Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе - вопрос тренировки. Способ победы - вопрос чести.
Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании (от Консервативной партии) в 1979-1990 годах

Про «осторожную» стратегию

Как оппортунизм Запада помогает душить свободу в России
29 июля, 2021 - 19:44

Джо Байден заявил, что Россия попытается использовать дезинформацию для вмешательства в промежуточные выборы в Конгресс в США, которые должны состояться в ноябре 2022 года. Правда, не очень понятно, зачем это Путину и каким образом он будет это делать. Позиция Байдена по «Северному потоку-2» российского президента вполне устраивает. Поэтому Путину нет никакого смысла вмешиваться в выборы в американский Конгресс на стороне Трампа и республиканцев, занимающих в вопросе о спорном газопроводе гораздо более антироссийскую позицию. Так что, боюсь, заявление Байдена о намерении решительно бороться с вмешательством России в выборы 2022 года — это очередная пустышка, призванная продемонстрировать американской общественности решимость нынешнего президента США бороться с «российским вмешательством» (которого в данном случае, скорее всего, нет), а на деле играющая лишь роль прикрытия оппортунистической политики, которую администрация Байдена проводит в отношении Кремля. Американский президент также утверждал, что, по его мнению, у Путина есть «реальная проблема», которая заключается в слабости экономики России. По словам президента США, экономика России опирается только на ядерное оружие и нефтяные ресурсы, а больше у России «нет ничего». Байден отметил, что осознание этой проблемы делает Путина ещё опаснее. Это можно рассматривать как скрытое оправдание оппортунизма в отношениях с Путиным. Байден также предположил, что реальная «горячая» война с крупной державой, если это случится, будет, скорее всего, «результатом кибератаки с большими последствиями», и в кибератаках против Америки обвинил Россию и Китай. Данное заявление тоже призвано оправдать сдержанную реакцию американской администрации на недавние кибератаки против США, связь которых с российскими спецслужбами мало у кого вызывает сомнение. Дескать, если слишком сильно на такие атаки реагировать, то можно ненароком спровоцировать термоядерную войну. А тут как раз вовремя последовала, скорее всего, заранее запланированная, утечка конфиденциальной информации. Издание Politico, ссылаясь на собственные источники в администрации США, пишет, что Байден воздерживается от персональных санкций в отношении президента России Владимира Путина и его ближайшего окружения, опасаясь хаоса в России и попадания её ядерного арсенала в руки непредсказуемых и опасных сил в случае быстрого краха нынешних российских властей. При этом «некоторые помощники Байдена не уверены, что погоня за богатством Путина приведет к тому, что он будет наказан до такой степени, как это предсказывают его критики. Вместо этого, после напряженных внутренних дебатов, чиновники Белого дома выбрали менее агрессивный подход: они сделают России предупреждение без эскалации напряженности или угрозы потенциальному сотрудничеству по общим проблемам, таким как изменение климата» (о, этот спасительный миф парниковых газов, который годится на все случаи жизни!). На предложение Гарри Каспарова, Алексея Навального и других российских оппозиционеров ударить санкциями по самому больному месту путинского клептократического режима — по многомиллиардным активам Путина и его друзей за рубежом, Байден и его окружение предпочитают реагировать выбором «осторожной стратегии того, как лучше всего вести дела с Россией, одновременно перенося основную часть усилий США на предполагаемую наибольшую угрозу — Китай. По словам чиновников администрации, Соединенные Штаты добиваются от России «стабильных и предсказуемых» отношений, а не бесконечных трений». Неназванный по имени чиновник администрации Байдена предостерегает от оценки режима Путина как только клептократического, поскольку, «безусловно, у него есть и другие амбиции на геополитической сцене, кроме обогащения себя и своих друзей». К тому же, по мнению того же чиновника, санкции против российских олигархов сделают их еще более зависимыми от российского государства. На взгляд анонимных представителей администрации Байдена, изъятие путинских богатств в долгосрочной перспективе не помешает Путину причинять беспокойство Америке. По мнению давнего противника Путина, финансиста Билла Браудера, «если вы хотите изменить поведение Путина, то единственное, что вы можете сделать, это сосредоточиться на том, что он ценит больше всего, а именно на деньгах, которые он украл у российского народа и которые он держит через этих олигархов. Это поистине серебряная пуля в отношениях с Путиным». Характеризуя же Байдена и его команду, Браудер с горечью констатирует: «Все эти люди-великие политические начетчики. Они не бандиты (gunslingers), они помешаны на политике. Во многих отношениях это хорошо, но иногда вам нужны бандиты» (вероятно, в представлении Браудера, Трамп и был таким «бандитом»). Поэтому, когда речь заходит о людях, предположительно близких к Путину, Байден предпочитает действовать осторожно. Его люди указывают на недостаток информации о реальных зарубежных активах Путина и его окружения. Не все из них можно найти, и еще сложнее доказать их связь с Путиным и его ближним кругом. Тут мало доказать лишь то, что человек является одновременно богачом и другом Путина. Поэтому  администрация Байдена хочет использовать угрозу санкций, а не сами санкции, как рычаг давления на Кремль, например по вопросу о борьбе с кибератаками. В случае же введения санкций против Путина мосты будут сожжены, и сотрудничество с Россией, как считают в американской администрации, станет невозможным. Наконец, санкции могут подорвать российскую экономику, что в свою очередь может создать проблемы для мировой экономики, а дестабилизация ситуации в России чревата хаосом и насилием, поскольку «существует е вероятность того, что вместо того, чтобы действовать в качестве сдерживающего фактора, введение санкций против богатых друзей Путина может привести к эскалации цикла возмездия. Даже действия, которые лишь немного подрывают контроль Путина, когда, например, его соратники поймут, что не могут получить доступ к своим деньгам, способны нанести ущерб российской экономике до такой степени, что это, в свою очередь, нанесет ущерб экономике Европы и, в конечном счете, американской экономике. Крайние шаги, которые могут привести к падению Путина, могут оказаться еще более дестабилизирующими и непредсказуемыми по своим последствиям. Официальные лица США, помня о хаосе эпохи после окончания холодной войны, опасаются, что огромный арсенал ядерного оружия России может попасть не в те руки». Помимо этого, как пишет Politico, «есть множество других причин, чтобы избежать репрессий клептократов на данный момент, говорят чиновники администрации и внешние аналитики. Во-первых, президент, возможно, захочет сохранить некоторые рычаги влияния для последующего использования. Байден дал понять, что хочет дать Путину время, чтобы доказать, может ли он быть конструктивным партнером, в том числе по таким вопросам, как борьба с кибер-вымогателями. После июньского саммита американские официальные лица были воодушевлены замечанием высокопоставленного российского сотрудника службы безопасности о том, что Россия готова сотрудничать с Соединенными Штатами в борьбе с киберпреступниками».

Все эти аргументы похожи на детский лепет. На американскую публику он, вероятно, еще действует, а вот у тех людей, которые на своей шкуре испытали и испытывают особенности нынешней российской власти, этот лепет вызывает только горькую усмешку. Угроза ядерного Армагеддона, которым Путин стращает Запад, — это не более чем средство примитивного шантажа, поскольку сам Владимир Владимирович и его друзья гибнуть в этом Армагеддоне ни при каких обстоятельствах. Все обещания Путина и российских представителей вообще о возможной вместе с США борьбе с киберпреступностью не стоят ломанного гроша. Единственный способ добиться прекращения масштабных кибератак с территории России против США и других западных стран — это по-дружески предупредить Путина, что в случае новых атак такого рода США не смогут гарантировать, что с американской территории не будут предприняты аналогичные или еще более масштабные атаки против ключевых российских объектов. И если такие предупреждения не возымеют действия, то предпринять несколько показательных атак, после которых Путину мало не покажется. Ядерную войну после этого он точно не начнет, а подконтрольным хакерам категорически запретит даже смотреть в сторону США и их союзников. Нынешние российские олигархи, входящи,е как в ближний путинский, так и в более широкий круг, полностью зависят от государства, и никакие санкции эту зависимость все равно не увеличат. В случае свержения Путина никакого хаоса и распада не будет. Внесистемная оппозиция представлена отнюдь не экстремистами. В ее рядах достаточно технократов, и на ее сторону, в случае падения нынешнего режима, перейдут как технократы, так и военные нижнего и среднего звена, которые сейчас режим обслуживают. Если и отпадет какая-то территория от России, так это горный Северный Кавказ, который, по сути, остается колонией. Но без его отпадения развитие подлинной демократии в России вряд ли возможно. Наконец, всех денег Путина и его друзей найти, конечно, не удастся. Но если будет найдена и конфискована хотя бы часть их, а другие подозрительные активы будут заморожены, это значительно ослабит возможности Кремля как по подавлению оппозиции внутри России, так и, особенно, по финансированию своей агентуры на Западе. А пока что эта агентура очень успешно используется для борьбы с остатками свободы слова в России.

У главного редактора одного из последних независимых от Кремля русскоязычных СМИ — Интернет-издания The Insider, знаменитого своими расследованиями, в том числе деятельности киллеров ГРУ в Европе, отравления Навального и о дворцах Путина, Романа Доброхотова прошел обыск, сразу после того как издание было занесено в список иноагентов. Поводом для обыска стало дело о клевете, возбужденное по заявлению нидерландского блогера Макса ван дер Верффа, которого Роман обвинил в получении денег от ГРУ за публикацию прокремлевских версий гибели малазийского «Боинга» в Донбассе. Дело о клевете стало лишь предлогом, главная же цель наверняка заключалась в получении в ходе обыска, посредством изъятия электронных носителей, имеющейся у Доброхотова информации и выяснении источников проводимых The Insider расследований. Очевидно, до выборов Кремль хочет зачистить всю расследовательскую журналистику в России. Байден же тем временем санкционировал проведение в конце сентября в Женеве второго раунда переговоров по стратегической стабильности между представителями США и России. Эти переговоры важны только Путину, и для него очень важно, что они пройдут уже после сентябрьских выборов в России, которые наверняка будут отмечены самыми масштабными фальсификациями и небывалым отсевом всех сколько-нибудь нелояльных Кремлю кандидатов. Очевидно, в преддверие женевской встречи Вашингтон не сможет слишком резко критиковать итоги выборов.

Борис СОКОЛОВ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ