... когда в нынешнюю глухую ночь украинство не будет себя ничем заявлять ясным и громким, то никто не пойдет за ним, когда наступит утро. А он наступит непременно.
Михаил Драгоманов, украинский публицист, историк, философ, экономист, литературовед, общественный деятель

Что оставим потомкам?

«Сланцевая революция» в Украине — взгляд украинца
23 октября, 2013 - 11:21

Дискуссия о сланцевом газе уже год является одной из топовых в политической и экспертной среде. Отношение к вопросу «добывать — не добывать» разделило на два непримиримых лагеря не только традиционно враждующих «мовныков» и «язычников», демократов и сторонников сильной руки, «европейцев» и «евразийцев», но даже тех, кто годами до сих пор во всех других вопросах были вместе. Одни видят контракты с Шелл и Шеврон (далее — ШШ) мощным шагом к обретению энергетической независимости, другие — ненужной и даже вредной затеей.

Я принадлежу к последним.

Причем чем больше разбираюсь в этой теме, тем более считаю ее не иначе как преступлением против нынешних и будущих украинцев.

Аргументируя свою позицию, я не буду говорить о таких высоких вещах, как ноосфера, где все взаимосвязано, о том, что на жлобство человека относительно природы последняя всегда отвечает — причем обязательно и жестко.

Мои аргументы сугубо практические, приземленные и они являются следующими.

1. Зачем Украине дополнительные объемы газа? Цитата двухлетней давности: «Как свидетельствует Михаил Гончар из Центра НОМОС, «Украина при уровне ВВП почти одинаковом с венгерским имеет почти четырехкратно высокие энергозатраты на 1 млн.долл. произведенного ВВП». Согласно его расчетам, если бы газонасыщенность украинской экономики была равной, скажем, польской, в 2010 году Украине нужны были бы не около 60-ти, а всего 4,3 млрд куб. м газа. То есть, она могла бы не только удовлетворять свои потребности за счет собственной газодобычи, но и экспортировать примерно 16 млрд кубов!» (цитата из материала «Избавиться от «комплекса жертвы» «День» от 15 февраля 2012 года).

2. Кто получит доход от сланцевого газа? (производных вопросов множество, и первые такие: если недра принадлежат народу, то почему их разработку отдано частным компаниям? Почему именно этим? Где открытый тендер? Где территориальные общины?) Короткий ответ — деньги пойдут тому, кто сейчас в Украине руководит всем и кто дал ШШ единых и определенных «партнеров».

И здесь возникают два других вопроса. Первый риторический: если ШШ — западные кампании! — приняли незападные условия сотрудничества в разграбленной и коррумпированной стране, и тем самым поставили на кон свое реноме — то какими же фантастически выгодными для них должны быть эти условия — а с другой стороны, что от всего этого политически получит Украина!?? Если правительства Великобритании, Нидерландов и США позволили ШШ заключать именно такие — не соответствующие никаким западным критериям — соглашения, с именно такими партнерами — не означает ли это уже сейчас, еще до реализации контрактов, «зажмуривания глаз» Запада на Украину, на прогрессирующую узурпацию власти в ней?

Как по мне, вероятность положительного ответа — сверхвысокая. Пример — Азербайджан, относительно которого, как только он начал руками тех же ШШ гнать газ и нефть на Запад, критики со стороны ЕС или США про «наследственную» деспотию в этой стране совсем не слышно.

3. Эти контракты пробивают мощную нишу в изоляции украинского авторитарного режима со стороны Запада, причем на условиях этого режима. До сих пор западные компании сюда не шли через грязные правила игры и неуверенность в будущем. Сейчас они, имея прецедент супертяжеловесов ШШ, пойдут сюда заключать соглашения и, очевидно, для собственного же блага, то есть для уверенности в будущем, станут лоббистами режима в ЕС и США, а следовательно, способствовать его укреплению. Любая угроза для него объективно будет рассматриваться ими как угроза для собственных экономических интересов.

4. Украина с реализацией этого проекта станет энергетически независимой. Но энергопожирающая структура промышленности не изменится, даже любые поиски перспективных ниш отпадут, «время остановится».

5. Газ — не возобновляемый вид энергии. Если сейчас, в условиях нормальных разума, руководства и организации, элементарно можно сократить затраты энергии, уменьшить ее потери, использовать то, что еще не используется (мусор, шахтный метан, солнечные батареи и т.п) — то для чего опустошать то, что, очевидно, должно быть стратегическим запасом?! Что оставим потомкам?

Иллюстрация без комментариев. 19 марта я был в Вене на конференции «Изучение роли Украины в европейской энергетической безопасности». Записал фразу одного из европейских VIP-лоббистов проекта добычи сланцевого газа: «что касается рисков, то в Украине они минимальны. Она после Чернобыля комфортно себя чувствует с атомными станциями — будет чувствовать себя хорошо и со сланцевым газом».

Павел ЖОВНИРЕНКО, председатель правления Центра стратегических исследований
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ