Украинские мечи перекуются на орала только тогда, когда лозунг - Независимое Государство Украинское - превратится в действительность и обеспечит возможность использовать родную землю с ее несметными богатствами...
Симон Петлюра, украинский государственный и политический деятель, председатель Директории УНР

Кто более эффективный: владелец или арендатор?

Немного научных аргументов к дискуссии о допустимой концентрации земли в руках отдельных покупателей
17 декабря, 2019 - 18:04
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Председатель комитета по вопросам аграрной и земельной политики Николай Сольский обнародовал информацию, которая поступила от разных фракций относительно допустимой концентрации земли в руках отдельных покупателей при открытии рынка сельскохозяйственной земли в Украине: от нескольких сотен до 50 тыс. гектаров сельскохозяйственных угодий.

Полный хаос в мыслях депутатов, и создается впечатление, что никто из них не имеет элементарного представления, как формируются физические размеры предприятий.

Во-первых, оптимальных размеров предприятий в мире при разных объективных причинах практически не существует, но с помощью аренды земли размеры какой-то части ферм могут приближаться к желаемым.

Какие бы ограничения относительно концентрации земли ни были приняты, как утверждает министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Тимофей Милованов, необходимо срочно запускать рынок земли, ведь при его отсутствии «уникальные украинские черноземы сейчас сдаются в аренду в шесть раз дешевле, чем в Германии, и в 19 — чем в Дании».

Пустая надежда как для министра — Германия и Дания экспортируют в расчете на 1 гектар пашни до 18 раз больше продовольствия, чем Украина. Нельзя придумывать новые экономические теории — величина арендной платы зависит от эффективности производства, а не от желания чиновников, даже если оно очень большое. Ведь с ростом арендной платы в 6 раз затраты на производство зерновых культур в расчете на 1 гектар вырастут на 79 %, а если в 19 раз — в 2,5 раза. Будет ли эффективным производство зерна при таком росте расходов?

И все же какими должны быть размеры предприятий, чтобы решить экономическую и социальную проблемы — рост эффективности сельского хозяйства и занятости населения? Заместитель министра Тарас Высоцкий более чем уверен, что концентрация земли в одних руках должна быть в диапазоне 3-7 тыс. гектаров в зависимости от региона. По его расчетам, «площади менее 100 гектаров, если это не садоводство, — недостаточно, чтобы быть конкурентным».

КИЕВ. 17 ДЕКАБРЯ 2019 Г. МИТИНГ ВОЗЛЕ ВЕРХОВНОЙ РАДЫ / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Проведем группирование сельскохозяйственных предприятий по их физическому размеру — площади сельскохозяйственных угодий за 1987 и 2015 годы и выясним основные закономерности. По данным 10,2 тыс. колхозов (в 1987 г.) установлено, что с ростом их физического среднего размера от 200 до 16750 гектара в расчете на 1 гектар пашни прибыль сокращается от 0,3-5,6 тыс. крб до 100-130 крб, а затраты труда — от 0,3-1 тыс. до 100-170 чел/час или в 4-10 раз. Такое сокращение затрат труда и прибыли связано с тем, что в структуре посевных площадей крупный предприятий по сравнению с более мелкими удельный вес посевов зерновых и масличных культур вырос на 10-15, многолетних и однолетних трав — на 3-6 процентных пунктов, а на 100 гектаров пашни выросла плотность поголовья коров — в 1,7-2,3 раза, молодняка крупного рогатого скота — в 1,7-2, поголовье птицы на мясо — в 5-25, а кур-несушек — в 7-20 раз. Рост до еще большей разницы в эффективности и затратах труда между мелкими и крупными хозяйствами тормозился существующей системой премирования работников аппарата управления: премия сокращалась на 25-50 % (а это потеря 2-5 месячных окладов), если на начало следующего года поголовье животных и птицы по каждому виду не выросло хоть на одну голову. Поэтому в крупных хозяйствах хотя и была более низкая плотность поголовья животных, но она ежегодно росла. Что касается нашего времени (2015 г.), то здесь расслоение 8255 предприятий по физическому размеру предприятий достигло невиданных величин: с ростом их средних размеров от 18 до 257768 гектара сельскохозяйственных угодий затраты труда (по трудоемкости 1987 г.) в расчете на 1 гектар пашни сократилось в 3,5-7 раз, а прибыль была практически такая же . В структуре посевных площадей зерновые и масличные культуры занимают 85-90 % во всех группах хозяйств. Но в крупных хозяйствах в расчете на 100 гектаров пашни плотность поголовья животных и птицы значительно ниже, чем в более мелких: коров и молодняка крупного рогатого скота — в 2,5-3 раза, свиней — в 5-100, птицы на мясо — 20-60, кур-несушек — до 300 раз. И хотя агрохолдинги практически не имеют поголовья животных и птицы, однако только за счет зерновых и масличных культур получили такую же прибыль, как и более мелкие хозяйства за счет более высокой на 72 % цены зерновых культур. Аналогичная разница в показателях трудоемкости и прибыльности более мелких предприятий по сравнению с предприятиями размером 30-70 тыс. гектаров сельскохозяйственных угодий. То есть, если показатели относительно концентрации земли в одних руках после внедрения рынка земли будут снижены до 4-х раз (до 50 тыс. гектаров земли), чем принятые Верховной Радой в первом чтении законопроекта «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обращения земель сельскохозяйственного назначения», занятость населения при зерновой специализации останется на низком уровне, как и не увеличится производство продукции животноводства.

До начала научного обоснования эффективных размеров фермерских хозяйств, приведем аргументы из опыта зарубежных стран. Профессор Борис Черняков, российский экономист, который свою научную деятельность посвятил исследованию фермерских хозяйств США, в своих публикациях приводит разную информацию. Главная из них — на арендованных землях фермеры работают более эффективно, чем владельцы земли. Фермер может владеть 100-200 гектаров земли, а обрабатывать с учетом ее аренды более 1000 гектара. В животноводстве с развитием научно-технического прогресса и торговли земля не выступает ограничивающим фактором по наращиванию концентрации поголовья животных и птицы. Владельцы молочных ферм размером 1-3 тыс. коров могут владеть 20-50 гектаров земли, а корма покупать в соседних фермах средних размеров (180 гектаров). При этом главным ограничением в отношении строительства молочных ферм являются экологические нормативы минимальных и необходимых площадей земли для вывоза навоза. Так же и в свиноводстве — в ЕС существуют ограничения по концентрации свиней на одной ферме (например, в Дании не более 15 тыс. свиней на откорме) и минимальная потребность земли для вывоза навоза — не более 23 свиней на откорме на 1 гектар. При утилизации навоза, которая обходится фермерам, например в Германии, в 12-15 евро за 1 м3, возникает необходимость тщательным образом оптимизировать рационы кормления свиней, ведь снижение сырого протеина в рационе кормления свиней на 1 % приводит к снижению на 5 % количества навоза.

И еще один фактор, который сдерживает концентрацию земель в одних руках, это растущая стоимость земли (без коррупционных схем), которая стимулирует арендные отношения — основную форму землевладения, при которой цена аренды практически остается во многих странах мира за 1 гектар земли в пределах 150-250 долл. США. Причина неизменности арендной платы — ее повышения и ухудшения условий по срокам аренды приводит к уменьшению предложения производительного капитала, который может переплыть в другие сферы производства. В среднем в Европе размер ферм небольшой: 10-60 гектаров земли, 10-60 коров (в отдельных случаях — до 400), 30-300 — откормочного поголовья крупного рогатого скота и 50-1000 свиней на откорме. Однако такие размеры ферм, которые по «расчетам» чиновников Украины совсем не конкурентные, экспортируют в десятки раз больше сельскохозяйственной продукции в расчете на 1 гектар пашни, чем в Украине «очень конкурентные».

Наращивание концентрации производства, например молока, сдерживается еще одной проблемой — дополнительной арендой или покупкой по высокой цене пастбищ. Поэтому в странах мира имеет место незначительный рост размеров фермерских хозяйств в частной собственности. При этом наблюдается такая закономерность, которая связана с занятостью населения: фермерские хозяйства по производству зерновых и масличных культур имеют в 3-10 раз более высокие по площади физические размеры, чем фермы другой специализации. Зависит это от трудоемкости производства: потребность в рабочей силе в зерновом хозяйстве во много раз ниже, чем при другой специализации. Так, например, в Украине (в 2005 г.) годовые прямые затраты труда на 1 гектар овощей открытого грунта и 1 корову (без трудоемкости 2 гектаров кормовых культур), соответственно, в 19 и 6,5 раз высшие по сравнению с затратами труды на 1 гектар зерновых.

Еще одну закономерность, которая приводит к увеличению концентрации производства зерна, отметил ровно 100 лет тому назад российский ученый, экономист-аграрник Александр Челинцев: трудово-потребительское хозяйство может вынужденно расширять площади под зерновыми по причине снижения цен на зерновые продукты. Российский бизнесмен Игорь Бабаев прежде чем начать строительство молочных ферм, исследовал во многих странах мира влияние концентрации поголовья коров на срок их эксплуатации и качество молока. На фермах США, где содержится более 1000 коров, жизнь коровы длится лишь 3-4 лактации, а на европейских до 400 коров — 6-7 лактаций. У последних, как видим, расходы на выращивание ремонтных телок в 2 раза ниже. При этом из молока крупных ферм не производят качественные сыры из-за низкого качества сырья. Поэтому было принято решение строить молочные фермы на 150-200 коров (300-400 гектаров земли), молокозаводы невысокой мощности (20-25 т в сутки) и по 20 молоковозов на один завод.

Ученые давно установили, а практики почувствовали, что оптимальный размер предприятия более важен для эффективного использования техники, чем рабочей силы. Это проявляется в таком явлении, как неделимость, при которой эффективность производства зависит от рациональной загруженности технических средств. Если, например, в 2018 г. в Украине все сельскохозяйственные предприятия были бы размером 10 гектаров, то использование технических средств за 200 гектаров годовой нормативной загруженности привела бы к росту амортизационных расходов и текущему ремонту на 1 гектар посевной площади в 20 раз. Тогда без кооперативного использования техники все расходы на производстве, например зерновых культур, привели бы к росту себестоимости продукции в 2,2 раза.

Нами в 2011-2014 гг. проводились оптимизационные расчеты по установлению оптимальных размеров фермерских хозяйств только по одной упрощенной специализации (45% — зерновые, 10 — подсолнух, 20 — кукуруза на силос; 25% — многолетние травы на сенаж и сено). Оптимизационные расчеты показали, что до 150 гектара физического размера фермерских хозяйств эффективным является лишь кооперативное использование технических средств (после 150 гектара более эффективно закупить 1 трактор МТЗ), зерноуборочных комбайнов (Джон-Дир-9500) — до 1700 гектаров, а кормоуборочных комбайнов (Ягуар) — до 2000 гектаров. Именно фермерские хозяйства многих стран мира, которые не являются оптимальными по физическим размерам, эффективно функционируют благодаря рациональной организации использования технических средств (различные  кооперативы, пункты аренды и проката техники и тому подобное). Такие же оптимизационные расчеты эффективности фермерских хозяйств по производству молока и говядины по вариантам (от 10 гектаров до 10 тыс. гектаров с интервалом 25 гектаров), показали, что эффективными будут фермерские хозяйства, которые будут содержать 20-50 коров, если они уже обеспечены техническими средствами в растениеводстве и кормопроизводстве, животноводческими помещениями, которые заполнены продуктивными животными. Если же привлекать кредиты, например для строительства животноводческой фермы, то эффективным будет фермерское хозяйство, которое будет иметь 250 гектаров пашни, 182 голов крупного рогатого скота, в том числе 67 коров. При условии государственной поддержки (50 % компенсации стоимости строительства фермы) практически эффективными могли бы стать фермерские предприятия физическим размером 200 гектаров пашни (145 голов крупного рогатого скота, в том числе 54 коровы). При развитии рынка кормов или же рационов (как в Израиле) высокоэффективными становятся даже фермерские хозяйства на 10-15 коров. Такие в небольшом размере предприятия по производству молока не требуют значительных инвестиций (доильная установка, холодильник), а для помещения по содержанию животных требуется лишь капитальное обустройство пола, а все остальное — из подручных средств. В то время как для строительства молочной фермы, например на 1 тысячу коров, потребность в инвестициях достигает 45 млн долл. США, что делает недоступной идеей организовать такой бизнес для всех без исключения владельцев земельных долей (паев) и фермерских хозяйств Украины.

По моему мнению, до перехода реформирования сельского хозяйства в фазу турборежима необходимо произвести множество оптимизационных расчетов для еще большего количества типов предприятий по специализации, физическим размерам, территориальному размещению, наличию капитала и тому подобное по вариантами: 1) без потребности в кредитах; 2) потребность в кредитах с учетом сумм на предыдущем варианте: а) техническое обеспечение растениеводства и кормопроизводства; б) строительство молочной фермы; в) приобретение ремонтных телок; г) строительство фермы по откорму молодняка крупного рогатого скота. Такие расчеты необходимо произвести по многим отраслям и производствам. В масштабе страны или же отдельных продуктовых подкомплексов необходимо разработать межотраслевые балансы, что поможет структурировать экономику страны и определиться с ресурсным обеспечением, потребностью в инвестициях и первоочередным их освоением в отдельных отраслях. На такие плановые расчеты новая власть может потратить 1,5-2 года. После этого будет видно скелет экономики, возможные наиболее оптимальные потоки инвестиций и прибылей, что будет основанием для быстрого, в турборежиме, проведения реформ в сельском хозяйстве. Без этого ускорения продажа земли с неизвестными конечными последствиями таит в себе огромную опасность для Украины и ее населения.

Николай КАЛИНЧИК, доктор экономических наук, профессор
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ