Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

Убийство в Москве

10 октября, 2006 - 19:29
ФОТО РЕЙТЕР

Пришло время положить конец фантастическим рассказам о том, что «диктатура закона» Владимира Путина сделала посткоммунистическую Россию менее беззаконной. Убийство Анны Политковской, одной из лучших и самых храбрых журналистов России, женщины, которая осмелилась рассказать о зверских убийствах, совершенных российскими войсками в Чечне, является заключительным доказательством того, что президент Путин построил не что иное, как обычную диктатуру с типичным презрением к закону.

Для мирового сообщества, и в особенности для Европы, необходимо согласиться с данным убеждением. Министерство иностранных дел Германии прорабатывает политику российско- германских отношений, которая остается безразличной к беззаконию Путина, являясь национальным интересом самого мощного члена Европейского Союза. Но безразличие превращается в политику умиротворения, если оно поощряет Путина идти беззаконным путем на международной арене, как это демонстрирует его кампания, направленная на попытку задушить грузинскую экономику с помощью санкций.

Убийство Политковской спровоцировало жуткое чувство «дежа вю»: так же как и в период расцвета КГБ, в России Путина люди просто исчезают. Убийство Политковской — уже третье убийство с политическим оттенком за последние три недели. 30 сентября в Иркутске был застрелен Энвер Зиганшин — главный инженер компании ОАО «РУСИА Петролеум». 14 сентября был убит Андрей Козлов — заместитель управляющего центрального банка России, который вел кампанию против финансового мошенничества.

Тот факт, что Главный прокурор России, генерал Юрий Чайка, взял под свой контроль расследование убийства Политковской, как это было и в случае с убийством Козлова, не вселяет особой надежды, как этого можно было бы ожидать в условиях реальной демократии. Фактически, вмешательство российского правительства на таком уровне практически является гарантией того, что убийцы никогда не будут найдены.

Убийство Политковской является особенно мрачным предзнаменованием, когда вы считаете, что она была мощным критиком российского президента. В своих статьях для одной из немногих остающихся независимыми газет в Москве «Новая газета» и в своих книгах «Россия Путина» и «Грязная война: российский репортер в Чечне» Политковская написала об исчезнувших свободах, которые стали символом президентства Путина. Как показало изгнание бывших магнатов СМИ Бориса Березовского и Владимира Гусинского, а так же заключение под стражу нефтяного магната Михаила Ходорковского, врагов Путина ждут три судьбы: изгнание, заключение или могила.

Я не обвиняю правительство Путина в заказном убийстве Политковской. В конце концов, как пытливый журналист, проводящий свои собственные расследования, она могла рассердить много людей помимо Путина. Не последним из них является нынешний чеченский премьер-министр Рамзан Кадыров, которого она обвиняла в политике похищений с целью выкупа. Но даже если партнеры Владимира Путина не имели никакого отношения к убийству Политковской в лифте ее дома в центре Москвы, его презрение к закону создало климат, в котором стало возможно это убийство. Как и убийство архиепископа Томаса Бекетта в его Кентерберийском Соборе множество столетий назад, преступление было совершено с искренней верой в то, что оно понравится королю.

Учитывая то, что представляла собой Политковская — ответственность демократической прессы подвергнуть сомнению Кремль и его политику — правительство должно было удостовериться в том, что с ней ничего плохого не случится. Россия Путина уже потеряла 12 ведущих журналистов, которые были убиты за последние шесть лет. Ни одно из этих преступлений не было раскрыто, что доказывает, что «диктатура закона» Путина была ни чем иным, как PR-стратегией.

Шестилетний срок, с того момента, как Владимир Путин появился в Кремле, был временем очень противоречивых сигналов. С одной стороны, мир видит молодого и образованного лидера, который взял на себя обязательство модернизировать Россию, особенно в вопросах согласования ее правопорядка и судебной практики с международными нормами. С другой стороны, президент молча наблюдает за тем, как его экс-коллеги по ФСБ (бывший КГБ) не обеспечивают никакой безопасности убитым личностям, а лишь начинают ряд печально известных процессов о шпионаже против журналистов, ученых и экологических активистов. Эти «нео-шпионы» включают журналиста Григория Паско, эксперта по контролю над вооружением Игоря Сутягина, дипломата Валентина Моисеева, физика Валентина Данилова и других.

Предположительное цивилизованное влияние от партнерства с Западом — например, председательство на саммите Большой Восьмерки в Санкт-Петербурге — кажется, было утрачено в кремлевских интригах Путина. В очередной раз подражание западным ценностям создало новую потемкинскую деревню; Россия представляет собой фасад законов и демократических институтов, но позади этой картонной обложки — все те же деспотические нормы скота.

Опасность для мирового сообщества заключается в том, что беззаконие Путина экспортируется в другие страны. В кругу ближнего зарубежья России пускает корни форма криминализированной дипломатии. Взгляните на попытку Путина подстроить предыдущие президентские выборы в Украине, а так же на возрастающие и затихающие обвинения против лидера оппозиции Юлии Тимошенко. Взгляните на недобросовестные области в Молдове и Грузии, которые пытаются отсоединиться и существуют только благодаря поддержке Кремля. Взгляните на то, как Кремль стремится шантажировать своих соседей, угрожая им срывом энергетических поставок.

Каждый полицейский знает, что если Вы игнорируете преступное поведение, то преступники становятся более смелыми. Мировому сообществу давно пора признать Владимира Путина тем, кем он является на самом деле: человеком, который уводит Россию обратно в тень. Таким образом, миру сегодня необходимо обдумать старое латинское правило «qui tacet consentere videtur» — молчание означает согласие — и спросить себя мудро ли спокойно соглашаться со строительством Путиным беззаконной энергетической супердержавы.

Нина ХРУЩЕВА — преподаватель международных отношений в Университете Нью Скул (New School University) и автор выходящей книги о Владимире Набокове.

Нина ХРУЩЕВА. Проект Синдикат для «Дня»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ