Принимающий зло без сопротивления становится его пособником
Мартин Лютер Кинг, лидер движения в борьбе против расизма, награжден Нобелевской премией мира 1964 года

Мера, вкус и реставрация

19 апреля, 2003 - 00:00

Празднование Международного дня памятников и выдающихся мест в начале восьмидесятых ввел Международный совет ИКОМОС при ЮНЕСКО. Через 16 лет, в 1999-м, указом Главы государства Украина также подключилась к всемирным торжествам, чем подчеркнула исключительную роль объектов культурного наследия. По этому поводу вчера в стенах Киевгорадминистрации зачитали поздравления от Президента страны, премьер-министра, главы Верховной Рады, мэра столицы, Государственного комитета по строительству и архитектуре и наградили многих специалистов, причастных к делу сохранения памятников истории и культуры, грамотами, памятными знаками, ценными подарками и орденами.

Поощрять есть за что: реставраторам и памятникоохранным организациям приходится (впрочем, как и многим другим) работать в условиях извечных «недо», главное из которых, конечно же, — недофинансирование. По-хорошему, то бишь, по подсчетам самих специалистов, содержание культурно-исторического «хозяйства» (обследование и реставрация памятников национального значения) «тянет» приблизительно на 93 млн. гривен: главный финансовый документ страны предусмотрел на эти цели в текущем году 9,5 млн. грн. Сколько выделят реально, остается, понятное дело, под вопросом —практика прошлых годов показывает, что в полной мере отрасль средствами не снабжают.

На этом фоне возникает дилемма, разрешить которую «памятникоохранники» с разной позицией не могут по сей день: стоит ли возрождать утраченные объекты в условиях, когда по- настоящему уникальные экспонаты планомерно приходят в упадок? К примеру, «официальные» охранные учреждения в столице считают необходимым возобновить (то бишь, отстроить заново) утраченные при советской власти отдельные объекты (а это более 90 сооружений), ссылаясь на мнение авторитетных архитекторов прошлого и классиков литературы — в правильности этого шага был убежден Олесь Гончар (сегодня существует Фонд восстановления историко-архитектурного наследия, который носит имя писателя). Однако «оппозиционные» столичным чиновникам архитекторы считают нынешнюю политику «очковтирательством». В частности, архитектор Лариса Скорик утверждает: под лозунгом возрождения духовности массово отстраиваются второстепенные сооружения, причем расценки на строительные работы оформляются как на реставрационные — последние раз в пять выше обычных. «Несомненно, есть отдельные утраченные объекты, без которых комплекс сооружений или город в целом представить сложно», — говорит директор Института археологии Петр Толочко. — Но поставленная «на поток» отстройка культовых сооружений, ставит под сомнение те девизы, которыми руководствуются строители».

До сих пор не сняты противоречия между необходимостью современного развития городской инфраструктуры и сохранением исторической части города, примером чему могут служить протесты против изменения внешнего вида Софиевской площади, Крещатика и т. д. С одной стороны, понятно, что со временем даже в охранных зонах требуются реконструкция, застройка или просто элементарное благоустройство — уже сейчас много зданий в районе той же Софии находятся в неудовлетворительном состоянии, отмечает глава Государственной службы охраны культурного наследия Николай Кучерук. Тем не менее, есть понятие об ансамбле, определенные архитектурные каноны (как «вписывать» современные постройки в историческую среду), этические нормы, наконец. И чтобы не было неприятных разговоров, подобных недавним дебатам насчет фитнесс-центра или возмутившего общественность строительства гостиницы напротив Софии, следует, по его мнению, наконец-то разработать проект детальной планировки города — план регенерации территорий, в котором четко и ясно обозначить: где, как и в каком виде может быть осуществлена очередная архитектурная идея. «Инвестор, который хочет вложить деньги в конкретную территорию, должен быть поставлен в известность: в данном месте может быть такая-то высотность, такая-то площадь здания, — отмечает глава Госслужбы. — У нас строительство нередко начинается с неотработанных решений под магическим влиянием слова «инвестиции». В результате архитекторы идут на компромисс с совестью, уже утвержденное и начатое строительство срочно «подгоняется» под стандарты. К примеру, уже в процессе начинают решаться вопросы об уменьшении высоты здания». Еще одной причиной перманентного конфликта общественности и архитектурных чиновников собеседник «Дня» считает патологическую неспособность как общества в целом, так и отдельных его представителей в «высокопоставленных креслах», воспринимать законодательство как норму, необходимую к исполнению. Поэтому законы в Украине, в том числе и памятникоохранные, не работают. Отечественная законодательная база об архитектуре и охране памятников, по мнению Н. Кучерука, достаточно проработана. «В той же Англии в законах также можно найти пункты, которые друг другу противоречат, а значит — закон тоже можно не исполнять. Тем не менее, они куда более законопослушны». И проблема — не в якобы отсутствии контроля за действиями отдельных чиновников: над каждым контролера не поставишь, да и нигде в мире подобное не практикуется, говорит он. «Архитектурных скандалов вокруг памятников старины было бы значительно меньше, если бы выполнялись простые правила: существовала бы ответственность, отсутствовали излишняя амбициозность и тотальное неприятие советов. А главным способом контроля стала бы открытость принимаемых решений».

Наталья МЕЛЬНИК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ