История - сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего
Сервантес Сааведра, испанский новеллист, драматург и поэт, классик мировой литературы

Жасминовая революция в Тунисе,

или «Харисса»<sup>*</sup> для реформатора
17 января, 2011 - 20:32
ФОТО РЕЙТЕР

17 декабря в городке на юге Туниса 26-летний безработный с университетским дипломом осуществил попытку публичного самосожжения. Перед тем у Мохаммеда Бусазизи полиция конфисковала нехитрый товар — овощи, которыми он торговал на улице. А чтобы наказанный за неразрешенную торговлю лучше осознал свою вину, женщина-полицейский надавала ему пощечин и плюнула в лицо. На следующий день еще несколько безработных повторили его поступок, а сотни местных безработных вышли на демонстрацию с требованием хлеба и работы. Протесты быстро распространились на другие города, а через неделю достигли и столицы. И это притом, что местные медиа об этом молчали. Информационную блокаду прорвал сам президент Зин аль-Абидин Бен Али, который уволил местного мэра и ту женщину-полицейского и посетил пострадавшего в больнице. Точнее, посмотрел на умирающее забинтованное тело. Один из арабских обозревателей тогда пророчески прокомментировал: на самом деле, Бен Али смотрит на свое умирающее президентство. Между тем полиция уже застрелила десятки манифестантов, и к их требованиям хлеба и работы добавилось еще одно: «Прекратите нас убивать!». Бен Али пытался успокоить народ не только пулями, палками и арестами. 10 января он пообещал создать 300 тысяч рабочих мест. 12-го снял министра МВД и приказал освободить всех арестованных. 13-го пообещал снизить цены на хлеб, молоко и сахар. На следующий день провозгласил чрезвычайное положение и... оставил власть в руках премьера, покинув страну — он вылетел в Саудовскую Аравию. Сначала Бен Али хотел лететь в дорогую Францию, но там неожиданно отказались его принять. И это после того, как двумя днями раньше министр иностранных дел Мишель Альо-Мари не исключила предоставления Тунису «французской полицейской помощи для умиротворения». Президент Саркози, понятно, чувствовал себя неудобно: еще год назад он восхвалял Бен Али за «улучшение в сфере свобод». После побега Бен Али «проснулся» Европейский Союз, который почти через месяц от начала акций протеста увидел и осудил «непропорциональное применение силы». За эту молчанку председатель Европарламента Ежи Бузек попробовал попросить прощения сентенцией о том, что «демократические устремления граждан никогда не останутся не услышанными или без ответа». Справедливости ради следует сказать, что уши господина Бузека в последние дни перед свержением Бен Али были заняты белорусскими оппозиционерами, которые гостили у него в Брюсселе. Когда в Тунисе полиция десятками убивала граждан с «демократическими устремлениями», Бузек проникался, по его же словам, «отсутствием демократической легитимности власти в Беларуси» и предлагал наказать Лукашенко лишением участия в Олимпиаде и мировых чемпионатах. Наконец, отозвался на событие президент США Обама, который похвалил тунисский народ за «смелость и достоинство». Его предшественник Буш-младший, помнится, хвалил Бен Али: «За войну с терроризмом, экономический прогресс, свободу прессы и свободные выборы».

Жасминовая революция, как уже окрестили народное восстание, совсем не была в планах Вашингтона, когда еще Конди Райс объявляла «Большую демократическую революцию» и в качестве примера приводила Ирак, Грузию, Украину и Ливан. Более того, публично декларируя дружбу персональному союзнику, Вашингтон не прибегал к подковерному поощрению и финансированию оппозиции и выбранному на свой вкус преемнику, как, например, в случае с Египтом. И теперь в Вашингтоне ломают голову, как они просмотрели крах такой воспетой ими «тунисской стабильности» и кого поддержать в борьбе за власть, которая уже там началась.

Отношения Туниса с Евросоюзом тоже были безоблачными. Бен Али ценили за сотрудничество в борьбе с нелегальной миграцией из Африки, а также за политическую стабильность и режим абсолютного содействия европейскому капиталу. ЕС — наибольший торговый партнер Туниса. Еще в середине 1990-х заключили соглашение об ассоциации, и в течение прошлого года только и говорили о том, что Тунису вот-вот предоставят «привилегированное партнерство».

Конечно, случалось, что та или иная правозащитная организация заносила Бен Али в «список диктаторов» или «врагов прессы» (кстати, там он из года в год оказывался рядом с Кучмой). Однако в Тунисе на это мало обращали внимания (бывало, что какая-то почтенная французская институция давала президенту отличие «за развитие демократии»), а на сообщения, что тунисская полиция за раз избила и арестовала сотню протестантов, в европейских столицах никак не отреагировали.

Спрашивается, почему при таких достижениях и комплиментах со стороны ведущих демократий население потеряло ощущение счастья при руководстве Бен Али? Тем более что до последнего манифестанты не выдвигали требований его отставки, как и других политических требований, требуя только, повторим, хлеба и работы? Да и на выборах 2009 года, которые США и ЕС назвали «честными и состязательными», он получил под 90% голосов. Бен Али управлял страной 23 года, придя к власти путем мирного отречения от руководства легендарного основателя республики Хабиба Бургибы. Бен Али, по официальной версии, собрал консилиум врачей, который вынес лидеру неутешительный диагноз — «старческий маразм», а преемник уже каким-то образом убедил его написать заявление о желании отдохнуть. Получив независимость, Тунис под руководством Бургибы строил «арабский социализм», в котором приоритетом было развитие государственного сектора, индустриализация, кооперативное движение на селе, ограничение большого капитала. И, следует признать, страна успешно прогрессировала. Экономические неурядицы начались в 80-х и были вызваны не столько социально-экономической моделью (которая, например, и дальше успешно работает в Сирии), сколько неэффективным управлением. Дал о себе знать культ президента Бургибы, который из-за такого головокружения от славы и лести и ввиду почтенного возраста совсем оторвался от реальности, — и сказать, что он ударился в «хрущевский волюнтаризм», будет самой меткой характеристикой. Приход Бен Али на Западе сразу назвали «зинестройкой» — на манер горбачевской перестройки. Он внедряет многопартийность, устанавливает солидную квоту для оппозиции в парламенте и даже финансирует ей предвыборные кампании. Свой новый экономический курс президент построил по модному тогда неолиберальному рецепту и при поддержке МВФ: прежде всего, приватизация, привлечение иностранных инвестиций, свобода иностранному капиталу, сокращение социальных расходов. Тунис становится «лучшим учеником МВФ», из года в год продвигаясь все выше и выше во всевозможных рейтингах экономической свободы, конкурентоспособности и так далее. Еще свежий отчет МВФ в сентябре восхваляет Тунис за легко перенесенный мировой финансовый кризис, успешные структурные реформы, легонько предупреждает об опасности инфляции и безработицы и... советует отменить субсидии населению на продовольствие. Но как свидетельствует опыт многих стран, а теперь уже и Туниса, абсолютное большинство граждан практически не могут воспользоваться прелестями либеральной рыночной экономики. Но именно они становятся ответственными за выплату внешних долгов и кредитов с процентами. Государство отстраняется от справедливого перераспределения общественно произведенного продукта, который полностью удовлетворяет «новую элиту», и та пользуется упомянутыми прелестями в полной мере.

Эту — другую — сторону тунисской медали удостоверяют депеши американского посла 2008 г., обнародованные на WikiLeaks. Страна территориально разделена между многочисленными семьями и их не менее многочисленными друзьями самого Бен Али и его жены Лейлы. Чтобы получить возможность вести даже самый мелкий бизнес, нужно регулярно давать взятки. Хочешь получить работу на заводе — имей знакомства или же давай взятку. То же с поступлением в университет, как бы успешно ни был сдан тест. Ну, это в низах. В верхах — дела серьезнее. Каждый член президентского клана контролирует определенную территорию, на которой собирает дань. Об уплате налогов нечего и мечтать (один губернатор пожаловался было за это президенту на его дальнего родственника, после чего тот побил старика прямо в кабинете, приводит пример посол). Иностранные компании твердо знают, что для режима наибольшего содействия следует взять в компаньоны кого-то из клана президента или первой леди. «Элита» активно скупает землю и недвижимость. Словом, читаешь все это и хочешь дополнить название книги упомянутого выше коллеги Бен Али: «Украина — не Россия, а в большей степени Тунис». К тому же мораль и стиль жизни тунисской «элиты», по сообщениям посла, на диво похожи. Растущие потребности не ограничиваются контрабандными люксовыми авто — двое племянников первой леди украли яхту французского магната. Кстати, госпожа Лейла имела репутацию большого благотворителя — ее проект построения «карфагенской школы» по результатам весьма похож на проект известной нам «больницы будущего».

Кажется, теперь понятно, почему акт отчаяния 26-летнего Бусазизи, о чем шла речь в начале, стал той спичкой, которая превратила в порох хваленую «тунисскую стабильность». Демонстрации солидарности с Тунисом под лозунгами «Мы — следующие!» уже проходят в Египте и Алжире, который только что пережил подобные хлебные бунты (там правительству удалось угомонить население ощутимым снижением цен на продукты питания, но надолго ли). Арабские блогеры, обсуждая жасминовую революцию, называют ее «началом мировой антикапиталистической революции». А вот, думаю, достаточно интересна нам ремарка турецкого автора на «Твиттере»: «Я поддерживаю демократическую смену власти, но только что вернувшись из Украины, надеюсь, что в Тунисе знают, что делать дальше».

*Харисса — традиционный для тунисской кухни острый соус из красного перца и чеснока.

КСТАТИ

Тунисские правоохранительные органы с помощью водометов, слезоточивого газа и предупредительных выстрелов в воздух пытаются разогнать около тысячи человек, устроивших вчера акцию протеста в столице страны, сообщает агентство Рейтер. Порядка тысячи человек вышли в понедельник на центральную улицу города с требованием, чтобы правящая партия Туниса отказалась от власти. Демонстрации проходят и в некоторых других городах страны. Причиной сегодняшних выступлений послужили заявления о возможности включения членов бывшей правящей партии в новую правительственную коалицию. В Тунисе продолжаются беспорядки и столкновения демонстрантов с полицией. Тунисские политики пытаются взять под контроль ситуацию в стране, фактически оставшейся без власти в результате свержения президента Бен Али. В пятницу — сразу после бегства президента — по всей стране было объявлено чрезвычайное положение, введен комендантский час, запрещены любые собрания больше трех человек в общественных местах, закрыто воздушное пространство. Такие меры должны были способствовать восстановлению порядка в стране, где уже начали орудовать мародеры, а граждане приступили к созданию народных комитетов самообороны.

Игорь СЛИСАРЕНКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments