Наука – это корень и семена, и основа всякой пользы как родины, так и церкви
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

«Молдова не станет «башней Кремля»

Экс-президент Молдовы Петр ЛУЧИНСКИЙ — о причинах пророссийских настроений в обществе, влиянии олигархов и Приднестровье
4 ноября, 2016 - 12:18
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ПЕТРА ЛУЧИНСКОГО

Впервые за 20 лет граждане Молдовы имели возможность избрать прямым голосованием президента страны. Вокруг этой политической гонки развернулись дискуссии не столько о персоналиях, сколько о геополитической ориентации и ценностном выборе. Пророссийский политик, лидер Партии социалистов (ПРСМ) Игорь Додон набрал 48,6% голосов избирателей и был за шаг от победы в первом туре. На втором месте — ориентированная на западный вектор развития лидер партии «Действие и солидарность» Майя Санду, за которую отдали голоса свыше 38%. И теперь два эти кандидата будут соревноваться во втором туре, который состоится 13 ноября.

«День» связался со вторым президентом Молдовы Петром ЛУЧИНСКИМ, чтобы спросить о тенденциях в молдавской политике и электоральных прогнозах. Он руководил страной в последние годы существования «советской империи» — был первым секретарем ЦК компартии Молдовы, после — главой парламента Молдовы, а в 1996—2001 гг. — президентом.  Именно Лучинский инициировал отдаление Молдовы от СНГ и поворот в сторону Европы.

«ВСЕ ЭТИ ГОДЫ ВЛАСТИ УСУГУБЛЯЛИ ДАВНИЕ ПРОБЛЕМЫ КОРРУПЦИИ И КУМОВСТВА»

Почему в Молдове, по вашему мнению, несмотря на конфликт в Приднестровье и интервенцию в Украину, доминируют пророссийские взгляды?

— Первое, это общая проблема ряда постсоветских республик — ментальность, на которой отпечатались долгие годы пребывания в СССР. Сейчас у активной части общества, которая пошла на выборы, пик трудоспособности выпал на 70—90-е годы, и они имеют иллюзорное представление, что те времена и социальные реалии можно вернуть. Хотя умом понимают, что Советского Союза нет, и уже создался совершенно другой международный контекст, тем более — у нас в регионе. Второе — состав населения в силу исторических причин. Молдова — очень многонациональное государство, некоторые этнические группы формировались сотнями лет. Еще в период царской России, когда была построена железная дорога, пришли гагаузы, болгары, староверы. Много русских, которые оказывались здесь не по своей воле, украинцев, приходивших в поисках лучших земель. Таким образом, состав населения пестрый, и многие до сих пор думают, что все будут говорить на русском языке. Сложно приучить к тому, чтобы знали язык страны, в которой находятся. В-третьих — экономические обстоятельства.  Масса наших граждан работает в России, особенно большой поток был до ситуации с Украиной. Рынок в большой мере ориентирован туда же. Много молодежи и активных работников уехали за границу, остались люди пожилого возраста, преимущественно — в селах, а Молдова — сельская республика. Это как раз та часть общества, которая верит в красивые обещания, ими легко манипулировать.

— У Молдовы было 25 лет, чтобы закрепить европейский выбор конкретными шагами. Почему политики не сделали этого?

— В институционном плане Молдова среди чуть ли не всех стран постсоветского пространства находится наиболее близко к Европе. Было подписано Соглашение об Ассоциации, введен безвизовый режим. В Молдове много европейских инвестиций, огромное количество проектов — почти на каждое село выделяется от 10 до 30 тыс. долларов на ремонт детского садика, решение ирригационных проблем и так далее. Около 95% мелких  и средних фермерских хозяйств задействованы в таких проектах. Также в Европе работает много наших граждан.

Но внутри страны практически все эти годы власти усугубляли давние проблемы коррупции и кумовства. Это разочаровало людей — вроде как идем в Европу, а ничего не меняется. Нашумевший скандал кражи миллиарда из государственного банка окончательно дезориентировал людей. Все свели к обвинениям Запада в неспособности повлиять на ситуацию, хотя это наши внутренние проблемы. Так что отдельные прогрессы запятнаны внутренней политикой. А это ключевое — не важно, куда мы идем, главное, чтобы механизмы и система власти удовлетворяли людей. Так, люди на волне разочарования поверили в восточный вектор, и как им объяснить, что там только хуже! Есть только два способа — на реальных цифрах или на опыте. В который раз убеждаюсь, что даже на опыте люди ничему не учатся. Казалось бы, сколько раз можно проходить через одно и то же? Коммунисты в Молдове уже побеждали, обещали вернуть колбасу по 2.20, и что поменялось? Сейчас, после временного эмбарго России на ввоз молдавских товаров, настроения обострились, так как испугались остаться без российского рынка.

«ВАЖНО МОБИЛИЗОВАТЬ ПРОЕВРОПЕЙСКИ НАСТРОЕННЫХ ГРАЖДАН»

По вашему мнению, чего ждать от второго тура? Сможет ли Майя Санду мобилизовать свой электорат?

— В Молдове всегда второй тур более активный, чем первый. Это касается и моего избрания, когда в первом туре имел 28% голосов против 38% у Снегура, и я потом выиграл. И всегда за эти 25 лет, когда во втором туре встречались представитель от левых сил против кандидата европейского лагеря, то побеждал последний.

Сейчас активность в сельской местности была намного выше, чем в столице. И молодежи с 18 до 25 лет пришло только 10%. Поэтому важно мобилизовать эту часть общества, молдаван за рубежом, разъяснить людям, что добра от популизма ждать не стоит. Надежда на победу Санды есть.

— У лондонского профессора Эндрю Вилсона есть концепция «башен Кремля». Каков риск, что Молдова станет опорой Путина в Европе?

— Общие настроения людей однозначно проевропейские, поэтому не допускаю возможности, что Молдова может изменить свою ценностную ориентацию. Определенная цикличность откатов в электоральных симпатиях есть. Первые десять лет мы шли с четкой европейской ориентировкой. Потом пришли коммунисты и повернули на восток. Но не сработало, наоборот, симпатии к ЕС вернулись у 70% людей. За следующие шесть лет избиратели из-за действий нынешней власти, массы случаев коррупции и краж снова хотят новых решений. Но разочарование касается конкретных случаев, а не европейского знамени в целом.

— Какие вариант развития событий в случае избрания Додона президентом, сможет ли он выполнить свои обещания и разорвать Соглашение об Асоциации и войти в Таможенный союз с Россией, или это останется только обещаниями?

— Будет любопытно увидеть, как Додон уворачивается от исполнения обещаний в случае своей победы. Рычагов у президента очень мало, да и без европейской поддержки Молдове не обойтись. Чем можно заменить более 900 проектов по населенным пунктам? Заявления Додона — это дешевый популизм, чтобы прийти ко власти. К сожалению, наши избиратели голосуют не умом, а под влиянием эмоций, тем более — в сельской местности.

«ВЕРНУТЬ ПРИДНЕСТРОВЬЕ СМОЖЕТ ТОЛЬКО УСПЕШНАЯ, РЕФОРМИРОВАННАЯ МОЛДОВА»

Приднестровский конфликт уже давно находится в замороженном состоянии. Но есть мнение, что если будет идти речь о вхождении Молдовы в ЕС в определенной временной перспективе, Приднестровье может быть дестабилизировано в любой момент с целью манипуляции. Есть ли план дипломатических действий или интеграции относительно этих территорий?

— Реальность заключается в том, что за эти годы мы уже привыкли жить без Приднестровья. В то же время многие понимают, что в этом конфликте когда-то нужно будет поставить точку, и республика должна развиваться в пределах своих прежних границ. Бюджет Молдовы предусматривает какие-то деньги на Приднестровье, ЕС также пытается распространять свои проекты на эту территорию. Но финансовые вливания России намного больше — она дает им деньги, обеспечивает выплату пенсий, там не платят за газ. Какой смысл делать это? Держать угрозу под боком Кишинева? Но Молдову это не остановит на пути в Европейский Союз. Поставить там военную базу? Это невозможно в связи с ситуацией в Украине. Мне кажется, что территория с неопределенным статусом многим выгодна — контрабанда, производство чего хочешь и так далее. И на Донбассе хотели сделать подобное неконтролируемое безумие, но Украина заняла принципиальную позицию, что этого не будет.

Альтернативы мирному пути у Молдовы нет. Уверен, если бы в нашем государстве уровень жизни стал качественно выше, конфликт решился бы намного быстрее. Когда мы сможем что-то предложить Приднестровью, создать лучшие условия — дело будет. Я не вижу другого способа, кроме общения с людьми. Любые выборы и референдумы исключены, Молдова их не признает. Как у вас с Донбассом, нормальное волеизъявление в неравных условиях невозможно. Перспективы Приднестровского конфликта зависят от международной ситуации в регионе и реформ в самой Молдове.

— Додон предлагает федерализацию Молдовы, эту идею проталкивает и Россия. Противоречивое предложение, например, Гагаузия — сложный регион с сильными пророссийскими настроениями.  Считаете ли вы такую реформу полезной для Молдовы?

— Я не делаю из федерализации страшилку, но Молдова однозначно не готова к этому. Федерализация может привести к такому взрыву сепаратизма по всей нашей маленькой стране, что страшно представить. К сожалению, мы — не Швейцария. Для такого шага потребуется большая подготовительная работа и ясность во взаимоотношениях центра с субъектами федерации. Но это только на уровне пропаганды, популизма, не более.

«НАДЕЮСЬ НА РЫЧАГИ СДЕРЖИВАНИЯ ОЛИГАРХИЧЕСКОГО ПОРЯДКА»

— Не секрет — значительный вес олигарха Плахотонюка в политической системе Молдовы. Когда он стал таким влиятельным, и сможет ли новый президент стать ему противовесом?

— Он давно внедрился в экономическую жизнь, ведет бизнес на государственных предприятиях. Вовлечен в партию, которая сейчас во власти, активно финансирует ее. Он непубличен, но координирует парламентское большинство. Ему многое приписывают, но Плахотонюк и сам делает одиозные заявления. Он хотел стать премьер-министром при той системе, но не получилось. Президент в своих полномочиях может немногое, однако сделать рычаги балансирования и сдерживания возможно. Должна появиться точка силы, которая не так думает и действует, как сейчас при олигархическом порядке.

Анастасия РУДЕНКО, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ