — сентябрь. Мы могли их получить раньше, но нам нужно продолжить работать в этом направлении. И я надеюсь, что новая власть овладеет этой государственной прагматикой, а не политической пресловутой целесообразностью, ведь риски очень высоки. У нас есть много морских проектов, которые по своей сути популистичны. На их реализацию тратятся значительные средства, а на выходе — ноль. Нужно отказываться от этого.

«ПОПУЛИЗМ ПОЛНОСТЬЮ ЗАХВАТИЛ НАШУ СТРАНУ»

Ольга ВАЛЬКЕВИЧ, Национальный университет «Киево-Могилянская академия»:

— Глен Говард — президент американской неправительственной исследовательской организации «Jamestown Foundation» неоднократно критиковал украинское правительство за недостаточное внимание к Военно-Морским силам. С чем связана упомянутая вами бюрократическая волокита по передаче Украине американских катеров «Айленд»?

— Впервые о возможности передачи «Айлендов» я слышал лично в 2014 году, когда был заместителем министра обороны. И, к сожалению, с того времени все это промедление и политические игры ни к чему не привели. Как будто уже была сделана проплата и якобы теперь катера должны прийти в сентябре. Но у меня есть сомнения, потому что я не вижу активности, приоритетности решения этой задачи. Если посмотреть на все политические дискуссии, эмоции, то мы являемся свидетелями банального пиара, огромной дистанции между тем, что заявляется и что делается.

Конечно, нужно об этом говорить — профессионально и аргументированно. Однако главный вопрос заключается в том, что мы должны прийти к идее государственной концепции, а не политической целесообразности. Популизм полностью захватил нашу страну. Нам нужно больше катеров другой марки, другого класса. Нужны катера с оружием. Это все мы можем получить, но на это нужна политическая воля, и это будет даже дешевле, чем мы ожидаем.

Знаете, это что такое УПА? Это украинская бумажная армия, потому что бумажки носят из одного кабинета в другой. Отчеты, доносы, акты, проверки, просто ужас. Не может так быть, чтобы это занимало 100 процентов рабочего времени. Нужно над собой работать, расти. И это совсем другая концепция, и прочь другой подход.

«НУЖНО ОТХОДИТЬ ОТ СИММЕТРИЧНЫХ ШАБЛОНОВ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ»

Александр ШАРИПОВ, Запорожский национальный университет:

— Есть решение Международного трибунала ООН по морскому праву о том, что Россия должна была освободить наши захваченные корабли и моряков до 25 июня этого года. Однако в последний момент РФ заявила украинской стороне, что они готовы передать моряков Украине, если мы будем судить их здесь по российскому законодательству. Украина отказалась, соответственно — этот вопрос заблокирован. С вашей точки зрения, как можно его решить?

— Нужно отходить от симметричных шаблонов решения проблем. Мы должны искать нестандартные, инновационные решения. То, что было предложено в России, было провокационным. И на этой провокации можно было сыграть. К сожалению, этим не воспользовались. Профессиональность, лидерство — оно молчаливо, но мудро, направлено на результат. Можно кричать на трибунах, что Россия плохая, а затем ехать и договариваться. Это мой принцип: или ты работаешь профессионально, или вообще не работай. Политический пиар, который происходит в настоящий момент, имеет мало чего общего с профессиональными действиями, которые всегда направлены на результат и не должны быть предметом публичных дискуссий. Важно помнить, что политические подогретые эмоции никогда не сработают на результат.

«НУЖНА ЧЕТКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВОЕННАЯ ПОЛИТИКА»

Ольга ВАЛЬКЕВИЧ, Национальный университет «Киево-Могилянская академия»:

— Упомянутый Глен Говард положительно оценивает закупку оружия нашей страной в США, как очень важный и нужный шаг. Как вы относитесь к началу прямых закупок? Учитывая ограниченный оборонный бюджет Украины, по-вашему, какое вооружение самое важное для нас в настоящий момент?

— Я положительно отношусь к закупкам американского оружия и техники. Потенциал нужно наращивать, и такие возможности существуют, они открыты для нас. Если говорить о море, то нам нужно закупать корабельные ракеты, корабли и катера. Также нужны современные системы наблюдения и выявления, беспилотные системы. В действительности опций очень много, можем приоретизировать их. Для этого нужна четкая государственная военная политика: что мы закупаем, что производим сами, а что совместно. Ничего нового в этом нет. Нужна четкая концепция, потому что сначала оружие получали по лизинговой системе, потом по программам, когда Конгресс США выделяет деньги на помощь Украине в оборонной сфере. Это серьезные средства. Дальше должно идти развитие совместного лицензионного производства уже у себя.

Я был на нескольких оборонных предприятиях Турции, поверьте, это самые современные возможности. И большинство из компаний частные. Нам нужно изучать опыт, брать кейсы, которые работают, делать это вместе с союзниками. Америка для нас — это стратегический партнер.

«РОССИЙСКАЯ ВОЕННО-МОРСКАЯ ГРУППИРОВКА В КРЫМУ УГРОЖАЕТ НЕ ТОЛЬКО УКРАИНЕ, НО И РЕГИОНУ»

Василий СЕМЕНЧЕНКО, Нежинский государственный университет имени Николая Гоголя:

— Известно, что Россия постоянно усиливает свой Черноморской флот в оккупированном Крыму, а также экономически блокирует морские порты Украины на Азове. Что собой представляет после пяти лет оккупации российская военно-морская группировка в Крыму? Какие существуют опасности для Украины в военном и экономическом плане?

— Группировка серьезная, они ее нарастили в несколько раз. Недавно россияне приняли решение усилиться современными истребителями. Фактически такой истребитель сможет переносить ракету с дальностью в 280 километров. То есть постоянно идет наращивание сил. Раньше это были зенитные ракеты, системы крылато-ракетного оружия. Также активные корабли и подводные лодки, которые могут нести большие калибры или иметь ядерную боеголовку. Это агрессивный, ударный потенциал, который угрожает не только Украине, но и региону, потому что приводит к дисбалансу сил. А дисбаланс сил — это всегда риск. Риск, что и страна, которая имеет преимущество, — всегда провоцирует использовать ее. Соответственно необходимо наращивать наш сдерживающий потенциал. И конечно, привлечение возможности других морских стран, чтобы держать баланс. Потому что равновесие сил всегда является фактором стабильности.

«Я ПРОТИВ ЛЮСТРАЦИИ, КОТОРАЯ БЫЛА В 2014-м, ПОТОМУ ЧТО ЭТО ПОПУЛИЗМ И СХОЛАСТИКА, А НЕ СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА»

Алиса ПОЛИЩУК, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— Недавно президент внес законопроект об очищении власти, в которой, по сути, нет пересмотра подходов к вопросу люстрации, ведь в нем просто добавили чиновников периода президентства Петра Порошенко. Известно, что одно время вы сами попали под действие данного закона. Как, по вашему мнению, новая власть должна была отнестись к этому вопросу?

— Я сторонник тех позиций, которые изложены в оценке Венецианской комиссии. Обвинять всех кряду нельзя — не может быть коллективной ответственности. Мы же должны опираться на демократические принципы. У любой личности есть права, и она не может быть обвиняема и лишена каких-то прав без соответствующего решения суда. Люстрация, которая была в 2014 году, автоматически с выходом закона лишила людей определенных должностей, даже без судебного решения и доказательств. Это явное нарушение. Должен быть независимый суд, прокуратура, которые должны эти вопросы исследовать, и если человек виноват, наказывать. Все остальное — не демократические принципы. А Украина — демократическое государство, это прописано в нашей Конституции. В истории много фактов, когда ради одного человека государства между собой шли на серьезные противоречия. Это принципиальная вещь. Потому что если мы не уважаем право этого человека, то почему другие должны уважать? Я против популизма, против схоластики, я за права человека и их соблюдения.

«СТАНДАРТЫ НАТО — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ЗАПИСАННЫЕ НА БУМАГЕ ПОЛОЖЕНИЯ. ЭТО ВЗАИМОСОВМЕСТИМОСТЬ НА РАЗНЫХ УРОВНЯХ»

Алиса ПОЛИЩУК, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— Во время президентства Петра Порошенко курс на ЕС и НАТО был закреплен в Конституции. Как вы оцениваете состояние выполнения Украиной критериев в сотрудничестве с НАТО?

— Стандарты НАТО — это не только записанные на бумаге положения. Это взаимосовместимость на разных уровнях. Нужно публично употреблять этот термин. Взаимосовместимость — ментальная, культурная, военная, экономическая, политическая, дипломатическая. Любая. Когда говорим о военной обороне, то на первое место выходит понимание образа жизни, защиты ценностей. Если мы посмотрим, как у нас действуют те или иные политики и военные, то на этом уровне мы увидим много расхождений от того, что есть в НАТО. Там права человека на первом месте. Можем ли мы похвастаться тем самым в военной сфере? Я думаю, что нет. С этого нужно начинать.

Ментальные убеждения не приходят просто так: это работа над собой, учеба на Западе. Почему мы не используем возможность, чтобы наши военные как можно больше учились за рубежом? В настоящий момент даже уменьшилось количество тех, кого посылают туда учиться. На сегодня у нас нет ни одного военного моряка, который бы учился в западном учебном заведении.

Здесь также появляется болезненный вопрос об английском языке, над которым немногие желают работать. Сказки о том, что у кого-то нет времени — это все отсутствие мотивации, нежелание менять советские традиции. Мы должны принять решение и начать меняться. Встречаться, общаться и переписываться с коллегами невозможно без знания английского. Нужно двигаться к переменам шаг за шагом. Сначала мы должны трансформироваться внутри востребованной системы, чтобы быть готовыми воспринять те же стандарты или их параметры взаимосовместимости. Глен Говард написал недавно в своей статье, что Чехия установила срок для своих служащих, чтобы выучить язык, иначе они уйдут из службы. А что мы делаем на практическом уровне? Ничего не произойдет без знания английского языка, без понимания  стандартов, без убеждения в том, что ценности действительно являются общими.

Евгения ШЕВЦОВА, Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова:

— По всему видать, что новый президент и его команда пытаются сдвинуть с места вопрос оккупированного Донбасса. Как вы оцениваете первые шаги Зеленского в данном направлении? Как вообще, по-вашему, стоит решать сверхсложный вопрос Донбасса и Крыма?

— Относительно возвращения оккупированных территорий, я думаю, никто не будет отрицать, что это очень непростой вопрос, который требует времени. Я положительно оцениваю подготовительные шаги, которые были сделаны президентом Зеленским. Однако логика его последующих действий до конца не понятна. В первые полгода он со своей командой должен подготовить уточнение в стратегии национальной системы, подать соответствующий законопроект, потому что это важно. Почему концептуальные документы важны? Потому что в  НАТО, например, есть три составляющие: концептуальная, физическая и моральная. Так вот, концептуальная стоит на первом месте. Хотя это все должно быть объединенным. Почему-то у нас об этом забывают, и новые люди наполняют пространство  какими-то лозунгами, которые не являются концепцией.

Стратегия должна быть создана для того, чтобы другие понимали смысл нашего последующего движения вперед, укрепление национальной обороны и безопасности, освобождения Донбасса и Крыма. Гражданское общество должно быть привлеченным. Это не просто, сделать такой документ, но он должен быть. Вот с выходом этого документа будет понятно, как все будет происходить. На базе этого уже появляются указания для ведомств: политические, военные, стратегические. Приоритеты на 5 лет. Безопасность — все охватывает, потому что идет тотальная война, направленная против общества, экономики, религии, обороны, энергетики — всех сфер. Именно поэтому должна быть создана стратегия с реальными шагами, и каждый из нас должен знать ее содержание и правила.

Алиса ПОЛИЩУК, Летняя школа журналистики «Дня». Фото Руслана КАНЮКИ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ