...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

Эпистолярные игры Кремля

Почему российские власти не приглашают Качиньского на 70-летие Катыньской трагедии
23 февраля, 1996 - 19:24
17 СЕНТЯБРЯ 2007 ГОДА ПРЕЗИДЕНТУ ПОЛЬШИ ЛЕХУ КАЧИНЬСКОМУ РАЗРЕШИЛИ ПОЧТИТЬ ПАМЯТЬ ЖЕРТВ КАТЫНЬСКОЙ ТРАГЕДИИ. ТЕПЕРЬ ОН ОЖИДАЕТ РАЗРЕШЕНИЯ ОТ РОССИЙСКИХ ВЛАСТЕЙ, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЭТО В ДЕНЬ 70-ЛЕТИЯ ЭТОЙ ТРАГЕДИИ / ФОТО РЕЙТЕР

Между Москвой и Варшавой набирает обороты эпистолярный скандал, имеющий отношение к запланированным на апрель мероприятиям по случаю 70-летия Катыньской трагедии. Дело в том, что 3 февраля премьер-министр России Владимир Путин пригласил на чествование памяти тысяч польских офицеров, расстрелянных сотрудниками советского НКВД в 1940 году после раздела Польши по пакту Молотова—Риббентропа, только главу правительства Польши Дональда Туска. На днях польский президент Лех Качиньский заявил, что также собирается поехать в Катынь «как наивысший представитель Польши» и выразил надежду, что получит российскую визу. По сообщениям СМИ, канцелярия президента Республики Польша отправила в российское посольство письмо, в котором говорилось о желании Качиньского принять участие в мероприятиях в Катыни. Однако в минувшую субботу российский посол в Польше Владимир Гринин сообщил, что «в посольство не поступало конкретных предложений по поводу участия президента Польши».

Глава польского бюро нацбезопасности Александр Шчигло в интервью польской радиостанции ZET назвал «откровенной неправдой» заявление российского посла о том, что никаких конкретных обсуждений возможности поездки не было.

В то же время пресс-секретарь польского правительства Павел Грась выразил надежду, что недоразумение, связанное с перепиской между канцелярией президента Польши и дипломатическим представительством России, будет выяснено. «Польскому правительству, польской стороне очень важно, чтобы торжества в Катыни прошли достойно, чтобы все, кто хочет на них присутствовать и почтить память убитых поляков, получили такую возможность. И чтобы эти торжества стали переломом в польско-российских отношениях», — цитирует его слова «Польское радио».

Напомним, что самые точные данные о числе убитых весной 1940 года поляков приведены в записке КГБ при СМ СССР за подписью тогдашнего председателя КГБ Алексея Шелепина от 3 марта 1959 года. В ней говорится, что всего было расстреляно 21 857 «лиц буржуазной Польши», в том числе в Катыньском лесу — 4 421 человек (военнопленные из Козельского лагеря), из Старобельского лагеря — 3 820 человек, из Осташковского лагеря — 6 311 человек (как место расстрела указывались лагеря), 7 305 человек были расстреляны «в лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии».

КОММЕНТАРИИ

Что скрывается за нежеланием Кремля разрешить Качиньскому посетить мероприятия по случаю 70-летия катыньских событий? И что в Польше хотели бы услышать от Путина во время проведения этого мероприятия?

Анжей ШЕПТИЦКИЙ, Институт международных отношений Варшавского университета:

— Во-первых, поскольку это мероприятие в России организует Владимир Путин и поэтому, согласно дипломатическому протоколу, он приглашает своего коллегу — Дональда Туска. Во-вторых, в Польше отношения между премьером и президентом Лехом Качиньским довольно плохие. Ни разу они не смогли договориться о внешней политике, в частности вели споры относительно того, кто поедет в Брюссель на заседание Европейского Совета. В-третьих, в целом Туск хочет быть лучшим партнером Москвы, чем Качиньский, позиция которого в отношении России является острой и негативной. Польский президент, в частности поддержал Саакашвили во время российско-грузинской войны в 2008 году. У него были очень хорошие отношения с Ющенко, и он очень часто говорит об исторических проблемах. А это вообще России не нравится. А Туск более прагматичный и хочет улучшить отношения с Россией. В этой связи возникают вопросы. Не хочет ли Россия воспользоваться такой ситуацией? Не хочет ли она, с одной стороны, поддержать прагматичного Туска, приглашая его в Катынь, а с другой стороны — усилить внутренние споры между польским президентом и премьер-министром? Я не знаю, есть ли такой план у России. Можно сказать в данной ситуации приглашение для Туска и отсутствие информации о визите президента — все эти действия России влияют на внутренний конфликт в Польше между Качиньским и Туском. Хочет ли Россия это сделать или так получилось — этого я не могу сказать.

Качиньский хочет поехать в Катынь, потому что это очень важное дело для поляков. Не думаю, что он хочет поехать, чтобы улучшить отношения между поляками и россиянами. Он хочет поехать туда, потому что это очень важное святое место для поляков. Мы не знаем, будет ли он там говорить о польско-российском примирении или исторических проблемах между поляками и россиянами.

Какие надежды возлагают поляки на это мероприятие? Мы хотели бы услышать и увидеть три дела. Во-первых, мы хотим, чтобы Россия еще раз официально сказала, что те поляки стали жертвой Советского Союза, в частности НКВД. Потому что еще до сих пор в российских СМИ появляются сообщения в русле времен холодной войны, что это преступление совершили немцы. То есть еще раз нужно официальное и публичное признание, особенно Путина, что это преступление было совершено Советским Союзом. Во-вторых, Польша хочет, чтобы для польских историков, возможно, и других был открыт доступ ко всем документам тех времен. Потому что ныне для историков доступна лишь половина документов 1940 года, но остальные еще закрыты российской властью. Поскольку к ним нет доступа, то и нельзя сделать полное исследование на эту тему. В-третьих, нужно каким-то образом провести процесс реабилитации нескольких тысяч польских офицеров, которые были уничтожены советской властью. На политическом уровне Польше надо признать, что расстрелы были осуществлены незаконно, что была ошибка, если так можно сказать.

Лилия ШЕВЦОВА, ведущий научный сотрудник Московского центра им. Карнеги:

— Я даже не ожидала, что российская сторона все же будет акцентировать внимание на годовщине гибели цвета польской нации в Катыни. Но, видимо, российская власть следует такой модели: с одной стороны, старается исправить свой негативный имидж и на Западе и, прежде всего, в Европе, а с другой стороны, в тоже время показывает жесткость и кулак.

В последнее время было несколько достаточно жестких высказываний министра иностранных дел Сергея Лаврова. Но сам тот факт, что Путин все же пригласил Туска, свидетельствует об осознании роли Польши в формировании российского имиджа в Европе. Видимо, есть стремление каким-то образом, если не наладить мосты с поляками, потому что слишком много накопилось с ними взаимного недоверия и подозрительности, то, по крайней мере, вести себя цивилизованно в год празднования 70-летия Катыни. И это похвально. Но здесь же российская сторона делает серьезную ошибку. Приглашая Туска, необходимо было пригласить и президента. Нельзя, пытаясь каким-то образом урегулировать отношения с поляками, в то же время не желать урегулировать их с польским президентом. Ибо это проявление мелочности, и в какой-то степени проявление стремления, может быть, углубить либо сыграть на каком-то размежевании между польским премьером и польским президентом. Вряд ли это благородная политика или интеллигентное отношение к проблеме. И если поляки дали знать по своим каналам российской стороне, прежде всего Кремлю, что они ожидают приглашения Качиньского, то, я думаю, что, не раздумывая Кремль в лице Медведева должен пригласить и президента Качиньского приехать в Россию. Вот как Кремль с этой задачей справиться, будет свидетельствовать насколько наша дипломатия «лопаты и молотка» пытается себя перевести в какую-то новую парадигму. Я вообще сомневаюсь, что нам это удастся сделать. Но всегда Польша была тестом и в целом для российской внешней политики, и для дипломатичности российской дипломатии.

Я думаю, что в эту годовщину Путин должен пойти намного дальше, чем он пошел в своей статье «Газете Выборчой» и во время своего выступления 1 сентября 2009 года в Гданске, когда поляки отмечали начало II Мировой войны. И линия Путина в отношении Катыни была следующей: откройте архивы и мы откроем. Этот принцип взаимозависимости, по сути, был лишь очередной попыткой российской стороны замять дело. Потому что поляки открыли все возможные архивы по 20—30-х годам и ним у нас не может быть претензий. А Путин попытался ввести Катынь как увязку с гибелью российских военнопленных в польских лагерях. Между прочим, поляки советских военнопленных не убивали. Значительное число их погибло в силу тяжелых условий. Поэтому если уж российская сторона хочет каким-то образом продемонстрировать новый подход к Катыни, то, естественно, необходимо возобновить деятельность российско-польской комиссии по вопросам Катыни и полное раскрытие архивов по катыньскому делу. Те представители польских семей, отцы и деды которых погибли в Катыни должны знать конкретно, какая судьба встретила погибших польских офицеров. А ведь раскрытие архивов было приостановлено и до сих пор огромный массив информации по катыньскому делу не доступен ни польской стороне, ни широкой общественности.

Мыкола СИРУК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ