Гарантией настоящей демократичности будущего строя в украинском государстве, в первую очередь есть, широко народный характер украинского движения, его беспримерная идейность.
Роман Шухевич, украинский политический и государственный деятель, военный

COVID-19: как мир прожил 2020-й?

Наименее благоприятным положение является не в США и Евросоюзе, как уверяют в ВОЗ, а в Китае, странах Южной Азии, Латинской Америки и в Африке
14 января, 2021 - 19:05
ФОТО REUTERS

Сейчас, когда ряд стран стоит в самом начале кампании массовой вакцинации, стоит вспомнить, когда появился коронавирус. Снимки с парковок возле больниц, а также запросы в китайских поисковиках косвенно говорят о том, что уже в августе 2019 года в Ухани больницы были переполнены. К такому выводу пришла группа исследователей из медицинской школы Гарвардского университета во главе с Джоном Браунстейном, проанализировавших спутниковые снимки за последние два года. К октябрю загруженность подъездов к больницам выросла на 90%. Если в октябре 2018 года возле крупнейшего в городе госпиталя Тянь Ю была 171 машина, то ровно через год их было 286. Уже в начале осени в китайской поисковой системе Baidu увеличилось количество запросов по поводу кашля и диареи — симптомов COVID-19. Правда, некоторые ученые назвали метод Браунстейна спорным, а выводы субъективными.

Заметим, что, если число госпитализаций, предположительно связанных с Covid-19, резко возросло в Ухани в августе 2019 года, сам коронавирус должен был появиться там не позднее июля 2019 года. И этому находится подтверждение в российской статистике смертности. С марта и вплоть до августа 2019 года включительно, смертность в России была существенно ниже, чем в 2018 году, на 45 967 человек. А вот в сентябре 2019 года в России наблюдалась избыточная смертность по сравнению с тем же месяцем 2018 года в 2911 человек (данные ЗАГСов взяты с сайта Росстата) При этом в 5 дальневосточных регионах, граничащих с Китаем, избыточная смертность составила 274 человека (Забайкальский край — 28 человек, Приморский край — 36, Хабаровский край — 109, Амурская область — 93, Еврейская автономная область — 2 человека), т. е. 9,4% всего прироста смертности по России. Строго говоря, небольшой участок границы с Китаем имеет также Республика Алтай, но на этом участке нет дорог, поэтому китайцы туда не ездят. Между тем, население 5 указанных регионов в 2019 году составляло только 3,6% населения России, т. е. в 2,6 раза меньше.

Сравним избыточную смертность в 5 пограничных с Китаем регионах со смертностью в 4 других регионах, граничащих с названными, но не имеющих границы с Китаем. Это — Магаданская область, Республика Саха (Якутия), Республика Бурятия и Иркутская область. В сентябре 2019 года в Иркутской области смертность возросла на 80 человек, в Бурятии уменьшилась на 48 человек, в Якутии уменьшилась на 36 человек, в Магаданской области — возросла на 17 человек. В общем, избыточная смертность в сумме в указанных регионах составила 13 человек, или 0,45% от всей избыточной смертности в России, при том, что население указанных 4 регионов составляет 3,06% населения России. Если же мы исключим из 4 регионов Иркутскую область, то в оставшихся регионах в сумме мы вообще будем иметь уменьшение смертности, причем существенное. А Иркутская область, из-за природы Байкала и по каким-то другим причинам, является одним из наиболее популярных регионов у китайских туристов, что даже вызывает панические заголовки в некоторых изданиях (Байкал должен быть наш. Как китайские туристы захватывают Иркутскую область. Репортаж «Медузы») Поэтому с точки зрения контактов с китайцами Иркутская область стоит гораздо ближе к приграничным с Китаем регионам, чем к внутренним регионам Дальнего Востока и Сибири. Население Иркутской области составляет 1,6% населения России, а ее доля в избыточной смертности за сентябрь 2019 года составила 2,75%, т. е. в 1,7 раза больше. По отношению доли в избыточной смертности к доле в населении России Иркутская область близка к 5 приграничным с Китаем регионам.

Если коронавирус в России дал значимый для статистики избыточной смертности результат в сентябре 2019 года, значит, он должен был появиться в России не позднее августа. В октябре 2019 года в стране также наблюдалась избыточная смертность в 3974 человека. По сравнению с предыдущим месяцем она увеличилась в 1,4 раза, что вполне соответствует закономерностям распространения эпидемии. И для приграничных с Китаем регионов избыточная смертность выросла в сумме больше, чем в среднем по России — на 273 человека, практически не изменившись по абсолютной величине (Забайкальский край — минус 44  человека, Приморский край — 54, Хабаровский край — 171, Амурская область — 72, Еврейская автономная область — 20 человек). Это дает 6,9% от всей избыточной смертности, что в 1,9 раза больше, чем доля этих регионов в населении России. В 4 регионах, граничащих с регионами, приграничными с Китаем, избыточная смертность на этот раз составила 594 человека (Иркутская область — 468 человек, Бурятия — 9, Якутия — 117, Магаданская область — 0). Это дает 14,9% от общего прироста избыточной смертности по России, что в 4,9 раза больше, чем доля этих регионов в населении России.

Но столь высокий показатель получается исключительно за счет Иркутской области, а там это — следствие притока все большего числа туристов из Китая. Если не учитывать Иркутскую область, то в оставшихся трех регионах избыточная смертность составит 126 человек, т. е. всего лишь 3,2% от всей избыточной смертности. Это лишь в 2,2 раза больше данных регионов в населении. Если же показатели Иркутской области просуммировать с 5 приграничными с Китаем регионами, то избыточная смертность для 6 регионов составит 741 человек, или 18,6%, что в 3,6 раза больше доли этих регионов в населении. Получается, что непосредственно связанный с Китаем фактор в октябре 2019 года дал почти пятую часть всей избыточной смертности, тогда как около 80% пришлось на предположительное распространение эпидемии самими россиянами. Поскольку в отсутствие карантинных мер рост числа инфицированных и, соответственно, рост числа умерших будет происходить ближе к геометрической прогрессии, можно было бы ожидать, что в ноябре избыточная смертность возрастет не менее чем в 1,4 раза. Но тут начинаются статистические чудеса.

В ноябре 2019 года смертность в России по сравнению с ноябрем 2018 года сократилась на 2188 человек. Но в декабре она вновь выросла — на 1946 человек. Зато в январе и феврале 1920 года смертность вдруг резко упала — соответственно на 8376 и 5317 человек. Между тем, в январе 2019 года смертность, наоборот, выросла по сравнению с январем 2018 года на 6615 человек, а в феврале — на 5565 человек. При этом никаких заметных эпидемий в России в начале 2019 года не было, и тогдашний рост смертности можно было связать лишь со старением населения. Единственное объяснение этим чудесам заключается в том, что уже в ноябре власти заметили рост избыточной смертности, связали его с эпидемией еще неизвестного возбудителя и обязали Росстат, начиная с ноября, публиковать статистику смертности с определенным понижающим коэффициентом. Подлинная же информация, очевидно, скапливалась только в администрации президента России. С учетом этой информации уже в конце декабря было принято решение инициировать голосование по поправкам к конституции России. Условия эпидемии и неизбежного в скором времени карантина, очевидно, считались идеальными для принятия поправок, так как минимизировали акции протеста. При этом главная поправка, об обнулении президентских сроков, была внесена Валентиной Терешковой только 10 марта, когда карантинные меры еще не были объявлены, но московские рестораны в значительной мере уже опустели, так как москвичи опасались подцепить там ковид.

Но первоначальный коэффициент занижения оказался слишком мал, и уже в декабре вновь возникла избыточная смертность. Тогда коэффициент занижения резко увеличили, что привело к значительному падению смертности в январе и феврале 2020 года. Потом в марте возобновилась избыточная смертность, хотя и на очень незначительную величину — 827 человек. В апреле 2020 года смертность в России упала на 2994 человека (возможно, опять увеличили коэффициент занижения), и только в мае появилась значительная избыточная смертность — 18 375 человек. То ли коэффициент занижения смертности совсем убрали, то ли очень сильно понизили. В июне избыточная смертность составила 25 521, в июле — 29 925, в августе — 13 787, в сентябре — 31 666, в октябре — 47 777 и в ноябре — 78 541 человек. Не исключено, что данные за ноябрь занижены, поскольку прирост смертности в ноябре 2020 года, по опубликованным данным, составил 55,6%, тогда как по предварительным данным этот рост составлял 66%.

Всего с мая по ноябрь избыточная смертность в России составила 245 592 человека. Однако эта цифра не включает в себя избыточную смертность за сентябрь, октябрь и декабрь 2019 года, хотя избыточная смертность ноября 2019 года в нее вошла в составе избыточной смертности 2020 года. Также в 245 492 избыточных смертей не вошла избыточная смертность за январь — апрель 2020 года. Предположим, что в условиях отсутствия карантинных мер в каждом следующем месяце в России избыточная смертность увеличивалась в среднем в 1,4 раза по сравнению с предыдущим месяцем, как она увеличилась в октябре по сравнению с сентябрем 2019 года. Тогда в ноябре 2019 года избыточную смертность можно оценить в 5564 человека, в декабре — в 7790, в январе 2020 года — в 10 906, в феврале — в 15 268 человек, в марте — в 21 375 человек и в апреле — 29 925 человек. Далее, если верить официальной статистике, жесткие карантинные меры конца марта и апреля дали эффект, и в мае избыточная смертность снизилась, по сравнению с апрелем в 1,6 раза.

Затем избыточная смертность возобновила рост, достигнув в июле уровня апреля. Но в августе происходит необъяснимое падение избыточной смертности в 2,2 раза, а в сентябре — столь же необъяснимый ее рост в 2,3 раза. По моему мнению, в августе опять ввели коэффициент занижения избыточной смертности, но уже в следующем месяце то ли отказались от него, то ли реальный рост избыточной смертности его с лихвой перекрыл. Можно предположить, что реальная избыточная смертность в августе 2020 года была, как минимум, не меньше, чем в июле, т. е. около 29 925 человек. Из ноябрьской избыточной смертности 2020 года надо вычесть нашу оценку избыточной смертности в ноябре 2019 года. Тогда реальную избыточную смертность в ноябре 2020 года можно оценить в 72 977 человек. Получается, что с октября по ноябрь 2020 года избыточная смертность в России выросла в 1,5 раза. Если предположить, что в декабре по сравнению с ноябрем рост избыточной смертности был таким же, то избыточную смертность в декабре 2020 года можно оценить в 109 466 человек. Общую же избыточную смертность в России в период с сентября 2019 по декабрь 2020 года включительно можно оценить, как минимум, в 463 345 человек.

Если же предположить, что официальные данные о смертности в мае — ноябре 2020 года значительно занижены и не отражают истины, можно попытаться оценить ее иным способом, исходя из следующего предположения. Благодаря карантинным мерам, принятым с конца марта по май 2020 года, избыточная смертность могла стабилизироваться и в мае — июле оставаться примерно на одном апрельском уровне, а начиная с августа возобновился рост избыточной смертности в 1,4 раза в месяц. Тогда в апреле — июле смертность можно оценить в среднем в 29 925 человек в месяц, в августе — 41 895, в сентябре — 58 653, в октябре — 82 114, в ноябре — 114 960 и в декабре — 160 944 человек. В этом случае избыточную смертность в России в период с сентября 2019 по декабрь 2020 года включительно можно оценить в 646 054 человек. Не исключено что величина истинной избыточной смертности в России в период с сентября 2019 по декабрь 2020 года лежит между 463 345 и 646 054 человека.

Теперь вернемся к Китаю. Официальная статистика там ни в коей мере не отражает ситуацию с коронавирусом, поэтому требуется найти альтернативный способ оценить общее число умерших от коронавируса, а потом, отталкиваясь от этой оценки, попытаться оценить общее число инфицированных в КНР. В марте 2020 года появилась информация, что в январе и феврале в Китае резко сократилось число пользователей трех основных мобильных сетей — на 21 030 000. Число стационарных телефонов уменьшилось на 840 000. При этом еще в декабре 2019 года число пользователей всех сетей росло. China Mobile — крупнейший оператор, занимающий 60% китайского рынка связи, сообщил, что в январе потерял 0,86 млн. своих пользователей, а в феврале потери составили 7,25 млн., хотя в декабре 2019 года оператор нарастил 3,73 млн. пользователей. China Unicom Hong Kong Ltd. за этот период сократилось на 7,8 млн., а China Telecom Corp. Потеряла в феврале 5,6 млн. абонентов. Точка зрения китайских властей, часть абонентов, которых лишились операторы, могут быть трудовыми мигрантами. Как правило, они приобретают один номер в месте, где работают, и второй в родном регионе. Коронавирус вынудил многих из них вернуться в родные регионы и аннулировать за ненадобностью номера в местах, где они работали. Кроме того, вторые и третьи номера могли оказаться невостребованными там, где гражданам пришлось перейти на режим жёсткой самоизоляции из-за коронавируса.

Но если бы падение числа пользователей мобильной связи было бы вызвано возвращением трудовых мигрантов в свои родные провинции в связи с карантином, то после отмены карантина в апреле (в Ухани он был существенно ослаблен 8 апреля 2020 года), в последующие месяцы должен был бы наблюдаться столь же значительный рост числа пользователей мобильной связи, сколь значительным было его падение в январе и феврале. Однако никаких данных о росте числа пользователей, равно как и любых других данных о динамике численности пользователей мобильной связи в Китае вплоть до конца 2020 года, опубликовано не было. Это наводит на мысль, что соответствующие данные были закрыты правительством КНР. А это, в свою очередь, заставляет предположить, что либо число пользователей не росло, либо продолжилось его падение. Скорее всего, за счет трудовых мигрантов был лишь прекращен прежний рост числа пользователей мобильных систем, а падение их числа во многом отражает смертность от коронавируса.

Предположим, что в первый месяц, когда число жертв эпидемии стало статистически значимым, в Китае избыточная смертность была пропорционально такой же, как в России. Учитывая, что в период жесткого ограничения рождаемости, в Китае множество детей, особенно девочек, не регистрировалось, мы оцениваем численность населения КНР в 1,6 млрд. человек (официально — около 1,4 млрд.). Это в 11 раз больше населения России (146,7 млн. человек). Но надо учесть и то, что в районах, где концентрируется основная масса населения, плотность населения в Китае примерно в 10 раз больше, чем плотность населения в России. Этот фактор, безусловно, влияет на скорость распространения эпидемии, но вряд ли прямо пропорционально. Предположим, что разница в плотности населения между Россией и Китаем увеличивает смертность от эпидемии в Китае примерно в 5 раз. Тогда в августе 2019 года, в первый месяц предполагаемой избыточной смертности от коронавируса в Китае, избыточная смертность в Поднебесной должна была быть примерно в 55 раз больше, чем в России в сентябре 2019 года, в первый месяц, когда коронавирус дал здесь избыточную смертность. Избыточную смертность в Китае в августе 2019 года можно оценить в 159,5 тыс. человек. Предположим, что в каждом следующем месяце до того момента, как на нее мог воздействовать карантин, избыточная смертность в Китае росла в 1,4 раза по сравнению с предыдущим месяцем. Тогда в сентябре 2019 года ее можно оценить в 223,3 тыс. человек, в октябре — в 312,5 тыс., в ноябре — в 437,5 тыс. и в декабре 2019 года — в 612,5 тыс. человек.

В январе и феврале 2019 года, когда карантин еще не мог сказаться на росте смертности, так как умирали заразившиеся в предыдущие месяцы, избыточная смертность могла составить соответственно 857,5,0 и 1200,2 тыс. человек. В таком случае за январь и февраль 2020 года избыточная смертность могла составить около 2058 тыс. человек, т. е. примерно 1/10 от того числа, на который уменьшилось в Китае за это время число номеров мобильной связи. Правда, до января 2020 года могло умереть 1745 тыс. человек, и их номера могли ликвидировать позднее. В марте, апреле, мае и июне благодаря карантину, действовавшему до 8 апреля, число избыточных смертей могло оставаться стабильным и примерно равным избыточной смертности в феврале 2020 года, т. е. 1,2 млн. человек в месяц. Поскольку в дальнейшем власти КНР решили бороться с пандемией, не вводя жесткого карантина, рост избыточной смертности должен был возобновиться не позднее июля 2020 года. В этом месяце мы оцениваем избыточную смертность в КНР в 1 680 тыс. человек, в августе — в 2 352 тыс., в сентябре — в 3 293 тыс., в октябре — в 4 610 тыс., в ноябре — 6 454 тыс. и в декабре 2020 года — в 9 036 тыс. человек. Суммарную смертность от коронавируса в Китае, согласно этому методу расчета, можно оценить в 36 029 тыс. человек.

Теперь пересчитаем статистику коронавируса по странам мира на 13 января, взяв за эталон число тестов, сделанных в США, и посмотрев, сколько было бы инфицированных в других странах при американском уровне тестирования на 1000 жителей. Итак, США дают 23 249 056 заражений, 387 623 смерти (1,67%), 70 020 заражений на 1 млн. жителей, 828 тестов на 1000 жителей. Далее я приведу только итоговые данные пересчета, с указанием нынешнего процента смертности: Индия — 65 832 тыс. инфицированных (1,45%); Бразилия — 50 341 тыс. (2,51%); Великобритания — 3164 тыс. (2,63%) (тут душевой показатель тестов даже больше, чем в США — 899 на 1000 жителей, поэтому берем официальные данные); Франция — 3945 тыс. (2,45%); Турция — 6206 тыс. (0,99%); Италия — 4092 тыс. (3,47%); Испания — 2877 тыс. (2,47%); Германия — 3871 тыс. (2,2%); Мексика — 42 559 тыс. (8,72%); Польша — 5666 тыс. (2,27%); Иран — 10 975 тыс. (4,34%); ЮАР — 8551 тыс. (2,73%); Украина — 7051 тыс. (1,79%); Индонезия — 25 047 тыс. (2,92%); Бангладеш — 21 694 тыс. (1,5%); Швеция (она интересна как страна, не вводившая жестких карантинных мер)   903 тыс. (1,91%); Пакистан — 13 119 тыс. (2,12%); Япония — 5623 тыс. (1,41%); Египет — 12 503 тыс. (5,48%); Эфиопия — 6676 тыс. (1,56%); Нигерия — 16 775 тыс. (1,35%); Южная Корея — 613,5 тыс. (1,68%); Вьетнам — 84 тыс. (2,31%) Тайвань — 115,6 тыс. (0,84%).

В России, по официальным данным, инфицировано 3 448 203 человека, умерло 62 808 человек (1,83%), использовано 94 289 973 теста, или 643 теста на 1000 жителей. Если пересчитать по американскому нормативу тестов, то получится 4440 тыс. инфицированных. Но надо принять во внимание, что российские тесты менее эффективны чем американские. В России 30—40% тестов дают ошибочный результат, тогда как в США около 95% тестов дают правильный результат. С учетом этого полученное число инфицированных надо умножить на 95/65, что дает 6489 тыс. инфицированных в России. Однако официальное число умерших от короновируса россиян оказывается в 7,4 раза меньше нашей минимальной оценки в 463 345 умерших. Если же признать эту последнюю близкой к истине, то доля умерших от covid-19 в России среди инфицированных составит 7,1%.

По всей вероятности, примерно такой же является доля умерших среди всех инфицированных в Китае, Индии и других развивающихся странах, в отличие от США, Евросоюза и других развитых стран. Тогда первая десятка по абсолютному числу инфицированных будет выглядеть так: 1. Китай — 508 310 тыс. инфицированных, 36 029 тыс. умерших; 2. Индия — 65 832 тыс. инфицированных, 4 674 тыс. умерших; 3. Бразилия — 50 341 тыс. умерших, 3574 тыс. умерших; 4. Мексика — 42 559 тыс. инфицированных, 3022 тыс. умерших, 5. Индонезия — 25 047 тыс. инфицированных, 1778 тыс. умерших; 6. США — 23 249 тыс. инфицированных, 388 тыс. умерших; 7. Бангладеш — 21 694 тыс. инфицированных, 1540 тыс. умерших; 8. Нигерия — 16 775 тыс. инфицированных, 2292 тыс. умерших; 9. Пакистан — 13 119 тыс. инфицированных, 931 тыс. умерших; 10. Египет — 12 503 тыс. инфицированных, 888 тыс. умерших.

Тут необходимо отметить, что, скорее всего, даже наши оценки по Индии занижены в несколько раз как по числу инфицированных, так и по числу умерших. Официальные данные по Вьетнаму, как и по Китаю, полностью сфальсифицированы и ничего общего с действительностью не имеют. Поэтому и здесь наши оценки все равно приуменьшают истинные в десятки раз. Также, по всей видимости, значительно приуменьшены (но не в десятки раз) данные по Тайваню. В то же время, на Тайване, в Японии и в Южной Корее, вследствие изолированного положения этих стран наряду с развитой системой здравоохранения, действительно является более благоприятным, чем в остальном мире, и коронавирус здесь распространяется медленнее, чем в остальном мире. Наименее же благоприятным положение является не в США и Евросоюзе, как пытается нас уверить ВОЗ, а в Китае, странах Южной Азии, Латинской Америки и в Африке, где остро не хватает как тестов на коронавирус, так и средств борьбы с ним..

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ