Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Украина никогда бы не стала торговаться с ЕС или США,

утверждает заместитель госсекретаря МИД Владимир ЕЛЬЧЕНКО
20 августа, 2002 - 00:00

Окрыленные успешно проведенной военной операцией против Афганистана, Соединенные Штаты, похоже, «переключились» на Ирак. Официально Вашингтон не подтверждает свою подготовку к антииракской акции, однако обеспокоенные заявления американского руководства показывают, что атаки США по иракским позициям не за горами. Фактически все страны мира о своих позициях по этому вопросу уже заявили. Не проявляют особого желания поддержать антииракскую кампанию как мусульманские страны, так и западноевропейские государства. Украину, которую связывает с Багдадом многолетнее экономическое сотрудничество, иракский вопрос явно должен бы волновать. Согласно некоторым подсчетам, еще двадцать лет назад 70% товарообмена в Ираке приходилось на Советскую Украину. Не против поработать с Багдадом Киев и сегодня (за последние два года страны «обменялись» открытием посольств). Как вести себя Украине в случае американской военной кампании против Ирака, чтобы не потерять возможность будущего тесного сотрудничества с Багдадом и в то же время не навредить отношениям с Вашингтоном? Пойдет ли Киев на подписание с американцами соглашения, которое будет защищать их миротворцев от Международного уголовного суда? Наконец, попробует ли Украина воспользоваться решением этих вопросов с пользой для своих интересов — в интервью «Дню» с заместителем госсекретаря Министерства иностранных дел Украины Владимиром ЕЛЬЧЕНКО. Именно он два года назад чуть ли не первым из украинских дипломатов заявил о необходимости пересмотра санкций против Ирака.

— В масс-медиа широко обсуждается возможность атаки Соединенных Штатов против Ирака, что должно было бы насторожить и украинское руководство. Последствия, к которым может привести военная акция против Багдада, непредсказуемы. В том числе — и для Украины. Как в Киеве воспринимают американские угрозы в сторону Саддама Хуссейна?

— Такая перспектива неоднозначно воспринимается даже ближайшими союзниками США — Францией и Германией. Мы также убеждены, что любая военная операция против Ирака должна осуществляться в рамках современного международного права, согласно соответствующему мандату Совета Безопасности ООН, единственного органа в мире, который имеет право одобрять решение о силовой акции против определенного государства. Украина не хотела бы, чтобы решение по этому вопросу принималось в одностороннем порядке одним только Вашингтоном. Есть Совет Безопасности ООН, поэтому надеемся, что иракский вопрос будет обсужден на заседаниях этого органа. Только выполнение решений, одобренных Советом Безопасности, сможет оправдать любые действия США в отношении Ирака, только тогда их можно считать легитимными. Возможно, Джордж Буш имеет основания и в его распоряжении есть информация, подтверждающая обладание Ираком химическим оружием. У нас таких данных нет, поэтому и не считаем возможным опровергать или подтверждать американские заявления. Украина, разумеется, хотела бы получить более-менее достоверную, подтверждающую информацию об иракской угрозе.

— Однако имеется ряд фактов, когда Вашингтон действовал без мандата Совета Безопасности. И оправдано ли желание Украины получить информацию от Вашингтона, когда ни перед, ни после прошлогодних бомбардировок Афганистана так и не были обнародованы доказательства причастности «Аль-Каиды» к терактам в США 11 сентября...

— Такая информация имеет закрытый характер. Я все-таки считаю, что США имели достаточно оснований, чтобы начать операцию в Афганистане. С Ираком — другое дело: я не видел ни одного подтверждения, которое бы свидетельствовало о связях Багдада с «Аль- Каидой». Это и вызывает обеспокоенность как со стороны некоторых западноевропейских стран, так и государств мусульманского мира. Иракский вопрос можно рассматривать в двух плоскостях. С одной стороны, существуют санкции против Ирака, существует несогласие Багдада, чтобы инспекторы ООН вернулись с проверкой в страну. С другой — существуют подозрения о сотрудничестве Багдада с «Аль- Каидой». Если с первым вопросом все более-менее понятно (есть соответствующие позиции, заявленные вслух), то что касается второго — никаких подтверждений ни одна страна мира не предоставила. Если такие основания есть у США, то они должны были предоставить такие доказательства на рассмотрение мирового сообщества.

— Поэтому мы поддержим операцию Вашингтона против Ирака, если будет соответствующая резолюция и соответствующие доказательства?

— Но мы должны еще проверить такую информацию. Сказать заранее, что мы поддерживаем, нельзя.

— Киев выступает за отмену санкций против Ирака или хотя бы за их пересмотр. Вы считаете, режим Саддама Хусейна заслуживает такой украинской позиции?

— Режим, существующий в стране, выбирает сама страна. Мы не можем подвергать сегодня сомнению легитимность власти Саддама Хусейна, он избран иракским народом. Украина действительно выступала и продолжает выступать за смягчение или постепенную отмену санкций против Ирака. Но мы всегда добавляли при этом, что такое решение должно быть принято при условии восстановления сотрудничества между Ираком и ООН. С одной стороны, Украина, как и многие другие государства, считает, что ужасное состояние иракской экономики, страдания населения стали результатом именно санкций ООН против Ирака. С другой же — отменить санкции можно только при условии выполнения тех требований, которые содержатся в резолюциях СБ ООН. Украина, поддержавшая эти документы как член ООН, не может единолично заявить, что нужно сначала снять санкции против Ирака, а потом решать вопрос о возвращении инспекторов. Есть четкие условия, и Украина их поддерживает. Мы считаем, что если бы Ирак продемонстрировал такой уровень сотрудничества, то это облегчило бы работу тех стран, которые душой с Багдадом. То есть мы бы хотели помочь иракскому народу, чтобы страна начала нормально работать, но для этого нужно, чтобы Ирак сделал встречные шаги. Сегодня речь идет о том, чтобы Ирак четко заявил, что он готов с такого-то дня вернуть инспекторов на свою территорию.

— В прошлом году Саддам Хусейн отнес Украину к государствам-друзьям Ирака. Это — пустые, декларативные слова или они наполнены каким-то содержанием?

— Нужно учесть арабскую специфику, их менталитет. Дело в том, что в арабском мире существует условное разделение стран на три категории — братские, дружественные и враждебные. К братским странам арабы, как правило, относят мусульманские страны. Дружественные страны включают в себя все прочие, кроме врагов. Поэтому сказать, что у Украины какой-то особый статус, нельзя. Думаю, такой же дружественной страной Ирак может считать Францию, Германию или Китай. Это может объясняться, во-первых, тем, что Украина занимает нормальную, справедливую позицию относительно пересмотра санкций. Во- вторых, как мы знаем, история украинско-иракских отношений насчитывает не только десять или одиннадцать лет, когда мы стали независимыми, а еще с советских времен. Существуют цифры (хотя их сегодня трудно проверить или опровергнуть), что приблизительно 40% нефтяной инфраструктуры Ирака было построено именно украинскими специалистами. На сегодня в Украине есть десятки тысяч людей, которые еще помнят свой опыт работы в Ираке. Есть десятки тысяч иракских студентов, которые учились в Украине, вступили в брак, часть из них осталась у нас жить, часть вернулась в Ирак. Конечно, все они помнят об Украине. К тому же у Украины вообще нет врагов в мире. И быть не может. То, что Ирак считает Украину дружественным государством, только помогает нам строить отношения с Багдадом.

— Не боитесь, что украинская позиция относительно замены режима санкций против Ирака, отличающаяся от американской, может привести к новой волне публикаций в западной прессе о нелегитимном сотрудничестве Киева с Багдадом? Или с новой силой вспыхнет скандал, связанный с якобы продажей Украиной Ираку «Кольчуг»?

— Думаю, что новых скандалов вряд ли стоит ждать. Обо всем, что только можно было написать по этому поводу, кажется, уже написано. В том числе — и о «Кольчугах». Разногласия в позициях по санкциям против Ирака между Украиной и США, конечно, существуют, но такие же разногласия имеются у той же Франции или Германии. Опять-таки Украина не уникальна в этом смысле. О позиции Киева Вашингтон прекрасно знает. Иракский вопрос мы не раз поднимали во время переговоров с американцами. Я лично заявлял нашу точку зрения на последнем заседании украинско-американского комитета по вопросам внешней политики в Вашингтоне. Это только один из вопросов на повестке дня в наших консультациях с США. До сих пор, как известно, ни одного доказательства не было приведено и относительно «Кольчуг», и всего прочего. Все обвинения носят общий характер. Мы работаем четко в рамках существующего режима санкций. В Украине имеется жесткая система экспортного контроля. С появлением обвинений по вопросу «Кольчуг» информация была тщательно проверена. Мы предоставили все необходимые данные нашим партнерам и союзникам. Ни у одного из них, в том числе и у США, не возникло никаких сомнений относительно нелегитимности действий Украины. ООН так же заявила, что нет никаких оснований считать Украину виноватой.

— Какова цель распространения подобной информации?

— Речь идет о борьбе за мировой рынок оружия. Украина стабильно входит в число шести—восьми крупнейших экспортеров оружия. Конечно, это некоторым — в первую очередь, западным — фирмам не может нравиться. Идет нормальная борьба за рынок. Нам, конечно, жаль, что иногда используются не очень честные методы, распространяется непроверенная информация. Она вызывает негативное внимание к Украине. Это — нечистоплотная игра, но мы к этому привыкли. Думаю, нам нужно просто продолжать следовать четко той системе контроля за экспортом оружия, которая у нас существует. Тогда и не будет никаких оснований для дальнейших обвинений.

— Если в решении иракского вопроса Украине придется выбирать между международным правом и отношениями с Соединенными Штатами, что выберет Киев?

— Конечно, справедливость и принципы международного права, поскольку Украина на этом стояла и будет стоять. Это всегда для нас было святым. То есть наш приоритет: Устав ООН и принципы международного права.

— Выходили ли на связь с нашими дипломатами Соединенные Штаты по вопросу ограждения собственных миротворцев от Международного уголовного суда (МУС), как Вашингтон сделал в случае с Румынией и Израилем?

— Да, у нас есть официальное обращение США, в котором Вашингтон предложил Киеву подписать такое же соглашение. Поступило оно недавно, потому пока что изучается как с юридической, так и с политической точки зрения. Думаю, через несколько недель сможем говорить о каком-то результате. Украина с самого начала, как только начиналась работа над созданием Международного суда, однозначно поддерживала этот орган. Киев одним из первых подписал Устав МУС. Правда, пока что мы не ратифицировали его. Конституционный Суд Украины подтвердил, что это требует внесения изменений в Основной Закон Украины. МИД, Минюст, другие органы сейчас находятся в процессе согласования этих изменений, чтобы потом предложить их Верховной Раде. Но соглашение, которое предлагают подписать Украине Штаты, в известной степени не совпадает с духом и принципами Устава Международного суда. Речь идет фактически об его пересмотре. Для этого необходимо будет собирать всех участников Устава. А потом — или его менять, или вносить какие-то коррективы, чтобы они устроили США. Мы понимаем озабоченность Вашингтона. В то же время мы не можем отойти от нашей принципиальной позиции в поддержку МУС. Несогласие США создаст очень много коллизий и этот орган не будет эффективным, если к нему не присоединится Вашингтон. Нужно искать какие-то пути, вести переговоры и решать вопрос. Многое зависит от позиции Европейского Союза. ЕС категорически не приемлет такое отношение США к Международному суду. Украина, объявившая своим приоритетом вступление в ЕС, не может не считаться и с этим. Ведем переговорный процесс со странами ЕС, чтобы найти оптимальное решение.

— Когда Украина сможет ратифицировать документ об участии в Международном суде?

— Хотелось бы, чтобы до конца года дело было завершено. Все зависит от того, насколько быстро наши министерства проработают вопрос. Но это только первый шаг, который можно осуществить в течение нескольких недель. Главная проблема — внесение поправок в Конституцию. Знаете, как болезненно воспринимается внесение изменений в Конституцию нашими парламентариями. Мы будем пытаться убедить депутатов, что вопрос нужно решать немедленно. Украина не может так просто выпасть из деятельности МУС. Мы когда-то понесли значительные потери, из-за того что несвоевременно присоединились к Конвенции ООН по морскому праву. Не стоит повторять ошибки.

— Возможно, стоило бы получить какие-то выгоды от подписания соглашения с американцами? Скажем, содействие более быстрому продвижению Украины в НАТО...

— Для того, чтобы требовать какие-то дивиденды, нужно сначала внимательно изучить суть вопроса. Я бы не стал так просто ставить во взаимозависимость подписание соглашения между США и Украиной относительно Международного суда и вступление Украины в НАТО. Это разные вещи: МУС начинает действовать фактически в сентябре, а что касается вступления Украины в НАТО, то на это уйдет еще несколько лет. Мы бы никогда не стали использовать подписание документа в какой-то торговле с США или ЕС. Мы будем принимать решение, независимо от того — помешает это или поможет нашему вступлению в НАТО, ЕС. В первую очередь нужно учесть юридические аспекты и то, что МУС является тем органом, в работе которого весьма заинтересована Украина.

— Правда ли, что Леонид Кучма должен встретиться с Джорджем Бушем до ноября, то есть до саммита НАТО в Праге?

— Такого подтверждения нет. Предусматривается возможность, как вы сказали, встречи в Праге. Это — точно. А раньше? Трудно сказать, поскольку нужен соответствующий формат. Встреча могла бы состояться, например, во время какого-то международного форума. На сессии Генассамблеи ООН, которая открывается в сентябре, наверное, это невозможно, потому что участие нашего Президента там не планируется. Он будет участвовать в саммите по вопросам экологии в Южноафриканской Республике, но там, насколько мне известно, не будет Буша. Сейчас — каникулярный период, поэтому эти вопросы активно не обсуждаются. Возможно, в начале сентября мы еще вернемся к ним. Но сейчас мне неизвестно, чтобы планировалась встреча президентов до Праги.

Сергей СОЛОДКИЙ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments