Беспорядок не создает порядке. Если глаз зодчего - хаос, здание будет Вавилонской башней.
Виктор Гюго, французский писатель

Убивают и будут убивать?

Правозащитники и журналисты становятся главными врагами российской власти
17 августа, 1996 - 18:55
НА КАЖДОЕ ГРОМКОЕ УБИЙСТВО ПРАВОЗАЩИТНИКА В РОССИИ КРЕМЛЬ РЕАГИРУЕТ ОБЕЩАНИЕМ ВЗЯТЬ ДЕЛО ПОД КОНТРОЛЬ И НЕПРЕМЕННО НАЙТИ ПРЕСТУПНИКОВ. ОДНАКО ПОКА ПОДОБНЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ ОСТАЮТСЯ ТОЛЬКО СЛОВАМИ / ФОТО РЕЙТЕР

Ни один разумный правитель не убивает своих подданных, как и хороший пастух, который никогда не издевается над овцами.

Анархарсис Скифский, древнегреческий философ

Список убитых российских правозащитников растет с угрожающей быстротой. В Назранском районе Ингушетии 15 июля было найдено тело сотрудницы правозащитного центра «Мемориал» Натальи Эстемировой. На улице Наталью нагнал автомобиль ВАЗ-2107 белого цвета, из которого выскочили несколько мужчин. Газета «Коммерсант» сообщает, что они схватили правозащитницу и затолкнули ее в салон, Эстемирова успела крикнуть, что ее похищают. Все дороги из Чечни в Ингушетию контролируются с обеих сторон местными правоохранителями и подразделениями ФСБ. Тем не менее, убийцы легко преодолели эти заслоны. Факт, наводящий на размышления.

Наталья Эстемирова расследовала крайне опасные дела. В докладе правозащитной организации Human Rights Watch о правах человека в России был большой раздел о Чечне, составленный на основании материалов Натальи Эстемировой. В нем говорилось о похищениях людей и внесудебных казнях, совершаемых в Чечне как федеральными, так и местными силовиками. Кстати, российский МИД назвал доклад Human Rights Watch «тенденциозным» и в нем «сгущены краски».

Уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев сравнил убийства Натальи Эстемировой с убийствами адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анны Политковской, которая не раз использовала в своих публикациях материалы Эстемировой. По мнению Нурди Нухажиева, за всеми этими убийствами могли стоять люди, которые совершали военные преступления в Чечне, а правозащитники пострадали за то, что пытались их разоблачить. Он упомянул дело бывшего полковника Юрия Буданова, в разоблачении которого активно участвовали все трое погибших правозащитников.

Работу Эстемировой ценили во всем мире. В 2005 г. она была удостоена медали одного из основателей Евросоюза Робера Шумана. Также она была награждена первой ежегодной премией имени Анны Политковской и так называемой альтернативной Нобелевской премией мира «Право на существование». Право на существование как раз и отняли.

Убийство Натальи Эстемировой оказалось настолько громким, что президент Дмитрий Медведев среагировал быстро. «К сожалению, очевидно, что это умышленное убийство может быть связано с правозащитной деятельностью Натальи Эстемировой», — заявил президент Медведев, потребовав, чтобы глава Следственного комитета при прокуратуре России (СКП) Александр Бастрыкин направил на расследование преступления лучших специалистов. В таком указании особой необходимости не было, так как после покушения на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова сотрудники центрального аппарата СКП работают в Чечне и Ингушетии фактически на постоянной основе. Вот только результатов их работы пока особых нет.

Сразу после убийства Эстемировой и возмущенного комментария Дмитрия Медведева президент Чечни Рамзан Кадыров отреагировал в том же духе. «Я со всей ответственностью заявляю, что лично буду контролировать расследование преступления». Поиском ответственных будут заниматься не только официальные органы. «Как и предусмотрено вековыми традициями и менталитетом чеченского народа, преступников будут искать и иными, народными методами, которые иногда оказываются очень результативными». Но, как оказалось, это была дымовая завеса. Уже в начале августа в интервью радиостанции «Свобода» чеченский президент сказал о Наталии Эстемировой, что «У нее чести, достоинства, совести не было никогда...». На изменение мнения Кадырова, несомненно, повлиял тот факт, что глава «Мемориала» Олег Орлов заявил о причастности к убийству чеченского президента. Теперь в суде Кадыров намерен отстаивать свои честь и достоинство, оценив их в 10 млн. руб.

И месяца не прошло, как в Чечне произошло новое громкое убийство сотрудников неправительственной организации «Спасем поколение», супругов Заремы Садулаевой и Алика (его называли Умар) Джабраилова. Их тела со следами множественных огнестрельных ранений были обнаружены в поселке Черноречье в Грозном. Правозащитники занимались благотворительными проектами, связанными с проблемой физической и социальной реабилитации пострадавших от мин детей и подростков. Джабраилов ранее воевал на стороне Масхадова. Отсидев срок, вернулся домой полгода назад.

Садулаеву и Джабраилова увезли пятеро вооруженных людей, трое из которых были одеты в камуфляжную одежду, двое — в гражданское. Подъехав к офису «Спасем поколение» на двух легковых машинах, заявили, что представляют некие силовые структуры. После чего, разговаривая между собой по-чеченски, посадили Садулаеву и Джабраилова в автомобили и уехали. Родственники убитых сразу после их похищения сообщили, что они находятся в одном из отделений милиции Грозного. Естественно, что милиционеры это отрицают. Знакомая Садулаевой, попросившая не называть своего имени, сообщила интернет-изданию «Кавказский узел», что «Перед тем, как убить, Зарему Садулаеву зверски избивали, а может, даже, и подвергали пыткам. И это несмотря на то, что она была беременна. У нее было сломано запястье руки и ключица, а по всему телу имелись огромные синяки. Похоже, ее били ногами...».

Определить конкретно, кто виновен в убийствах правозащитников на Северном Кавказе не представляется возможным. Это могли быть и боевики, и федералы, и местные правоохранители по своим действиям больше похожими на боевиков. И если с первыми все более или менее ясно, то в отношении властей есть очень много вопросов. Даже не к самому Кадырову, который авторитарным правлением превратил Чечню в свою феодальную вотчину и творит там, что ему захочется. И индульгенцию на свои противоправные действия он получил от Центра, от Кремля.

Заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин отмечает, что когда к Кадырову предъявляются серьезные претензии со стороны Центра, он начинает демонстрировать особое усердие. «А когда погибла Наталья Эстемирова, я не видел со стороны Центра какого-то большого недовольства, сигналов Кадырову, что поддержка федерального Центра зависит от раскрытия этого преступления... Кадыров может говорить, что он о ней думает, не пытаясь соблюсти приличия. Он понимает, что за это ему ничего не будет... Его судьба зависит от российского руководства, которому нужно, чтобы в республике не было фундаменталистского подполья. В этом смысле гибель офицеров милиции от рук смертников важнее, чем убийства правозащитников».

В передаче «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы» Валерия Новодворская о положении на Северном Кавказе заметила, «В республике идет один процесс. Процесс функционирования эскадронов смерти. В республике феодализм. А то, что несчастные правозащитники даже не занимались политикой, и, между прочим, ею не занимался Алексей Соколов из Екатеринбурга, который всего-навсего протестовал против пыток и избиений заключенных и поставил фильм о тюрьме, то это ни о чем не свидетельствует.

В Чечне обкатываются все технологии, которые потом применяются в России.... А следующая стадия — это расправа со всеми независимыми активистами гражданского общества... И вот то, что происходит сейчас с Алексеем Соколовым, когда после одного ложного обвинения предъявляют второе, не менее ложное... это уже переходит брежневские размеры общественного зла. Судили по уголовной статье, Вячеслава Чорновила судили по одной статье, и Кирилла Подрабинека судили по одной статье. Но тут уже две, я думаю, что и третья, и четвертая наготове».

Убивают на Северном Кавказе не только правозащитников. В своем автомобиле найден убитым корреспондент республиканской газеты «Хакикат» (Истина), издающейся в Дагестане на аварском языке, Малик Ахмедилов. Он также руководил газетой «Согратль» (известное селение, откуда происходили многие представители интеллектуальной элиты), занимался правозащитной деятельностью, в своих публикациях писал о преследованиях инакомыслящих. В прошлом году Дагестан потерял троих журналистов: Магомедгаджи Абашилова, Ильяса Шурпаева (убит в Москве) и Тельмана (Абдуллу) Алишаева. И проблема эта не только Северного Кавказа. Председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов отмечает, что «За последние 15 лет в стране были убиты 315 журналистов — такие неутешительные цифры названы в докладе «Частичное правосудие», убийцы и заказчики многих представителей СМИ до сих пор не найдены». Международная правозащитная организация Freedom House в докладе о свободе слова в мире отметила, что Россия остается самой опасной для журналистов страной. В докладе она 174 месте из 195 стран по свободе слова и независимости СМИ.

Дело не в том, что российская власть не любит правозащитников и независимых журналистов. Взаимности от нее никто не ждет. Опасность заключается в той борьбе, которую власть ведет с этими людьми. И причины такого отношения не в злой воле Путина или Медведева, хотя субъективный фактор определенное значение имеет. Им далеко до президента Франции де Голля, который собирал карикатуры на себя в газетах, а потом устраивал из них экспозиции. В 1966 г. перед его визитом в СССР такая выставка была устроена в Москве. Она работала три дня, и попасть на нее было практически невозможно. Очередь была длиннее, чем за самым тогдашним дефицитным товаром.

Проблема во внутреннем устройстве российской власти, в предмете ее гордости, властной вертикали. Правозащитники и независимые журналисты в нее не вписываются, более того, они сильно мешают ее функционированию. Основу любой авторитарной системы составляют страх, зомбирование граждан и тайна действий власти. И те, и другие срывают покров тайны, рассказывают о беспределе власти, об уголовном характере ее действий, а информированных людей гораздо сложнее запугать и одурачить. Вопросы, пусть и не вслух, начинают задавать, а потом и действовать. А это для власти очень опасно. Призрак цветной революции блуждает по высоким московским кабинетам. Грузия, Украина, Киргизия, а теперь и Молдавия. Так и до Красной площади недалеко.

Есть еще одно очень важное обстоятельство. Авторитарная власть все время реализует в обществе стратегию напряженности. В первую очередь из страны устраивается осажденная крепость, окруженная врагами. А внутри шпионы, наймиты, которые за иностранные тридцать серебряников готовы развалить великое государство. Одни раз у них уже получилось. Был СССР, а теперь его нет. Понятно, что такую же судьбу враги внешние и внутренние готовят и государству российскому. Не зря тогда, еще при должности президента, Владимир Путин говорил о неправительственных организациях, что «...они за иностранные гранты готовы исполнять польку-бабочку...». Понятно, в чьих интересах.

Страх должен нагнетаться любым способом, все хороши. Убийствами несогласных, обострением отношений с соседями дальними и ближними. Злобный антиамериканизм уже себя исчерпал, в Грузии московская стратегия на свержение президента Саакашвили полностью провалилась. Оппозиция выдохлась и теперь начинает сотрудничать с ним. Москва его игнорирует, а в Тбилиси это мало кого трогает. Срочно потребовалось взвинтить обстановку. Выбор не очень большой. В Центральной Азии и так не слишком хорошо. Ташкент все больше дрейфует на Запад, Туркмения нашла замену Газпрому для своего газа в Китае, Иране и Европе. Казахстан все больше ориентируется на Китай. Раскачивать там ситуацию просто невозможно. С Белоруссией затеяли торговые войны, но бацька Лукашенко повернулся к Европе, пришлось осадить на полном скаку.

Но на счастье кремлевских тактиков и стратегов есть Украина. Почему-то наши политики считают, что письмо Медведева Ющенко — это форма вмешательства в нашу предвыборную кампанию. В какой-то мере это так, но письмо задумывалось и направлялось не только и не столько для этого. Время неудачное. Слишком рано. Когда начнется активная агитация, о письме Медведева забудут, и будут вспоминать только маргиналы среди кандидатов. Письмо вызвано чисто внутренними российскими причинами. Владимир Путин с Турции, Абхазии в поездках по стране совершенно затмил президента Медведева. Пришлось напомнить о себе таким образом. Все-таки внешняя политика — это его прерогатива. Но и это вторично. Самое главное — это реанимация образа врага. Грузия всем надоела, да и планируемая маленькая победоносная война не получилась. По независимым от Кремля причинам. А враги нужны, вот и решили в очередной раз запугать российский народ соседями, вынашивающими страшные для существования России планы: реконструкции своих газопроводов без милостивого разрешения Москвы, выполнения собственной конституции в отношении иностранных войск на своей территории и еще много такого, что не устраивает московских начальников. Плохо живется российскому народу, а почему? Соседи плохие. Хотят на своем языке говорить, в школах детей на нем учить, вместо общепонятного русского. Хотя его в этих школах тоже преподают. Все равно гонения устраивают. А власть родная на страже и зарвавшимся соседям, у которых свои герои в прошлом и настоящем, в резкой форме указывает, соблюдает интерес народа. Приходится терпеть снижение ВВП, повышение цен, задержки зарплаты, увольнения, не до экономики, с соседями проблемы, приходится разбираться.

И в такой тяжелой обстановке находятся люди, называют себя правозащитниками, которые не только власти не способствуют, а наоборот, всячески мешают. Рассказывают, что с соседями, даже если они не во всем нравятся, нужно жить дружно и проблем тогда будет меньше, своих правоохранителей держать в рамках закона, не давать им власти, чтобы убивать мирных жителей страны. А то глава СКП жалуется, что свидетели по делу Садулаевой и Джабраилова боятся давать показания. Значит, понимают, что след ведет к силовикам, а с ними, как показали примеры Эстемировой и ее соратников, лучше дела не иметь. Власть не только не защищает своих граждан, а представляет для них все большую опасность. Бандиты все. Кто в лесах, кто во власти и ее органах.

С правозащитниками и независимыми журналистами российская власть ведет войну, а как сказал товарищ Сталин, на войне без потерь не бывает. И счет убитых лучших сынов и дочерей России будет только расти. Правители такие. Анархарсиса Скифского не читали.

Юрий РАЙХЕЛЬ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ