Наибольшее бедствие, которое может причинить нам враг, - это приучить наше сердце к ненависти.
Франсуа де Ларошфуко, герцог, принц де Марсийак, выдающийся французский писатель-моралист

Красные линии «скифского дела»

Какие аргументы должна готовить Украина, чтобы вернуть себе крымскую коллекцию?
7 августа, 2019 - 18:59
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Пять лет в судах Амстердама рассматривается так называемое дело скифского золота. Казалось бы, она вышла на финишную прямую. Но случился неожиданный как для украинской, так и для русской стороны поворот —  апелляционный суд собирается упразднить предыдущее решение Окружного суда Амстердама, принятое в интересах Украины.

ПРЕДЫСТОРИЯ СПОРА

Напомним, еще в феврале 2014 года, к оккупации Крыма, коллекция из его четырех музеев была вывезена на выставку «Крым — золотой остров в Черном море» в музей Аларда Пирсона в Амстердаме. 565 экспонатов и музейных предметов (2111 единицы хранения), которые составляют эту коллекцию, с тех пор зовут коротко — «скифское золото», хотя, собственно, далеко не все ценные предметы коллекции сделаны из золота, не все являются изделиями скифских мастеров. Так или иначе, сразу же Украина заявила, что вывезенная коллекция — это наша собственность, потому Нидерланды должны отдать вывезенные ценности именно нам. 

До последнего времени нашей команде, а это юристы Министерства юстиции, представители Министерства культуры, специалисты украинского адвокатского объединения «Козьяков и партнеры» и нидерландской юридической фирмы «Bergh Stoop & Sanders N.V.», удавалось отстаивать украинскую позицию. 14 декабря 2016 года Окружной административный суд Амстердама принял решение о том, что экспонаты крымских музеев должны быть возвращены в Украину.

Из 2017 года за апелляционной жалобой крымских музеев дело изучает Апелляционный суд Амстердама.  Решение по делу о скифском золоте должно было появиться 11 июня этого года, и впоследствии срок был изменен на 16 июля. В тот день Апелляционный суд Амстердама отложил вынесение окончательного решения, но принял важное промежуточное решение по делу. Сторонам выделено два месяца для предоставления запитуваної судорог информации, а уже потом суд рассмотрит дело дальше. Очевидно, уже в этом году суд может решить, кому возвращать коллекцию крымских музеев.

ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

ПОЧЕМУ РОССИЯ ПРАЗДНОВАЛА ПОБЕДУ?

Рост шансов РФ по этому делу и необходимые Украине для победы аргументы недавно обсуждали на специально сзываемом круглом столе в Институте государства и права имени В.М. Корецкого НАН Украины при участии приглашенных специалистов Института экономико правовых исследований НАН Украины, Союза археологов Украины, Министерства культуры, Министерства юстиции, Верховного суда, ряда других научных учреждений, музеев и общественных организаций. В целом участие приняло свыше 40 лиц.

Председатель Совета молодых ученых Отделения истории, философии и правая НАН Украины, старший научный сотрудник отдела историко-правовых исследований Института государства и права имени В. М. Корецкого НАН Украины Александр МАЛИШЕВ изучал с помощью словарей решение Апелляционного суда Амстердама (дальше — промежуточное решение) языком оригинала, чтобы глубже понять все риски и подводные камни. По его словам, россияне праздновали победу после 16 июля. До этого максимум, на что они рассчитывали, — затаскивать дело как можно дольше.

«Суд первой инстанции легко отбросил положение кредитных договоров между музеями, за которыми экспонаты после завершения выставки должен быть возвращен к крымским музеям, — рассказывает господин Александр. — В настоящих самых договорах прописано, что коллекции принадлежат к государственной части Музейного фонда Украины. Вещественное право здесь доминирует над обязательственным правом. Ведь важнее является то, кому принадлежит вещь, а не то, какие договорные обязанности относительно нее у третьих лиц». 

«С другой стороны, Россия достаточно удачно спекулировала на непонимании европейцами нашей постсоветской правовой специфики права государственной собственности и имущественных прав государственных юридических лиц и заводила этим суд в тупик, — продолжил научный работник. — Впрочем, суд первой инстанции решил не выяснять вопрос, чье имущественное право сильнее — государства или музеев, а применил процедуру возвращения незаконно вывезенных культурных ценностей согласно Конвенции ЮНЕСКО 1970 года о мероприятиях, направленных на запрещение и предотвращение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности. Такой подход советовала и украинская сторона. Конвенция предусматривает, что культурные ценности могут быть законно вывезены лишь на основании разрешения страны происхождения. Но это правовое основание теряется, если разрешение из определенных причины теряет действие, как это имело место в нашем случае».

ФАНТОМНЫЕ КРЫМСКИЕ МУЗЕИ

Нидерланды должны были бы вернуть вывезенные ценности государству происхождения, то есть Украине, а украинский суд решил бы, кому это должно принадлежать. «Это кое-что компромиссное решение также дало возможность положить на Украину расходы за хранение коллекции. Музей Аларда Пирсона требовал почти 400 тысяч евро, но суд присудил 111 тысячи евро состоянием на конец 2016 года. Если бы было признано окончательно, что золото принадлежит Украине, а требования крымских музеев безосновательны, тогда все расходы были бы положены на сторону, которая проиграла суд», — уточнил Александр Малишев.

Чтобы усилить свою позицию перед рассмотрением дела в Апелляционном суде, украинская сторона заказала экспертный вывод у британского профессора Патрика О’Кифа. «Один из центральных пунктов вывода О’Кифа  касался того, что вывоз — это не только процесс пересечения границы. Если вещь должна быть в итоге возвращена определенному государству, то лишь с момента возвращения можно говорить, что вывоз завершен. Если разрешение на вывоз теряет действие уже после законного пересечения границы, то вещи все равно становятся незаконно вывезенными. Кроме того, Украина апеллировала до того, что по этому делу крымские музеи являются так называемыми фантомными сторонами. Они выступают под украинскими названиями, будто оккупация Россией Крыма никак на них не повлияла. Но крымские музеи, как украинские юридические лица, существуют только в этом судебном процессе, потому что уже давно созданы аналогичные русские музеи, которым передано все их имущество», — прибавил наш собеседник.

В промежуточном решении оба аргумента не были учтены, суд признал крымские музеи надлежащими сторонами. Конвенция ЮНЕСКО 1970 года, по мнению апелляционного суда, применению по этому делу не подлежит. В дальнейшем суд планирует рассмотреть дело по украинскому законодательству как обычный имущественный спор Украины и украинских музеев.

«РАЗРУШАЕТСЯ ЛОГИКА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА»

Чтобы повернуть чаши весов на нашу пользу, Министерство юстиции собирается оскаржувати промежуточное решение в Верховном суде Нидерландов. Но прежде чем подать такой иск, нужно получить разрешение. Апелляционного суда, которым это решение и постановлено. Такие тонкости нидерландского законодательства. Минюст уже обратился в суд за таким разрешением. Если разрешение будет предоставлено, то Верховный суд скорее всего упразднит промежуточное решение. Если же дело будет рассматриваться в плоскости, к которой возводит Апелляционный суд, открывается большое поле непрогнозируемых поворотов и манипуляций со стороны России.

«Апелляционный суд своим промежуточным решениям зашел за определены красные линии, нам нужно артикулировать этот вопрос на международном уровне. Недавно появилось правительственное заявление от США, что нужно вернуть Украине скифские сокровища, — прибавил Александр Малишев. — Но опасений немало. Суд хочет рассматривать дело скифского золота сугубо как имущественный спор, не учитывая факт оккупации Крыма и соответствующего международно-правового контекста. Изменение правительства в Украине тоже может повлиять, потому что непонятно, останется ли нынешняя команда опытных специалистов, которая ведет это дело. Вряд ли суд второй инстанции отменяет предыдущее решение, вынесенное на нашу пользу, чтобы принять новое решение снова на нашу пользу. Решение первой инстанции не имело никаких оснований для опровержения. Оно серьезно и юридически выверено, комплексно анализирует международное право, законодательство Украины и Нидерландов. Его общий объем — около 20 страниц. Я не представляю, чтобы какой-то наш местный суд так обстоятельно мотивировал свое решение. Зато суд второй инстанции своими коллизионными нормами разрушает всю логику международного права в сфере охраны культурного наследия».

По итогам научно экспертного круглого стола «Дело о скифском золоте: текущее состояние и перспективы» научные работники готовят резолюцию, обращенную к президенту, премьер-министру, министру юстиции и министра культуры. Основной посыл — дело скифского золота нужно держать под контролем, предоставить ей большей публичности, а также мобилизировать профессиональное сообщество и гражданское общество Украины. Кроме этого, научные работники выискивают необходимые акценты для юридической аргументации украинской позиции, также готовят рекомендации, как учесть опыт скифского дела в будущем.

КОММЕНТАРИЙ

Наталия ЗАБОЛОТНАЯ, экс-директор «Мистецького Арсеналу», президент Фонда гуманитарного развития Украины

В 2014 году крымскую часть скифского золота наше государство тоже могло забрать до выяснения обстоятельств. Но нидерландцы попросили финансовые гарантии, в частности, на случай дополнительных судов с Россией. Поэтому представители власти отказались от этого.

Проиграть сейчас борьбу за золото — все равно, что проиграть войну с Россией. Поэтому нужно мобилизовать президента, премьера, культурных экспертов и лучших юристов, провести стратегическое совещание по возвращению коллекции в Украину. Это будет лакмусовой бумажкой для новой власти — имеет культура для них значение или нет. Особенно на фоне идей о слиянии министерств.

После возвращения в Украину этими экспонатами полностью может распоряжаться основной хранитель скифского золота — Национальный музей истории Украины. Эти вещи, да и в целом национальное культурное наследие следует сделать доступным и для украинцев, и для иностранцев, в частности и на диджитал-платформах. Единый реестр культурных ценностей также помогал бы управлять огромными музейными фондами, искать пропавшие произведения и тому подобное. И в судах Амстердама служил бы дополнительным доказательством, если бы был создан раньше.

Инна ЛИХОВИД, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ