И добро, и зло умножаются в геометрической прогрессии. Вот почему те маленькие решения, которые мы принимаем каждый день, очень важны.
Клайв Стейплз Льюис, известный британский писатель, философ, христианский апологет

Дипломатия обид и угроз

Путин обозначил стратегию хаоса в сопредельных странах
24 ноября, 2021 - 18:31
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Внешнеполитическая ситуация для России настолько усложнилась, что потребовалось обозначить направления политики для дипломатов и высшего бюрократического аппарата. О сложности положения говорит тот факт, что выполнять такую задачу взялся сам солнцеликий. Не так часто в России, а до этого в СССР руководитель страны выступал на подобных собраниях. Не сказать, что в выступлении Путина прозвучало что-то из ряда вон выходящее. Наоборот, по большей части он говорил об обидах и непонимании со стороны западных партнеров. Тем не менее, кое-что относительно новое прозвучало. В частности, о ситуации в Азово-Черноморском регионе.

Однако перед этим стоит остановиться на украинском вопросе, как его понимают в Кремле. Тут мы слышим опять надоевшие сентенции о минском процессе, невыполнении Украиной его положений. Но и в полной мере претензии Франции и Германии. Поддержка Парижем и Берлином позиции Киева настолько возмутила Москву, что она пошла на публикацию переписки профильных министров. Это из ряда выходящий факт, но Путин и Ко на него решились от осознания собственного бессилия.

С точки зрения Москвы на этом направлении все плохо. На переговорах в Париже министров иностранных дел и обороны в формате 2+2 французская сторона неожиданно предупредила собеседников об очень серьезных последствиях нарушения в любом виде территориальной целостности Украины. Такого уже давно не было и для Москвы оказалось очень неприятным сюрпризом.

ФОТО РЕЙТЕР

Второй черный лебедь готовится прилететь из Берлина. Уже очевидно, что новая коалиция в бундестаге и сформированный ею кабинет будут очень сильно отличаться от правительства бундесканцлерин Меркель. Именно в сторону более твердой позиции по отношению к Москве и вывертам ее внешней политики. Тем самым Кремль в Европе лишается хоть какой-то поддержки двух ведущих стран, что особенно неприятно на фоне все ухудшающихся отношений с США.

Другими словами, в отношении Украины Москва осталась в гордом одиночестве. На Китай рассчитывать нечего особенно после последнего разговора Байдена и Си Цзиньпина. Иран слишком далеко и у него свои проблемы.

Черное море Россия предполагала превратить в собственное озеро и тем самым угрожать прибрежным странам своим Черноморским флотом. Однако по мере усиления военного давления на Украину США и Великобритания направили туда свои корабли, каждый из которых сильнее всего российского флота в регионе.

Путин, а до него министры иностранных дел и обороны не скрывали раздражения присутствием кораблей и самолетов США и Великобритании. Один проход эсминца Defender вблизи Крыма вызвал панику в московских высших коридорах власти.

Путин в своем выступлении фиксирует, что, с его точки зрения, НАТО в Черном море вышло за красные линии, которые он же и провел. Здесь содержится, конечно, некоторая угроза и намерение дальше внимательно следить за ситуацией в Черном море, вероятно, что-то предпринимать. Проблема в том, что возможности у него весьма ограниченные. Дело не в количестве кораблей и вертолетов стран НАТО в Черном море. Авианосная ударная группа (АУГ) 6 флота США из Мраморного и Эгейского морей в состоянии нанести очень серьезные удары по всему сборищу старых кораблей, составляющих Черноморский флот.

Это обстоятельство, как и все возрастающая военно-техническая поддержка Украины буквально выводит кремлевского правителя из себя. Намерение Великобритании направить своих спецназовцев в Украину в случае угрозы вторжения и подобные высказывания в Париже значительно девальвируют угрозы исходящие от концентрации российских войск на украинских границах. Дело не в количестве британских военных. Достаточно одного их столкновения с российскими, чтобы пришел в действие механизм 5 статьи Североатлантического договора.  

Поэтому придуман так называемый асимметричный ответ.

Для начала несколько удивительный пассаж о необходимости каких-то гарантий безопасности России. Имея такую по московским рассказам могучую армию, флот, авиацию, зачем еще какие-то гарантии. Какие гарантии Кремль считает достаточными и кто их должен давать?

Возникает впечатление, что Москва под видом гарантий требует для себя свободы рук по периферии своих границ. Конечно в государствах, когда-то входивших в СССР. На данный момент на подобное нет смысла рассчитывать и поэтому Путин создает, причем открыто, точки напряжения в сопредельных странах. Где получается, то в виде открытой агрессии, а где провоцированием конфликтных ситуаций на границах как в Польше и странах Балтии.

«Известное напряжение там (на Западе. — Авт.) все-таки возникло. И в этой связи два момента здесь вижу. Во-первых, нужно, чтобы это состояние у них сохранялось как можно больше, чтобы им в голову не пришло устроить нам на наших западных рубежах какой-нибудь ненужный нам конфликт … Партнеры наши очень своеобразные и, как бы сказать помягче, поверхностно очень относятся ко всем нашим предостережениям и разговорам о «красных линиях».

В качестве примера пересечения красных линий Путин назвал поставки Украине «летального современного вооружения» и проведение «провокационных военных маневров в Черном море». Стратегические бомбардировщики стран НАТО летают на расстоянии 20 км от границ России, это выходит за любые рамки, возмутился Путин.

Когда российские бомбардировщики летают вблизи территории Норвегии или Великобритании — это красные линии не нарушает. Ведь они же не заходят в территориальные зоны. Почему же так не могут делать другие. Нейтральные воды и воздушное пространство свободны, ими может пользоваться любая страна.

Вот поставки оружия Украине — это действительно головная боль российского руководства. И тут два варианта.

Первый. Расшатать внутреннюю ситуацию в Украине как в 2014 году и начать агрессию под любым предлогом.

Второй. Создать для НАТО несколько точек напряжения, растянуть силы Альянса и потом уже начинать агрессию. Возможно с ограниченными целями.

События на границах Беларуси, Польши и Литвы показали, что создать там новый полноценные фронт не получается, а вот последствия уже вырисовываются печальные. Однако от этой политики Путин не отказывается, потому что другой нет.

В пользу этой версии говорит новая статься Суркова «Куда делся хаос? Распаковка стабильности» на портале «Актуальные комментарии».

Мы не будем вдаваться в подробности авторского переноса второго закона термодинамики и понятия энтропии на социальные проблемы и государственное устройство. Гораздо важнее теоретическое обоснование, смысл которого сводится к двум тезисам.

Во-первых, устойчивые государства, к ним Сурков относит Россию, должны для сохранения стабильности экспортировать собственную социальную энтропию куда-нибудь, например, к соседям. Другими словами, создавать в их странах состояние хаоса (по-научному увеличивать в них энтропию).

Во-вторых, возрастание собственной энтропии или хаоса преодолевается внешней экспансией. Расширением границ, если хотите, собиранием земель, возвращением территориальных подарков большевиков и т.д.

«На протяжении веков Русское государство с его суровым и малоподвижным политическим интерьером сохранялось исключительно благодаря неустанному стремлению за собственные пределы. Оно давно разучилось, а скорее всего, никогда и не умело выживать другими способами. Для России постоянное расширение не просто одна из идей, а подлинный экзистенциал нашего исторического бытия».

Об этом Путин и говорил на коллегии только в терминах так называемых красных линий. Вот так сошлись в российской внешней политике теория и практика.

Юрий РАЙХЕЛЬ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ