Не всякий человек способен быть у власти, а лишь такой, что по природе своей стремится к правде и справедливости.
Станислав Ореховский-Роксолан, украинский писатель, оратор, публицист, философ, историк, полемист, гуманист эпохи Возрождения

«Межрелигиозные конфликты никогда не были проблемой Турции»

12 июля, 2003 - 00:00


В этом году наш сосед по Черному морю — Республика Турция отмечает 80 лет с тех пор, когда на обломках теократической мусульманской Оттоманской империи возникло на демократических основах новое секулярное государство. Мы мало знаем своих соседей, в том числе и Турцию, и поэтому не можем постичь те гигантские преобразования, которые произошли там за эти 80 лет. Сейчас Турция — член ООН, член НАТО, а в составе Европейского Союза будет, скорее всего, раньше, чем Украина. Сегодня газета «День» знакомит своих читателей с религиозной жизнью в Республике Турция. Наши данные имеют очень надежный источник, говорит Чрезвычайный и Полномочный Посол Турции в Украине господин Бильге ДЖАНКОРЕЛЬ.

— Господин Посол, информируйте наших читателей о том, какие законы в Турции гарантируют свободу совести и религиозных убеждений. Когда были приняты соответствующие законы? Какие государственные институты ответственны за их соблюдение?

— Конституционные гарантии свободы религиозных убеждений и свободы совести являются существенными основами нашей конституционной системы. Они зафиксированы как в действующей, так и в предыдущих Конституциях страны. Со времени учреждения Республики Турция, с 20-х годов прошлого века эти конституционные гарантии были и являются очень важным элементом нашей политической жизни.

Как вы знаете, система законодательства Оттоманской империи была в значительной мере построена на религиозных законах Шариата, а султан был официальным лидером исламского мира — калифом. После установления республики в 1923 году теократические аспекты были упразднены; новые конституции и все связанные с ними законы принимались для создания новой Республики на абсолютно других основаниях секуляризма.

Конституционные гарантии свободы совести и религиозных верований, так же, как религиозных организаций, имеют в нашей стране полную силу. Я процитирую главные статьи Конституции, в которых об этом идет речь. Статья 10 говорит: «Все граждане равны перед законом без какой-либо дискриминации, независимо от языка, национальности, цвета, пола, политических и философских убеждений, религии или секты». Статья 24 Конституции обеспечивает принципы Статьи 10 и утверждает, что «Каждый имеет право на свободу совести, религиозных верований и убеждений». Все другие законы, включая Уголовный кодекс Турции, предусматривают меры, необходимые для воплощения в жизнь упомянутых конституционных принципов и для употребления санкций против преступлений, которые могут быть совершены против религиозной свободы.

— Как много религий и конфессий в Турции?

— В Турции представлены практически все религии. Подавляющее большинство населения Турции исповедует Ислам, — это приблизительно 98% сунитов и шиитов; большая часть исламского сообщества принадлежит к сунитам. 2% населения составляют христиане и иудеи; могут быть атеисты, буддисты и другие. Все они, включая неверующих, могут свободно исповедовать свою веру.

Что касается христиан, то в Турции есть православное сообщество, католики и протестанты. У католиков есть интересная старинная церковь сирийцев маронитов. Христиане-протестанты представлены различными направлениями — это методисты, англиканцы, пресвитериане, христианские саентологи и многие другие. Все граждане, независимо, от церкви или конфессии, абсолютно свободно практикуют свою веру, имеют храмы во всех городах страны.

Более того, территория Турции практически является историческим местом рождения многих религий. Согласно преданию, Дева Мария находилась на наших землях. Ранние христиане, которые в те времена преследовались Римской империей, жили в Анатолии (территория Турции). До сегодняшнего дня сохранились подземные поселения, в которых они спасались. Сейчас это интересные туристические объекты в Кападокии. Турция дала приют многим верующим, которые преследовались в других странах; так, в конце ХV века значительное число испанских евреев переселилось сюда.

Турция всегда была известна, даже во времена Оттоманской империи более чем когда-либо, своей терпимостью к религиозным свободам. Главная разница между оттоманскими временами и современностью состоит в правовых основах, обеспеченных секуляризмом Турецкой республики — правовой гарантией свободы исповедания всех религий.

— Есть ли в Турции неверующие?

— Я уверен, что в Турции немало неверующих, хотя официальной статистики нет — это индивидуальное дело каждого человека. Неверие не противоречит законам нашей страны. Статья Конституции 24, повторяю, утверждает: «Каждый имеет право на свободу совести, религиозных верований и убеждений». Эта статья защищает свободу совести не только членов религиозных сообществ, но также свободу совести неверующих.

— Чувствуются ли в общественной жизни Турции определенные напряженные отношения между представителями двух мировых религий — ислама и христианства? На каком уровне решаются конфликты?

— Такого не бывает. Я не знаю ни одного подобного конфликта, никаких свидетельств о вражде между двумя религиозными сообществами в Турции. Каждая община живет своей внутренней жизнью, имеет свои собственные проблемы ежедневной религиозной жизни. Но межрелигиозные конфликты как таковые никогда не были проблемой Турции. Вы спрашиваете меня, на каком уровне конфликты решаются? Я сказал бы так: нет конкретных конфликтов — нет конкретных уровней решения! А вообще, так же, как в любой другой стране: кто-то совершает уголовный акт на религиозной почве против другого человека, его действия подлежат компетенции обвинителя и суда. Потому что это преступление. Подобное любому другому преступлению в обществе. Это все.

— Есть ли определенные религиозные требования к людям, которые занимают государственные должности?

— Нет. Никаких. Никто не спрашивает меня, какую религию я признаю, если я претендую на ту или иную должность в правительстве. Это исключено.

— Есть ли христиане в составе турецкого правительства?

— Христиане могут там быть, но сейчас в правительстве Турции их нет. Так случилось, что я не знаю ни одного христианина в Кабинете Министров. Возможно, причина в том, что они являются немногочисленной общиной в стране, а к тому же у них традиционные семейные занятия и они могут быть не очень заинтересованы в политике или службе в правительственных организациях. Но никаких ограничений для них в этом не существует. Например, христиане есть в военной системе страны, так как и в других.

— Имеют ли христиане право поселяться в любых регионах страны?

— Конечно. Таких ограничений не может быть для последователей любой религии — селиться в одной части страны и не селиться в другой. Это исключено. Люди даже не понимают таких вопросов.

— Могут ли христиане публично отмечать свои праздники, осуществлять религиозные процессии и тому подобное?

— Обязательно. Так же, как каждая другая религиозная община.

— В каких сферах общественной жизни церковь отделена от государства?

— Сначала я скажу вам, что в Турции не существует чего-то подобного функциям церковных организаций в христианских странах, где церковь является частью общественной жизни, частью правительства. Согласно фундаментальным законам Ислама, религия — это то, что существует сугубо между человеком и Богом. Между ними нет посреднических структур. Никто, включая государство, не имеет права вмешиваться в отношения между индивидумом и Богом. Во всех сферах общественной жизни мечеть отделена от государства, а религиозные правила не являются действующими в ежедневной жизни людей. Мы пользуемся латинским алфавитом, а не арабским алфавитом Корана, живем по Григорианскому календарю, у нас западная неделя с ее рабочими и выходными днями. Никого не заставляют постится в месяц Рамазан, например; рестораны в этот месяц также не заставляют закрывать: кто хочет — ест, кто хочет — постится. Религиозные правила предписывают верующим молиться 5 раз в день. Но в общественной жизни не создаются специальные условия для того, чтобы люди пять раз в день оставляли работу и шли молиться, а потом приходили назад. Если они хотят молиться, они могут молиться, но только на рабочих местах и не тратя для этого много времени. Здесь речь идет об отношениях между верующими и их нанимателями.

Еще более важным является то, что социальные отношения не зависят от правил религиозных книг. Все гражданские законы Турции — полностью современные законы; речь идет о законах по гражданским вопросам, законах о наследстве, например, уголовном кодексе. Никаких следов Корана вы не найдете в турецкой законодательной системе. Т.е. во всех сферах общественной жизни религия отделена от государства.

— В образовании также?

— Да. Каждый и каждая имеют право на образование, в том числе на религиозное — в любой религии. Согласно Лозаннскому договору 1924 года у нас среди населения страны есть три определенных законом меньшинства. Это православные греки, армяне Апостольской церкви и иудеи, которые имеют свои собственные школы, подчиненные турецкому Министерству образования. К их услугам и коммунальные школы, где дети также изучают соответствующие религии. Практическое религиозное обучение проводится, конечно, во всех церквях и синагогах. Дети мусульман получают теологическое образование в своих школах. Все это делается в турецком обществе на основах полной свободы.

— По каким причинам была закрыта православная теологическая школа в Халки? Есть ли намерения ее открыть?

— Это интересная история. Школа в Халки в Стамбуле существовала много веков. В 1971 году в Турции был принят закон, который запретил существование частных университетов — медицинских, юридических, экономических и других. Многие из этих частных университетов были трансформированы в государственные. В связи с вашим вопросом нужно вспомнить еще закон 1965 года. Этот закон еще раньше запретил частные университеты в трех сферах. Во-первых, в военном образовании: во-вторых, в сфере безопасности: вооруженные силы и полиция должны воспитываться государством, а не в частных заведениях. Третья сфера — это религия: здесь также было запрещено частное образование на университетском уровне. Я уверен, что вы понимаете причины этой политики в такой деликатной сфере, как религия. Правительства Турции всегда очень внимательно следили за отношением к религии в обществе. Чтобы не случилось какого- то рецидива. Так же, исходя из очень большого значения теологического и религиозного образования, закон 1965 года запретил религиозные частные заведения. В Турции нет также исламских частных высших школ (на уровне университета).

Несмотря ни на что, школа в Халки не была закрыта до 1971 года. А в 1984 году Патриархат сообщил Министерству образования, что, в связи с недостаточным числом студентов, эта школа прекращает свою работу. Патриархату было предложено перенести преподавание православной теологии в Государственный университет Стамбула, но это предложение не было принято.

— Каким является статус Экуменического патриарха в Турции?

— Патриархат в Турции является национальной организацией, подобной другим религиозным организациям. Его деятельность регулируется законом, так же, как деятельность исламских организаций. Скажу, что экуменический характер патриархата признается не всеми православными церквями мира. Так, Московский патриарх не принимает вселенского характера патриарха в Турции. Так же Александрийский и Антиохийский патриархи — они считают себя абсолютно равными патриарху в Стамбуле. Впрочем, я думаю, можно сказать, что православный патриарх в Стамбуле является, вероятно, первым среди равных.

В связи с тем, что экуменический характер Православного патриархата признан не всеми православными церквями, он является национальной организацией и его функции состоят в том, чтобы удовлетворить религиозные и духовные потребности Греческой православной общины в нашей стране. Патриархат не выполняет каких-либо политических или административных функций — только духовные и религиозные. Мусульманские и христианские функционеры подчиняются в Турции одинаковым правилам. В этом между ними нет разницы. Как гражданин Турции, патриарх является турецким служащим, подобным служащим в других сферах общественной жизни, таким, например, как генеральный директор, военный офицер, учитель школы или дипломат.

Выбирается патриарх Священным Синодом из списка кандидатов, одобренных правительством. Этот список сначала составляет Синод, дает его правительству, и только после одобрения правительством происходят выборы патриарха. Избранный патриарх выполняет определенные публичные функции, становится служащим, функции которого ограничены духовным служением в своей общине.

— Принимает ли патриарх Варфоломей I участие в общественной жизни страны, в правительственных церемониях?

— Патриарх Варфоломей участвует в общественной жизни страны и всегда является участником правительственных церемоний.

— Одобряет ли правительство Турции усилия Вселенского патриарха Варфоломея I урегулировать украинский православный конфликт?

— Что касается усилий патриарха Варфоломея, я ничего не знаю о таких усилиях. Это, может быть, персональная инициатива патриарха, но я об этом не знаю. Однако еще раз хотел бы подчеркнуть тот факт, что вселенскость патриарха признана не везде и он не имеет полномочий реально решать проблемы других церквей. Думаю, это все, что могу вам сказать.

— Господин Посол, как вы оцениваете религиозную ситуацию в Украине?

— Я не могу углубляться в это дело, которое является внутренним делом Украины и не касается обязанностей дипломата. Я только хочу сказать, что радостно наблюдать расцвет религиозной свободы в Украине во времена Независимости. Я с удовольствием вижу в стране церкви, которые вырастают на месте ранее разрушенных, их красивую архитектуру. Приятно знать, что у людей есть церкви, куда они могут пойти, и свобода богослужения. Все это я очень ценю и воспринимаю с удовлетворением. Мог бы только прибавить, что в исламе, который я исповедую, любые храмы любой религии или конфессии имеют такой же религиозный смысл, как мусульманские мечети. Мы уважаем церкви так же, как уважаем мечети. Я могу даже молиться в церквях. Поэтому столь удовлетворен появлением новых и восстановлением старых церквей в вашей стране.

Клара ГУДЗИК, фото Анатолия МЕДЗИКА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ