Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Смерть за пультом

Балет о любви — посвящение маэстро Рябову
26 декабря, 2002 - 00:00

В Национальной опере Украины появилась хорошая традиция, отмечая знаменательные даты, вспоминать выдающихся мастеров, прославивших столичную сцену. В этот раз балет «Ромео и Джульетта» посвятили прекрасному дирижеру Олегу Рябову, которому 23 декабря исполнилось бы 70 лет. Но до этого юбилея замечательный маэстро не дожил. Шесть лет назад он умер прямо на репетиции оперы «Сельская честь» Масканьи... Но память об Олеге Михайловиче жива. В репертуаре киевской Оперы по сей день масса спектаклей, которые родились благодаря таланту этого музыканта.

— Очень редко в истории театра бывает, когда балетмейстер и дирижер находят друг друга. Тандем Рябов-Шекера подарил прекрасные работы, — подчеркнул президент Украинской академии танца Юрий Станишевский. — Олег Михайлович был художником не просто масштабным, а я бы сказал, универсальным. Музыкант, который блистательно чувствовал себя в любой стихии: в операх и балетах. Он вырос и сформировался в киевском театре. Здесь был его родной дом. Работал и в Москве, стажировался в Большом театре. Геннадий Рождественский очень высоко оценил талант украинского дирижера. Впервые став за дирижерский пульт тогдашней первой оперной сцены страны, и не только слушатели, но и коллеги музыканты признали Олега Михайловича настоящим мастером. Ему прочили фантастическую карьеру, но Рябов все же вернулся в Киев. Здесь начался его новый этап в творчестве. Маэстро стал ведущим дирижером театра.

Трудно разделить, что больше любил Олег Михайлович — оперу или балет. Ведь его супругой была прекрасная певица Клавдия Радченко, а лучшим другом — великий хореограф Анатолий Шекера. Огромная заслуга Рябова, что он раскрыл массу новых имен. Маэстро был дирижером-стилистом. Он тонко чувствовал стиль произведений Моцарта, Верди, Пуччини, Прокофьева, Данькевича. Он учил молодежь. Много спектаклей делал с новичками. Благодаря Рябову немало талантливой молодежи пришло в киевскую Оперу. Например, он раскрыл талант тенора Михаила Дидыка. После партии Пинкертона в «Чио-Чио-сан» начался взлет этого певца. У Олега Михайловича певцы, танцоры, оркестранты проходили высшую музыкальную академию мастерства.

Самый большой подарок судьбы, что Рябов и Шекера встретились для того, чтобы создавать шедевры. Вершиной стал балет «Ромео и Джульетта». Партитура необычайно сложная. В версии А. Шекеры такое богатство нюансов и красок, что только большим мастерам под силу исполнять спектакль.

— Когда появилась идея поставить балет «Фантастическая симфония» Берлиоза, где я стал либреттистом, Анатолий Шекера — хореографом, а Рябов — дирижером, именно тогда я понял, насколько тонко Олег Михайлович чувствовал музыку. Не только как профессионал — математик в дирижировании, но и душой, — вспоминает заведующий литературной частью театра Василий Туркевич. — Это редкое сочетание. Ведь есть дирижеры, блестяще владеющие техникой, но их исполнение оставляет равнодушными слушателей. После Стефана Турчака Олег Рябов был вторым дирижером в нашем театре. Особенно хорошо ему удавались произведения западноевропейской классики. Он ставил «Лючию ди Ламмермур», «Риголетто», «Дон Карлоса», «Чио-Чио-сан», «Тоску», «Паяцев» и др. На мой взгляд, его «коньком» были оперы и балеты итальянских авторов.

С именем Рябова, как дирижера- постановщика, связаны лучшие балеты театра: «Спартак», «Лилея», «Лебединое озеро». Дирижировал спектаклями: «Голубой Дунай», «Бахчисарайский фонтан», «Болеро» и др. Но балет «Ромео и Джульетта» — особая страница в творчестве музыканта. Это спектакль-легенда, получившая «золотую» медаль ЮНЕСКО, до сих пор проходит не просто с аншлагами, а переаншлагами. Уже четыре поколения танцовщиков выросли и раскрыли свой талант на этом балете. Мы его показывали практически на всех континентах и всегда успех у публики.

Смерть настигла Олега Михайловича внезапно. У него было больное сердце, перенес инфаркт. Когда произошло несчастье, и Рябов умер, то многие вспомнили его слова: «Я буду самым счастливым человеком, если умру за пультом». Так и случилось. В нашем театре это второй случай. В 1939 году прямо во время спектакля умер дирижер Владимир Дранишников, а смерть Олега Михайловича настигла на репетиции одной из лучших опер — «Сельской чести». Балет «Фантастическая симфония», над которым работал Рябов, пришлось довить до премьеры Владимиру Кожухарю.

В «Ромео и Джульетте», которую нынче посвятили памяти маэстро, главные партии исполняли солист Белградского театра оперы и балета Константин Костюков (Ромео) и прима киевской Оперы Наталья Лазебникова (Джульетта). Ярко и самобытно танцевали свои роли Игорь Булычов (Тибальд), Максим Мотков (Меркуцио), Сергей Сидоренко (Бенволио). Все участники спектакля были прекрасны: от солистов до кордебалета. За дирижерским пультом — Аллин Власенко.

После балета Константину Костюкову вручили диплом и премию им. А. Шекеры, отметив самобытный талант и мастерство танцовщика, воспитанника Анатолия Федоровича. Он перетанцевал во многих балетах своего учителя, окончил курс хореографов в Национальной академии танца Украины. Костюков продолжает шекеровские традиции в Белграде, но не забывает о киевском театре, в котором он дебютировал в «цыганском» дивертисменте в «Дон-Кихоте». Именно на этой сцене он стал солистом. Его лучшими работами считаются Спартак из одноименного балета Хачатуряна, Альберт («Жизель»), Ромео из прокофьевского «Ромео и Джульетта». В Белграде Константин Костюков не только ведущий премьер, но и сам ставит балеты.

Традиции Шекеры и Рябова продолжают ученики. Их спектакли являются украшением киевской Оперы.

Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments