Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

«ЕС оказался слабым играком»

«Компромис» Франции и Германии за счет интересов Украины — Михаил Гончар
11 февраля, 2019 - 19:17
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

На днях правительства Германии и Франции внесли компромиссные поправки в Газовую директиву ЕС, которые сразу поддержал Комитет постоянных представителей государств-членов организации, сообщает DW. Изменения предусматривают, что ответственной за применение правил ЕС будет страна, где газопровод присоединяется к газотранспортной системе (ГТС) Евросоюза. Таким образом, это позволит Берлину быть главным переговорщиком с Москвой относительно строительства газопровода «Северный поток-2», пишет AFP. Окончательно утвердить изменения еще должны Совет ЕС и Европарламент.

РЕАКЦИИ

«Похоже, что Германия по благословению Парижа может проигнорировать обеспокоенность государств Центральной и Восточной Европы, риск санкций из США и поставить интересы Германии над интересами общей безопасности всего ЕС. Это было бы пугающей демонстрацией влияния Владимира Путина на европейскую политику, которая разделяет ее единство, и игнорирование, несоблюдение Ангелой Меркель, а также Эммануэлем Макроном главного принципа европейских стран — Multilateralismus (многостороннего консенсуса. — Ред.)», — так прокомментировала новость депутат Европарламента Ребекка Хармс.

«Никакой паузы хотя бы для приличия: не прошло и дня после того, как Ангела Меркель с использованием всех своих рычагов и ресурсов продавила решение по «Северному потоку-2», преодолев сопротивление многих стран Евросоюза, как Москва начала давить на Украину по газовому вопросу, — написал в Facebook немецкий журналист Борис Райтшустер и добавил: — И это все происходит через 80 лет после пакта Гитлера-Сталина, в котором два диктатора разделили Восточную Европу между собой. Интересно разве что, а где же протест в «лучшей Германии всех времен», которая якобы очистилась от позорных страниц своей истории?»

«День» обратился к экспертам с просьбой прокомментировать договоренность Германии и Франции и рассказать, какие угрозы может нести то, что Берлин будет главным переговорщиком с Москвой относительно «Северного потока-2».

Михаил ГОНЧАР,  президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI»:

— Так называемый компромисс осуществляется за счет интересов других стран-членов ЕС, которые не довольны проектом «Северный поток-2». И конечно, за счет игнорирования интересов Украины вопреки статье 274 Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и странами-членами.

Что касается последствий этого решения, то я бы пока не рисовал апокалиптический сценарий, хотя в принципе немецкая сторона рассчитывает на то, что с помощью так называемого компромиссного способа вопрос «Северного потока-2» будет закрыт с точки зрения того, быть ему или не быть.

Но впереди еще определенный процесс формализации этого компромисса. Он заключается  в том, что на основе договоренности должна состояться процедура ее проработки и согласования через Европарламент, который известен своими антисеверопотоковскими настроениями. Более того, Европарламент в прошлом году принял очень жесткую резолюцию против «Северного потока-2». Поэтому сейчас на основе так называемых компромиссных формулировок должен состояться в трехстороннем формате триалог представителей Европейского Совета, Еврокомиссии и Европарламента, в результате чего процедурно проект документа будет направлен на рассмотрение Европарламента. Но важно, чтобы Европарламент, каденция которого заканчивается 20 апреля этого года, успел рассмотреть его. И даже после рассмотрения вопрос будет далеко не решен, поскольку потом документ будет доработан до окончательного вида Европейской комиссией и опять отослан в Европарламент для окончательного утверждения. Но это уже будет осенью, и это уже будет другой состав Европарламента, который будет переизбран в мае. Поэтому ставка россиян и немцев делается на то, что процедурно все эти поправки не успеют пройти. Через разные механизмы промедлений их можно «провалить».

А в случае, если они и пройдут, предложенный механизм будет работать в пользу «Северного потока-2», и не столько с точки зрения быть ему или не быть, сколько с точки зрения его нормирования. Это уже вопрос, связанный с тем, что функционирование газопровода в соответствии с третьим энергопакетом будет прерогативой Германии, а не всего ЕС. Ведь эта поправка предоставляет этой стране эксклюзивные права, поскольку она принимает этот газопровод. Это то, что я называю «принцип Оруэлла», описанный в его известном произведении «Колхоз животных»: на ферме все животные равны, но есть более равные. Это срабатывает как раз относительно ЕС и, в частности, Германии. То есть все страны-члены — равны, но есть более равная — Германия, в данном случае вместе с Францией.

В случае достройки «Северного потока-2» насколько это развяжет руки России? Ведь на российских телеканалах уже не скрывают, что планируют после его построения...

— Развяжет, но не сильно. Нельзя сказать, что он сильно связывает и сейчас. Еще даже не успели закончиться перипетии вокруг «Северного потока-2», еще американцы не сказали свое последнее слово, а российские пропагандисты уже говорят о том, что «как только введем в эксплуатацию, грохнем Украину». Это уже звучит, и не только на уровне пропагандистских каналов. Поэтому нужно все оценивать должным образом, принимая во внимание все, что они говорят: то, что у них на языке, то и на уме.

Стоит также добавить, что наша дипломатия в эти последние дни, к сожалению, никак себя не проявила. Потому что у нас есть статья 274 Соглашения об ассоциации, которая четко говорит о том, что ЕС должен учитывать наш имеющийся свободный газотранспортный потенциал. Поэтому позиция ЕС должна была заключаться не только в том, как удовлетворить немецко-французские амбиции, а с учетом Соглашения об ассоциации вести речь о том, что ЕС должен учитывать свободные мощности ГТС Украины для дополнительного транзита газа в Европу. И по идее, ситуация должна быть такой, что ЕС дает добро на «Северный поток-2» тогда, когда не хватает мощностей ГТС Украины, а свободные как раз газотранспортные мощности, которые по объему равняются мощности «Северного потока-2». Но мы видим, что ЕС в этой ситуации оказался совершенно слабым игроком и не смог имплементировать поправки, инициированные Румынией и Польшей, в надлежащем виде. Поэтому, по сути, они пошли с «франко-немецкой коррекцией».

Андреас УМЛАНД, эксперт Института евро-атлантического сотрудничества в Киеве:

— Пока что это решение внутри Совета ЕС, и не согласованная общая позиция ЕС. Его еще нужно согласовывать с Еврокомиссией и Европарламентом. Возможно, будет еще модификация или, по крайней мере, дискуссия.

Но если Германия действительно будет переговорщиком, это просто будет формализация ранее неформальной ситуации, что Берлин несет главную долю ответственности за это.

Что касается угроз, то это нарушает геоэкономический баланс в Восточной Европе. Вторая ветка «северного потока», которая сейчас строится, еще больше подрывает относительный баланс между Украиной и Россией. Действительно, это более рискованный проект для всей Европы, чем это представляют в Германии. Хотя можно было ожидать, что после событий 2014 года к таким проектам будут более осторожно относиться, теперь, к сожалению, второй такой проект завершается.

— Почему Берлин продолжает игнорировать обеспокоенность Украины, США, Польши, Литвы и других европейских стран?

— Потому что с точки зрения Германии, это экономический проект. Даже есть мнение, что частные компании прошли бюрократическую процедуру утверждения этого проекта, и западная политическая система не предусматривает, чтобы правительство вмешивалось во внешнеэкономическую деятельность частных компаний.

К тому же Северо-Восточная земля Германии, куда приходит этот «Северный поток», экономически выигрывает от проекта. Там появляются инвестиции, рабочие места, налоговые доходы. И для них интересы Украины или Польши слишком далеки. Позиция этой земли внутри Немецкой Федерации имеет довольно большой вес и не может быть просто так преодолена.

В Украине считают, что это все неуместно и скандально, но если вообще посмотреть на внешнюю политику, геополитику, то часто случается так, что экономические интересы берут верх, и Украина не ограничивает в данным момент свою торговлю с Китаем, хотя там тоже — большие нарушения прав человека, аннексирован Тибет и там подавляется местное население. Многие страны не обращают на это внимание. Эта логика применения экономических мер в политических интересах других стран не очень распространена, и санкции являются экстраординарным инструментом, который редко применяется.

Осознает ли Берлин насколько «Северный поток-2» развяжет руки Путину в Украине и в других европейских странах?

— В Германии недостаточно понимают геополитические риски, которые связанны с этим проектом. Есть некая симпатия к Украине, и есть также скепсис в отношении к России. Но, в конечном счете, в Германии и вообще ЕС есть потребность в доставке природного газа, и эта потребность считается настолько высокой, что не приводит к введению санкций в отношении компаний, которые воплощают этот проект.

Единственная в связи с этим надежда, которая у меня есть, это то, что американское правительство будет решительно наказать западные фирмы, вовлеченные в этот проект, и он не будет завершен. Даже если газопровод будет построен, по нему не пойдет газ.

Наталия ПУШКАРУК, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments