Тот, кто принимает зло без сопротивления, становится его соучастником
Мартин Лютер Кинг, американский проповедник и лидер движения за гражданские права, лауреат Нобелевской премии мира

Трудности внеблоковости

Почему Сербии не очень удается «игра» в нейтральность
2 декабря, 2019 - 18:40
ФОТО REUTERS

Официально Сербия является нейтральной, внеблоковой страной. Но на практике Белград все больше дрейфует в сторону Москвы.

Общие военные учения, согласованные голосования в международных организациях.

Пример Сербии является наглядной и яркой иллюстрацией того, какой может быть политика многовекторности в современном мире и насколько она способна обеспечить реальный геополитический нейтралитет.

СЕРБСКИЙ ГОД ПУТИНА

Политический сезон-2019 начался для Сербии с помпезного визита в Белград Владимира Путина. 17 января Владимира Путина перед Храмом Святого Савы в Белграде приветствовало более 100 тысяч сербов со всей страны. По итогам двусторонних переговоров сербский президент Александар Вучич тогда заявил, что с российским президентом был достигнут консенсус по всем темам и он доволен прогрессом сотрудничества во всех сферах.

После встречи делегаций во главе с президентами двух стран стороны обменялись беспрецедентным количеством — более двадцати — подписанных договоров, соглашений, меморандумов, протоколов. Впрочем, анонсировано было еще большее укрепление дружбы и углубление сотрудничества. Следующим шагом должна была стать интеграция Сербии в созданные РФ надгосударственные объединения. Рассказал об этих планах Путин, отметив, что «потенциал для развития» российско-сербского сотрудничества «станет еще мощнее» после подписания соглашения о свободной торговле между Сербией и Евразийским союзом «до конца года».

Заключение эпохального договора произошло 25 октября. На заседании Евразийского межправительственного совета в Москве сербский премьер-министр Ана Брнабич подписала Соглашение о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), что означает для Сербии возможность экспортировать почти 100% продукции без уплаты таможенных сборов в Россию, Казахстан, Беларусь, Армению и Киргизстан.

Брнабич особо подчеркнула, что настоящий договор не создаст проблемы в отношениях с Европейским Союзом. «Мы имеем право заключать соглашения о свободной торговле с международными организациями и отдельными странами до вступления в ЕС. Потом мы должны расторгнуть соглашения со всеми третьими странами и другими организациями», — сказала она. В Еврокомиссии, действительно, еще до подписания документа заявили, что Сербия должна будет разорвать свой новый пакт о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом, когда она присоединится к ЕС. Соответственно, до момента вступления в Евросоюз Белград может экономически сотрудничать и торговать практически с кем угодно.

В ОЖИДАНИИ РАЗДЕЛА 31

Для сферы внешней политикит и политики безопасности Сербии Евросоюз тоже пока не очерчивает четких «красных линий». То есть ограничения существуют, но пока лишь в виде рекомендаций, а не жестких требований.

Дело в том, что, несмотря на то, что Сербия находится в процессе вступления в ЕС, переговоры относительно комплекса безопасностно-внешнеполитических вопросов еще не начались — Белград не открыл соответствующий раздел 31, если говорить языком официального Брюсселя. На этом этапе Евросоюз может лишь неформально рекомендовать сербской власти согласовывать позицию на международной арене с ЕС. Но реальных рычагов давления, которые бы, в первую очередь, обеспечили введение Белградом санкций против России из-за аннексии Крыма и агрессии на Донбассе, синхронных со странами Евросоюза или голосование в ООН относительно украинского вопроса, Брюссель не имеет. Поэтому и к санкционному режиму ЕС против РФ Сербия не присоединяется и присоединяться категорически не собирается, и на Генеральной ассамблее ООН голосует против резолюций, которые осуждают действия российской оккупационной администрации на крымском полуострове.

Еще более наглядным является «крен» Белграда в сторону Москвы в военной сфере. Формально Сербия является военно-нейтральным государством, и потому хранит паритет в отношениях с военными блоками, представленными на европейской территории и взаимодействует с НАТО не менее интенсивно, чем с военным союзом, созданным вокруг России, — ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности).

В течение 2019 года — до середины ноября — Сербия провела 17 военных учений с другими странами, 13 из которых — с НАТО или членами НАТО — в частности, с соседними Венгрией, Румынией, Болгарией, а также с США, четыре — с Россией. Но качество и масштаб общих маневров несопоставимы. Если учения с «натовскими» военными касаются локального регионального сотрудничества или гуманитарных миссий, как то преодоление последствий стихийного бедствия, разминирования или общих научных исследований, то вместе с россиянами сербы готовятся к масштабным боевым действиям — высыживают десант, летают на истребителях, соревнуются в ловкости управления танками, учат снайперов, тренируются отбивать вражеские нападения с помощью современных российских систем противовоздушной обороны.

С-400 В ЦЕНТРЕ ЕВРОПЫ

В этом году впервые, на территории и России, и Сербии, прошли учения подразделений противовоздушной обороны «Славянский Щит». Первый этап прошел в сентябре на базе Центра боевой подготовки и боевого применения Воздушно-космических сил РФ в Астраханской области. Второй — в октябре, на военных базах в Сербии. Для проведения общих тренировок Россия перебросила в Сербию зенитный ракетный дивизион С-400 и зенитную ракетно-артиллерийскую батарею «Панцирь-С». Эти подразделения впервые приняли участие в учения на территории зарубежного государства и, соответственно, впервые — благодаря Сербии — Воздушно-космические силы Российской Федерации смогли провести репетицию боевого применения своих передовых частей противовоздушной обороны практически в центре Европы.

После этой демонстрации военного братства Белграда и Москвы только официальные источники в Брюсселе продолжали «сохранять хорошее лицо при плохой игре». Эксперты начали говорили о развороте Сербии на восток. Но даже это была еще не конечная точка нынешнего дрейфа Белграда в сторону Москвы, который начался с январского вояжа российского президента в сербскую столицу.

4 декабря Вучич встретится с Путиным в России, в Сочи. Как ожидается, лидеры двух стран договорятся о новом этапе углубления сотрудничества по всем направлениям — от экономики до внешней политики и обороны. О чем именно должны договориться два лидера, не анонсируют, но известно, что главным заданием Москвы является втягивание Белграда в Евразийский союз (ЕАЕС) и в ОДКБ — и не в качестве участника договора о свободной торговле (как в случае ЕАЭС) или наблюдателя (как с ОДКБ), а полноправного члена.

Сербия сопротивляется, отмечая, которое ведет переговоры о вступлении в ЕС и является нейтральным государством в военном плане. Но похоже на то, что Кремль не считает эти обстоятельства существенными преградами. Особенно нейтральный статус. Повод для таких мыслей дал сам Белград, проводя в последнее время общие масштабные учения.

РОССИЙСКИЙ ШПИОН

Уверенность в неустойчивости сербской нейтральности стала наиболее вероятной причиной в стране целого ряда скандалов, связанных с безопасностью и обороной.

В середине ноября неизвестные «господа» обнародовали видео, на котором российский дипломат, он же сотрудник ГРУ РФ, вербовал (передавал деньги) сербскому высокопоставленному должностному лицу (бывшему военному). В Сербии провластные политики заявили, что подозревают в организации дела с видеозаписью спецслужбы Болгарии (страны — члена НАТО).

Впрочем, кто бы ни был инициатором этой акции, задача сдается понятной — поссорить Белград с Москвой накануне встречи Вучича и Путина. Цель — не допустить углубления сотрудничества двух стран, в первую очередь в безопасностном плане.

Но дружба «двух братских народов» оказалась крепче: сербская власть, хоть и призналась, что владеет информацией об активной шпионской деятельности российского агента, который «засветился» на скандальном видео, ограничилась очень умеренной реакцией. Президент Сербии провел беседу с послом РФ, во время которой не выразил возмущения, а лишь спросил: «Почему?», перечислив все дружественные действия Белграда по отношению к Москве за последнее время (в первую очередь невведение санкций). По официальной версии сербской власти, Путин не знал о действиях белградского агента, последний действовал на свой страх и риск (здесь хочется добавить «саркастический смайлик». — Прим. авт.).

Более того, чтобы доказать, что в стране активно работает агентура «натовских» стран (а не только и не столько российская), безопасностно-информационное агентство Сербии в последних числах ноября заявило о разоблачении целой шпионской сети, которая работала в интересах Хорватии.

Таким образом, скандал, который мог завершиться ухудшением отношений Белграда и Москвы, привел к осложнению отношений Сербии с соседними Болгарией и Хорватией.

ОРУЖИЕ ДЛЯ УКРАИНЫ

Через несколько дней после «шпионского» скандала пророссийская журналистка из Болгарии обнародовала «расследование» о поставках сербского оружия в Украину. Оппозиция радостно ухватилась за такой «роскошный» информационный повод для очередной атаки на действующую власть во главе с Вучичем и его Сербской прогрессивной партией.

В этом случае снова нет сведений о том, кто стоит за этой спецоперацией. Но если принимать во внимание, что «первоисточником» доказательств    — фотографий сербских мин, которыми «стреляла украинская армия», — стало «Министерство обороны ДНР», расклад начинает становиться более-менее понятным: не исключено, что спецслужбы «братьев» решили продемонстрировать Белграду, что не только «натовцы» имеют силы и вдохновение на организацию всевозможных «специальных операций».

Итак, накануне встречи с Путиным Вучичу приходится переживать очень непростой период. На него, кажется, давят со всех сторон, и поводом для давления, очевидно, стала нейтральность страны.

Кстати, нейтральный статус нынешняя власть хочет зафиксировать в отдельном законодательном акте — Декларации, или даже записать в Конституцию. По крайней мере, такие идеи активно обсуждаются.

ВСПОМИНАЯ ТИТО

Эксперты любят защищать выбор Сербии (а также предлагать его как образец для Украины) оставаться нейтральной, внеблоковой, опираясь на опыт Югославии времен Тито. Но есть одно «но».

Движение неприсоединения — одним из ключевых основателей которого была Федеральная Народная Республика Югославия — сформировался на конференции в Белграде в сентябре 1961 года. Но этому предшествовал конфликт между Тито и Сталиным, который обернулся в 1948 году изгнанием Югославии из Коминформа и фактическим разрывом отношений между СФРЮ и СССР в 1950-х гг. Тито тогда использовал ухудшение отношений с Советским Союзом, чтобы получить американскую помощь по плану Маршалла и учредить Движение неприсоединения.

После смерти Сталина отношения между Белградом и Москвой полностью не наладились. Для примера: югославская армия имела два официальных плана обороны: на случай вторжения НАТО и на случай нападения стран социалистического лагеря          — Варшавского Договора.

Сегодня мы имеем совсем другую картину — Сербия на словах остается верной идеям неприсоединения, но на деле является во многом союзником России, и многовекторность Белграда на практике все больше напоминает замаскированный и неформальный альянс с Москвой. В этих условиях Кремль явно «хочет большего», но вот чего именно — формализации отношений в рамках объединений, созданных Россией или еще большей фактической интеграции, станет понятно уже после встречи Вучича и Путина в Сочи.

 

Наталья ИЩЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ