Без своей собственной национальной аристократии, без такого меньшинства, которое была бы активное, сильное и авторитетное, чтобы организовать пассивное большинство нации внутри и тем защитить ее от всяких вражеских набегов извне, не может быть нации.
В'ячеслав Липинський, український політичний діяч, історик, теоретик українського консерватизму

В Брауншвайге вспоминают о Бабьем Яре

25 ноября, 1999 - 00:00

«Моя дорогая Ханна!» — так называется спектакль, посвященный событиям 1941 года в Бабьем Яру и поставленный на сцене брауншвайгского театра «Лот».

Уже в третий раз режиссер «Лота» Гилберт Холтсганг создает спектакль о нацизме. Спектакль о Бабьем Яре поставлен по письмам «с Востока» сержанта резервного политического батальона Германна Гишена. «Моя дорогая Ханна! — писал он более полвека назад. — ...В России мы будем иметь дело с темными элементами. Майор говорит: немедленно расстреливайте любого подозреваемого. Я с нетерпением жду этого». Или из другого письма: «...тут приходишь в ярость и хочешь перестрелять всех русских...». Постепенно перед зрителем разворачивается картина трагедии сентября 1941-го, когда на киевском «поле смерти» под названием Бабий Яр было убито, по сведениям рейха, 33771 еврея. Позже, правда, выяснилось, что жертвами стали люди и других национальностей.

Обращаясь к теме преступлений нацистов, режиссер Холтсганг попытался как можно выразительнее воссоздать атмосферу угнетения. «Моя дорогая Ханна» проходит поэтому не на традиционной сцене «Лота», а в бывшей казарме. Среди немногочисленных декораций — решетка. Вообще спектакль можно назвать документальной постановкой — помимо писем Германна, актеры зачитывают донесения эсэсовцев и полицаев об акции в Бабьем Яру. И если Германн, 45-летний бывший коммерсант из Бремена, представлен там, скорее, как несколько наивный полицай, днем и ночью думающий о своей семье, то таким не выглядит Фридрих Жекелн — координатор карательной акции в Украине, а потом в Балтии. В спектакле это имя занимает особое место — именно он, помимо Гитлера и его ближайшего окружения, считается одним из главных виновников трагедии в Бабьем Яру.

Германия не устает обращаться к теме национал-социализма. Вспоминают, конечно, и события в Украине. Но о них в небольших городах — таких, как Брауншвайг — говорят не часто. То, что в спектакле рассказывается именно о Бабьем Яре, не случайно: при упоминании преступлений нацистов в числе первых называют именно это «поле смерти». «Я не бывал в Украине, но посетил Россию, — сказал «Дню» Рудгер Гишен — сын автора писем, по которым поставлена «Моя дорогая Ханна». — Люди там считают, что национал-социализм был исторической ошибкой. Меня радует такое понимание».

Наталия ВИКУЛИНА, «День», Брауншвайг
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ