В темные времена хорошо видно светлых людей
Эрих Мария Ремарк, немецкий писатель

Ткань как особенный язык церкви

В Киеве представили книгу Юлии МАТВЕЕВОЙ, которая «возвращает смыслы» мозаикам Равенны и не только им
13 сентября, 2017 - 18:43

12 сентября в Открытом православном университете святой Софии-Премудрости состоялась презентация книги «Декоративные ткани в мозаиках Равенны». По словам автора Юлии Матвеевой, церковь издавна была преисполнена тканями. Хотя образцы V—VI веков не сохранились до наших дней, однако их можно изучить благодаря мозаикам храмов Равенны, которые содержат изображение множества текстильных предметов.

НАСТОЯЩИЙ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ

«Когда только начинала заниматься темой тканей в мозаиках Равенны, мне казалось, что берусь за очень узкую тему. Но постепенно год за годом эта тема открывалась невероятными, новыми гранями. В результате, когда книга была завершена, оказалось, что эти ткани привели меня к основополагающим вещам. Они дают нам возможность не просто понять, как все было устроено в церкви, как использовались ткани, но и осознать, что именно вкладывали тогда люди в произведения. Ведь искусство V—VIІ вв. нам часто очень нравится. Однако мы не можем пережить его в полной мере так, как люди того времени», — утверждает автор.

Действительно, смыслы, которые были понятны христианам V—VIІ вв., в настоящее время стали особенным языком, своеобразным шифром. Для того чтобы разгадать его, понадобится привлечение не только сведений о тканях. Например, завеса на мозаике становится лишь первой «зацепкой». А дальше, по словам Юлии Матвеевой, «каждое изображение начинает обрастать отрывками текстов того времени».

АПЛОДИСМЕНТЫ КНИГЕ И ЕЕ АВТОРУ ЮЛИИ МАТВЕЕВОЙ — ОТ ПРОТОИЕРЕЯ ГЕОРГИЯ КОВАЛЕНКО, РЕКТОРА ОТКРЫТОГО ПРАВОСЛАВНОГО УНИВЕРСИТЕТА СВЯТОЙ СОФИИ-ПРЕМУДРОСТИ

Ткани в церкви — это значительно больше, чем элемент композиции. Это особенный язык церкви. Именно они становятся элементом, который соединяет сюжеты внутри храма. Более того, еще у древних этрусков было понимание храма как шатра, который закрепился на длительное время. А в христианской традиции небо воспринимается как то, что Бог растянул подобно ткани.

Благодаря такой символической наполненности анализ даже одной завесы может привести к неожиданным выводам. А научное исследование превращается в увлекательный культурологический детектив.

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ АРХАИЧНЫХ ОБРАЗОВ

Сначала об орнаментах на тканях, ведь и они могут содержать скрытый смысл. Например, в храме часто можно натолкнуться на изображение цветка с сердцевидными лепестками и зеленым крестом на них. В природе такого цветка не существуют. Однако есть растение с сердцевидными лепестками — мальва. Исследовательница решила узнать, почему этот цветок так популярен в христианских изображениях.

Выяснилось, что мальва — архаичная еда народов Средиземноморья. Отсюда и обычай сажать мальвы на могилах, ведь считалось, что мертвые будут есть ее и продолжать жить. Таким образом, мальва была едой, хлебом, который давал вечную жизнь. С приходом христианства этот образ обрел новое значение. Ведь Христос — хлеб жизни. Поэтому эти образы объединились, а, чтобы не было языческой трактовки, то на цветке рисовали крест.

КЛЮЧИ К РАЗГАДКЕ РАВЕННСКОЙ МОЗАИКИ

Исследователи фрески базилики Сан-Витале «Императрица Феодора со свитой» не раз ставили вопрос, куда направляется владычица Византии. Одна из версий — императрица идет на хоры храма. С первого взгляда, трудно ответить, так ли это, или нет. Кто знает, что имели в виду мастера того времени. Эта мозаика — как будто текст, написанный неизвестным языком. Мы его видим, но прочитать не можем. Точнее, не могли. Потому что Юлия Матвеева таки нашла ключи к разгадке. Ими стали завесы.

Дело в том, что завесы — важный смысловой элемент в храме. Они отделяли священное пространство от мирского, недаром перед алтарем висели завесы (в настоящее время эту функцию выполняет иконостас). Поэтому можно допустить, анализирует исследовательница, что императрица направляется к алтарю. Однако, как тогда быть с запрещением для женщин находиться там. Это побуждало автора обратиться к тогдашним документам.

Оказывается, что вход в алтарь был запрещен всем мирянам, кроме императора. В источнике ничего не упомянуто об императрице. Однако из других исторических трудов известно, что по решению Юстиниана, мужа Феодоры, его жена имела те же права, что и ее император, то есть могла заходить в алтарь.

Более того, если принять именно эту версию, то оживают, возвращая забытый смысл, и другие детали на этой мозаике. В частности, почему в руках Феодоры причастная чаша (по традиции, раз в году властитель государства должен был приносить ее в алтарь). Почему на первом плане картины не Феодора (!), а источник, который напоминает фонтан. Как считает исследовательница, этот источник — символ Христа, вечной жизни. Поэтому Феодора идет к нему (равно как и волхвы, которые изображены на ее одежде!), чтобы принести дары.

Но это еще не все секреты этой мозаики. Исследовательница также обращает внимание на группу людей, которые остановились под другой завесой, и стоят, будто прикованные к месту. Она вспомнила, что уже наталкивалась на что-то подобное в текстах. Действительно, в Византии существовал определенный ритуал для почтенных гостей или богатых людей, для которых посреди зала натягивали завесу, а они должны были стать под ней и не переступать дальше.

Следовательно, именно в таких, неприметных на первый взгляд, деталях кроется разгадка мозаики «Императрица Феодора со свитой». Это не просто обычный день из жизни владычицы Византии, а особенный в истории церкви момент, когда дары приносила императрица. Интересно, что хоть эта мозаика является всемирно известной, настоящий ее смысл стал понятен только сейчас. А подсказками для этого послужили ткани. И это далеко не единственное открытие исследовательницы.

КНИГА, КОТОРАЯ ВОЗВРАЩАЕТ СМЫСЛЫ

Книга «Декоративные ткани в мозаиках Равенны» рассказывает о еще одном языке церкви, которому раньше уделяли недостаточно внимания. Без этих знаний мозаики Равенны интересны только для искусствоведов, а для остальных — это просто эпизоды из жизни императорского двора, где завесы — это интерьер, а цветы — украшения. Именно поэтому эту книгу можно назвать такой, что возвращает смыслы. И не только мозаикам Равенны. На этом примере можно проследить, как незначительные детали содержат в себе невероятную по глубине историю. Такие книги напоминают, что наш мир преисполнен множеством знаков и смыслов, главное— уметь их прочитать.

Мария ЧАДЮК, фото Артема СЛИПАЧУКА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments