Сжалься, Боже, над Украиной, чьи сыновья не вместе!
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман

Атака на PSO или на украинцев

«День» разбирался, почему менеджменту «Нафтогаза» недостаточно 250% рентабельности
15 марта, 2018 - 11:29
ФОТО ИЗ АРХИВА "Дня"

Рыночные цены, как известно, регулируются в основном спросом и предложением, а еще — конкуренцией. И когда украинское правительство отказалось от контроля за ценами продовольственной группы товаров, это не вызвало особых протестов и почти не сказалось на покупательной способнсти населения. Ведь конкуренция в этой области у нас довольно высокая. Если в одной торговой сети цены высокие, покупатель перемещается в другую и несет свои деньги именно туда.

Несколько иначе обстоит дело в энергетике и жилищно-коммунальном хозяйстве. Тут у граждан практически нет выбора, поскольку цены диктуют монополисты. Причем их тарифы для населения просто шокируют.

Тем не менее, заявление вице-премьер-министра Украины Владимира Кистиона, сделанное на прошлой неделе на круглом столе в парламенте, почему-то не привлекло особого внимания украинских медиа. Напомним. По его словам, оптовая цена газа, который государственная газодобывающая компания «Укргазвыдобування» продает «Нафтогазу Украины», обеспечивает больше чем 250% прибыльности.

Как же используется эта явная сверхприбыль? По данным вице-премьера, это делается из рук вон плохо. Оказывается, инвестиционная программа «Укргазвыдобування» на 2017 год в рамках проекта финансового плана составляла 30 миллиардов гривень, а реальне ее выполнение — лишь 9 миллиардов. При этом Кистион добавил, что сегодня эта госкомпания имеет очень много лицензий на добычу газа, которые  не используются и «лежат мертвым грузом».

Глава «Нафтогаза» Андрей КОБОЛЕВ не стал возражать в отношении чудовищной прибыльности бизнеса «Укргазвыдобування», но опроверг данные Кистиона в отношении неиспользуемых лицензий.  По его словам, из-за административных барьеров компания не может начать работу только на некоторых лицензионных участках на Полтавщине.

Тем временем в правительство поступает весьма противоречивая информация по этому вопросу. В «Укргазвыдобуванни» настаивают, что у них в все хорошо. Работы не ведутся только на шести месторождениях, находящиеся в зоне АТО.

Но в Госгеослужбе эти данные не подтверждают. По ее информации «Укргазвыдобування» имеет восемь спецразрешений, по которым работа не ведется. Причем это не зона АТО. По данным Госналоговой службы у «Укргазвыдобування» двенадцать разрешений, по которым ничего не делается. В любом случае получается, что обвинение Кистиона не высосано из пальца: далеко не все месторождения, на которых УГВ могло бы добывать топливо, используются высокоэффективно.

К такому же выводу приводит и сравнение динамики роста добычи газа государственной УГВ с частными компаниями. Если за 2016 год госкомпания нарастила добычу на 0,5%, то, например, ДТЭК — на 25%, а «Укрнафтобурыння» — на 30%.

Тем временем глава ПАО «Укргазвыдобування» Олег ПРОХОРЕНКО считает, что предложенный Минэнергоугля проект  создает риски для дальнейшего роста добычи. «Если он будет принят, то фактически поставит на этом крест», — сказал глава УГВ на Uкrainian Energy Forum-2018 в Киеве. Он уверен, что предложенный сценарий сохраняет реализацию газа в рамках PSO через частные «газсбыты», которые имеют значительную задолженность перед компаниями группы «Нафтогаз». «Этим постановлением фактически предлагается заморозить ситуацию, которая есть, еще на три года, — подчеркивает Прохоренко и добавляет: — Это лишит «Укргазвыдобування» ресурса, необходимого для наращивания добычи».

Похоже, Прохоренко надеется на дальнейший рост рентабельности производства (до 300 или даже 500% ) без всяких усилий с его стороны. При сохранении PSO, как, вероятно, считает Прохоренко, у потребителей не будет стимула к энергосбережению, а на рынке поставки газа бытовым потребителям и теплокоммунэнерго не будет никакой конкуренции.

Но о какой конкуренции можно говорить, если согласно аудированного отчета «Укргазвыдобування»  за 2016 год общая себестоимость продукции этой компании за минусом рентной платы превышает 8,8 миллиарда гривень. При этом, согласно финансового отчета за 2016 год, валовая прибыль составила 16,2 миллиарда гривень, что дало рентабельность 183%.  Этого руководству УГВ и «Нафтогаза» «совершенно недостаточно», чтобы развивать добычу.

И в 2017 году, несмотря на работу по условиям PSO, рентабельность продолжала расти. В соответствии с предварительными данными, представленными НАК «Нафтогаз Украины» для наблюдательного совета за 2017 год, сумма операционных затрат «Укргазвыдобування» составляла  13,7 миллиарда гривень. Но валовая прибыль за этот период выросла до 37,9 миллиард и, соответственно, рентабельность произведенной продукции предприятия составила даже не 250%, как сказал в парламенте вице-премьер Кистион, а 276%.

Какому еще предприятию в мире позволительно работать с такой прибыльностью? Ее ведь было бы более чем достаточно, чтобы целый год бесплатно снабжать газом граждан страны. Вместо этого 60% украинских семей вынуждены обращаться за бюджетными субсидиями... Где предел жадности газовиков? Неужели мы позволим им довести страну и ее бюджет до уровня в 90 или 95%  субсидиантов? И это ради  сверхзарплат менеджмента, не способного выполнить даже треть годовой инвестиционной программы?

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments