Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

«Миролюбивая Европа»

Путин, как и Гитлер, рассчитывает, что перед ним сложат оружие еще до боя
18 февраля, 2020 - 17:06
ФОТО REUTERS

Вы представляете? Украинцы относятся к НАТО более позитивно, чем американцы. Правда, всего на один процент, это на грани статистической погрешности, но все же. 53% и 52% — такие данные опубликовала известная американская исследовательская организация Pew Research Center, проведя в 2019 году масштабный опрос в 16 из 29 государств, которые входят в Альянс, и в трех соседних государствах — Украине, России и Швеции. Что интересно, во Франции и Испании положительно относятся к НАТО 49% опрошенных, в Венгрии 48%, в Болгарии 42%. Рекордсмены же в негативном отношении к Альянсу, членами которого они являются, — Греция (37% относятся положительно, 51% негативно) и Турция (соответственно 21% и 55%). Последняя недалеко пошла от России (позитив — 16%, негатив — 60%). При этом — вы будете смеяться — в 2012 году лишь 20% греков и 18% турок положительно относились к НАТО — меньше, чем россиян (22% позитивного отношения).

С другой стороны, а чего смеяться и удивляться? Не является тайной, что западные институции последние два десятилетия — как раз со времени прихода Путина к власти — находятся в серьезном кризисе, который все углубляется и углубляется.

Лишним свидетельством этого являются другие результаты исследований Pew Research Center.

Так, в 2015 году социологи спросили у респондентов в восьми базовых государствах-членах НАТО: должна ли ваша страна в случае нападения со стороны России на какого-то своего соседа-члена НАТО помочь этому соседу военной силой? Выяснилось, что лишь в двух странах абсолютное большинство опрошенных и в двух — относительное большинство (еще в одном государстве опрошенные поделились пополам) считает необходимым действовать в соответствии с требованиями статьи 5 Североатлантического соглашения, где идет речь об обязанности со стороны всех членов Альянса оказать военную помощь союзнику в случае необходимости. Следовательно:

США: 56% респондентов за военную помощь, 37% против.

Канада: 53% за, 36% против.

Великобритания: соответственно, 49% и 37%.

Польша: 48% и 34%.

Испания: 48% и 47%.

Франция: 47% и 53%.

Италия: 40% и 51%.

Германия: 38% и 58%.

В общем, в среднем 48% опрошенных в базовых государствах Альянса заявило, что их страна должна применить военную силу, если Россия вступит в серьезный военный конфликт с соседней страной, которая входит в НАТО, в то время как 42% выступили против. Иначе говоря, фактом является очевидный раскол в общественном мнении базовых государств НАТО и очевидное преимущество в Германии тех, кто не хочет выполнения официально взятых их государством обязательств.

Кто же эти соседи России, которым реально может угрожать вторжение? Норвегию можно сбросить со счетов, потому что с ней нужно воевать за полярным кругом (хотя, возможно, Кремль нацеливается и на нее, желая отобрать архипелаг Шпицберген?). Так же и из США (Чукотка расположена близко к Аляске, но...). С Турцией, Болгарией и Румынией Россию разделяет Черное море. Остаются в числе соседей среди государств-членов НАТО, против которых реально может быть направлена российская агрессия (если учесть анклав Калининграда) четыре страны: Литва, Латвия, Эстония и Польша.

Изменилась ли ситуация в 2019 году, когда социологи Pew Research Center провели аналогичный опрос уже не в 8, а в 16 государствах-членах НАТО? Да, изменилась. В некоторых государствах к лучшему, в некоторых — к худшему. Если конкретно, то ситуация в целом такая:

Нидерланды: 64% респондентов за военную помощь соседям России, 32% против.

США: 60% за, 29% против.

Канада: соответственно, 56% и 38%.

Великобритания: 55% и 41%.

Литва: 51% и 34%.

Франция: 41% и 53%.

Испания: 41% и 56%.

Польша: 40% и 43%.

Чехия: 36% и 47%.

Германия: 34% и 60%.

Венгрия: 33% и 43%.

Словакия: 32% и 55%.

Турция: 32% и 55%.

Греция: 25% и 63%.

Италия: 25% и 66%.

Болгария: 12% и 69%.

В целом в среднем 38% опрошенных в 16 государствах Альянса заявило, что их страна должна применить военную силу, если Россия вступит в серьезный военный конфликт с соседней страной, которая входит в НАТО, в то время как 50% выступили против. Что касается отдельных государств, то уменьшилось число готовых защищать членов НАТО, которые стали жертвой нападения России, во Франции,  Германии,  Италии,  Испании и особенно — в Польше.

А в то же время 75% опрошенных итальянцев, 72% испанцев, 65% греков, 63% немцев, 57% словаков и французов (я беру только те нации, которые сами не желают воевать с россиянами) убеждены, что США должны оказать военную помощь, если Россия нападет на соседнее государство-члена НАТО. Данных о Болгарии в этой таблице нет, боюсь, там вообще что-то ужасное, какой-то сногсшибательный показатель любви к «братишкам». Тем более, что 28% болгар отдает преимущество тесным отношениям с Россией, и только 16% — из США. (в Словакии тех и тех поровну, а половина опрошенных хочет тесных взаимоотношений с обоими этими государствами; в Германии 25% — за тесную дружбу с Россией, 39% — из США, 30% — с обоими). Иначе говоря, «мирные европейцы» в своей массе считают: американцы должны защищать нас, а мы посидим тихонько, потому что нас не касается 5 пункт Североатлантического соглашения, подписанного нашим государством.

Как по мне, налицо катастрофический упадок как умения мыслить, так и уважения к правовым и этическим нормам (и триумфальный успех путинской пропаганды) на пространствах большинства государств НАТО и ЕС. Особенно стоит отметить позицию поляков: если в 2015 году против военной помощи своим соседям-членам НАТО была треть поляков, то в настоящее время уже свыше 2/5; и только 29% поляков отдает преимущество тесным взаимоотношениям из США (12% — с Россией), тогда как 53% граждан третьей Речи Посполитой за тесную дружбу одновременно с США и РФ. А еще 30% поляков против того, чтобы США помогали жертве российской агрессии из числа членов НАТО (и, напомню, 43% против помощи такой жертве со стороны самой Польши). То есть социологические данные свидетельствуют, что утверждение о Польше как о надежном оплоте сопротивления российской агрессии преувеличены, а сами поляки (не все, но подавляющее большинство, две трети) не способны вынести уроки из опыта истории и адекватно оценить, кто им реально угрожает. Даже больше: большинство литовцев готово помогать соседям-полякам в случае агрессии со стороны РФ, а большинство поляков в такой же ситуации не готово помочь литовцам или эстонцам, не желая понимать, что после оккупации стран Балтии следующей целью российских танкистов, летчиков и десантников станет именно третья Речь Посполитая. И разве в 1939 году вторая Речь Посполитая не испытала катастрофу, поскольку Франция (лишь она из польских союзников имела сильную сухопутную армию) проигнорировала выполнение закрепленных соглашениями обязательств относительно наступления на гитлеровскую Германию с запада (где было маловато сил Вермахта)? Теперь Польша стремится играть роль тогдашней Франции. И разве подобает французам повторять свой 1939-й (как разрывались тогда сторонники мира с Гитлером, «зачем воевать за Данциг»), напрочь забыв, что вслед за тем шел 1940-й, год катастрофического поражения Франции? Вспомним: главный расчет Гитлера тогда был не столько на силу своей армии, сколько на нежелание его противников воевать. В том, что касается политических элит Польши, Франции, Бельгии он не ошибся, однако (с катастрофическими последствиями для себя) недооценил решительность всех прослоек британцев. И в настоящее время британцы стали ощутимо радикальнее относительно Путина в сравнении с прошлыми годами.

Могут сказать: тогда не существовало оружия массового уничтожения, которым пугает мир российский лидер. Нет, существовала: ядовитые газы, запасов которых хватило бы для убийства десятков тысяч людей. Но Гитлер знал о готовности западных союзников применить такие газы против Германии, если та первая применит их, и это его остановило. А Путин, как и Гитлер, рассчитывает, что перед ним сложат оружие еще до боя. «Воевать за Ригу или Таллинн? Нет!» — вот почему он стремится добиться от политиков и населения западных государств. И, как удостоверяют данные проведенного Pew Research Center опроса, он приблизился к своей цели.

Что дальше?

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ