Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Тит ГЕВРИК: Каким образом украинцы думают иметь европейский стандарт жизни, размахивая красными флажками?

Глазами неравнодушного наблюдателя
1 июня, 2007 - 00:00
МАЙДАН, МАЙ 2007 г. / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Сегодня презентуем интервью с Титом Гевриком, уже знакомым читателям газеты «День». Он — действительный член Украинской свободной академии наук в Нью-Йорке, действительный член и председатель искусствоведческой секции Научного общества им. Шевченко в США, известный архитектор и историк архитектуры, бывший главный архитектор Пенсильванского университета (Филадельфия, США), гражданин США. Сегодня живет в Киеве — в качестве консультанта разработок известного проекта «Мистецький Арсенал». Тит Геврик и его жена София Геврик чрезвычайно внимательно, заинтересованно и с болью в сердце следят за теми политическими (или псевдополитическими?) событиями, которые сегодня кромсают Украину.

— Какими, с вашей точки зрения, были действительные (а не декларируемые сегодня) причины перманентного политического противостояния в Украине?

— Начну с того, что ответить на ваш вопрос, то есть описать корни современной политической ситуации в Украине очень трудно. Хотя мы проживаем в Киеве уже несколько месяцев и очень внимательно следим за всем происходящим. Почти невозможно быть беспристрастным наблюдателем — логика и эмоции постоянно переплетаются. Но в любом случае, можно утверждать, что современная ситуация возникла из желания мести и стремления к власти Януковича, с одной стороны, и бездарности правительственной политики Ющенко, с другой. Но откуда все это берется? В размышлениях постоянно всплывают такие мысли:

(1) Большевики таки сумели добиться своего: не у всех жителей Украины есть чувство того, что они принадлежат к украинскому народу. Постоянные голодовки, Голодомор, принудительные переселения, уничтожение интеллектуальной элиты, террор, депортации, ненормально жестоко проводимые войны — все эти бедствия, как теперь кажется, сломали-таки хребет нации.

Из-за этого сегодня возникают такие, в самом деле абсурдные проблемы, как выбор между «Европой или Евразией», «демократией или сильной рукой?» и им подобные. И в то же время, все желают «евроремонт», пользуются «немецкой химкой», покупают в свою кухню европейские бытовые машины, наряжаются в джинсы, носятся на западных автомобилях, хотят жить «как европейцы», проводят отпуска в Европе и тому подобное. Ведь никто никогда не говорит, что хочет жить «как россияне», «как евразийцы», или «как чеченцы»! При этом почти все — против ЕС и НАТО! Вопрос: каким образом украинцы думают иметь европейский стандарт жизни, размахивая красными флажками?

Возможно, современное поведение украинцев является также результатом того, что в советские времена было нежелательным думать, было нежелательным иметь личное мнение, которое теперь является очень необходимым для каждого? А может все это — только старая своеобразная украинская психология пассивности («моя изба с краю») времен битвы под Крутами?

(2) Принимая во внимание высказывания Путина и Московского патриарха, нельзя не подчеркивать важность родного языка. Между тем, согласно сообщениям СМИ («Зеркало недели» от 28 апреля, 2007 г.), на украинском языке в Украине общаются 38%, на русском — 39,2%, а на украинско-русской мешанине — 22,6%. Особенно подчеркнем, что за последние 12 лет количество русскоязычных украинцев возросло больше, чем украиноязычных! Почему? И к чему это приведет? Кое-кто говорит, что украинская языковая ситуация очень похожа на эстонскую. Но ведь только 50% потенциальной пятой колонны Эстонии имеют эстонское гражданство, тогда как в Украине таких людей 100%!

Или может будущее украинства должно быть связано только с теми территориями, где граждане общаются на украинском или считают украинский своим родным языком? Может украинцам стоит воспользоваться примером Финляндии, которая в определенный момент истории решила отдать часть своей территории агрессору и тем спасла нацию?

(3) Наш народ не только мучался во времена большевистского лихолетья — тогда он также утратил моральные ценности. Никто не верит никому — везде господствует цинизм. Потеряно также чувство инициативы и добросовестность труда. Тогда как те же самые украинцы, уехав на чужбину, умеют строить новую жизнь и часто выбиваются наверх — в чужой среде! Как оно так получается?

Сейчас многим кажется, что при «жизни» покойного Союза все были почти равны (или так считалось). Сегодня же в стране существует ненормально большая разница — бездна между весьма богатыми («элитой») и простым бедным народом. Люди это видят, потому что бездна и не скрывается — реклама на телевидении, витрины самых дорогих магазинов в городах и тому подобное. И тут возникает вопрос относительно реакции бедных: идет ли речь только об оскорблении моральных чувств людей, или они, главным образом, завидуют?

В Киеве мы хорошо осознали, что маловато декларировать благие намерения — нужно уметь строить, необходима энергия и деловитость. Так подождем нового поколения украинских лидеров и менеджеров. Утешением является то, что в стране много творческих людей, что у нас есть такие благородные начинания, как, скажем, издательство «А- Ба-Ба-Га-Ла-Ма-Га» или «Глодоский конкурс», Могилянка, Галерея искусств и стипендии Виктора Пинчука, стипендии газеты «Денъ» в Острожский академии и пр.

(4) Много людей, которые считаются современными лидерами Украины, очень часто не думают и не действуют, как граждане Украины. Более того — они являются верными последователями денационализированной, руссо-центрической номенклатуры большевистских времен. Украина для них — ничто, главное —финансовые ресурсы, за которые и ведутся постоянные «битвы».

В стране никто не думает, так сказать, долгосрочно. А зачем? Через 20 лет все олигархи, их подельщики в регионах, их дети, их капитал будут не в Украине, а на Западе. Людей же просто используют, людьми и теперь постоянно манипулируют. Нам жаль людей с Донбасса, жаль, что судьба сделала их защитниками лидеров, которые их обманывают и обдирают. Однажды Софийка (моя жена) и я прошли через «войско» Януковича — через «массу» пассивных бело-голубых, стоявших на майдане Незалежности. И хотя в наших руках был оранжевый флажок, нам никто ничего не сказал или хоть бы посмотрел враждебно — демонстранты были пассивны, измучены и безразличны...

Постоянно шокирует поведение некоторых россиян в Украине — их отношение к украинцам, к украинскому языку и культуре. Очень часто эти люди все проукраинское воспринимают как антироссийское! Некоторые россияне все еще считают себя владельцами страны — так же, как некоторые их соотечественники в Эстонии. Такое поведение напоминает прежнее поведение британцев в Индии. В США, однако, я не встречал такого, хотя у нас живут люди разных национальностей и разных убеждений. В течение тридцати лет мы с женой и детьми проживали в районе города, где жило много негров. Нашим ближайшим соседом была негритянская семья; в моем офисе работали чернокожие люди. Но несмотря на существование различных проблем между черными и белыми, я никогда не видел проявлений предубеждения, подобного тому, которое демонстрируют некоторые россияне.

Но еще больше шокирует поведение украинцев — их пассивность (может это осторожность), недостаток энергии и деловитости. Скажите, есть ли достойная, гласная реакция украинцев на ксенофобию Дмитрия Табачника или на проявления российского фашизма в выступлениях Витренко? Наведу для сравнения несколько примеров.

В Германии памятников Адольфу Гитлеру и его сатрапам нет. Тем более, нельзя вообразить, чтобы там кто-то настаивал на сохранении памятника Гитлеру на главной улице Берлина. Под предлогом, что это художественное произведение, художественная памятка! Нельзя так же вообразить, чтобы статую Адольфа Гитлера — высококачественную творческую работу немецкого художника — экспонировали в Израиле. А вот в Украине, где партия Ленина и Сталина спровоцировала Голодомор, такое существует. Более того, украинцев успешно убеждают в том, что статуи врагов человечества следует оставить в покое, потому что это — художественные произведения! Из-за этого в Киеве все еще есть, в частности, улица Павла Постышева — русского большевика, осуществившего Голодомор в Украине!!! Я очень надеюсь, что, рано или поздно, на том месте на Бессарабке, где теперь стоит статуя кровавого Ленина, киевляне со временем поставят памятник своим соотечественникам, которых фашисты вешали там во время немецкой оккупации Киева 1941—1943 годов.

— Существует ли где-либо практика организации долгосрочного «политического стояния» значительной инертной массы людей в центре столицы государства? При этом — за довольно-таки существенную, как по нашим меркам, денежную плату? Потому что ведь видели на Майдане не граждан Украины, а самых бедных украинских заробитчан!

— Когда возникает вопрос «стояния», я могу представить себе только стояние за убеждение, а не за деньги. Особенно тяжело понять то, что детей или подростков везут из Одессы на «противостояние» в Киев, а потом эти дети попадают в автомобильную аварию. А правительство не преследует тех, кто подстрекал детей не ходить в школу. А важнее всего то, что общество и пресса не возмущаются и не осуждают должным образом такие достойные наказания поступки.

Краткосрочное «стояние» я знаю со студенческих лет. Например, помню день, когда я не пошел на университетские лекции, а, вопреки запретам отца, целый день стоял за баррикадами перед домом Объединенных Наций в Манхеттене и непрерывно кричал «MURDERER» («Убийца!»). Это происходило по случаю посещения ООН Никитой Хрущевым. В дальнейшем мои друзья, подруги и я почти ежегодно участвовали в походах или маршах по главной магистрали Манхеттена — таким образом мы пытались отмечать Голодомор в Украине. Это, как правило, происходило в выходные дни и на наш марш, нужно признать, мало кто обращал внимание. Мои друзья-студенты демонстрировали против войны во Вьетнаме. Такие проявления неудовольствия становились все более частыми, но не припоминаю, чтобы противостояние длилось сутками. Может такое долгосрочное «стояние» было тогда в Вашингтоне. И сегодня в Америке постоянно происходят демонстрации — против войны в Ираке, за равные права для женщин, негров, инвалидов, иммигрантов и тому подобное.

Избирательные кампании тоже собирают митинги, на которых кандидаты призывают голосовать за себя. Никто из моих друзей никогда не обращает внимания на такие митинги — это напрасно потраченное время. Потому что самое важное тут — исследовать предыдущее поведение кандидатов и соответственно голосовать.

— Как вы оцениваете адекватность наших СМИ, в частности ТВ, всему происходящему сегодня в Украине? Насколько содержание и акценты программ отражают неотложные потребности общества?

— Поражает тот факт, что в прессе, на телевизионных «прениях» и в Парламенте, почти никогда не обсуждаются возможные разрешения таких ключевых вопросов как...

— Образование, мораль, этика воспитания...

— Медицинское обслуживание, общественная опека, смертность.

— Экологическое загрязнение, питьевая вода, канализация села, и тому подобное.

— Наркотики, алкоголизм и курение среди детей и молодежи.

— СПИД.

— Туберкулез.

— Долгосрочный прогноз, согласно которому до 2050 года население Украины уменьшится до 25 миллионов граждан.

— Энергосберегающие технологии и альтернативные источники энергии.

— Село, нужды крестьянских кооперативов.

— А также то, что Украина является одним из наибольших источников заграничных невольников, о чем постоянно пишет пресса мира.

В общем, отсутствие в публичном обсуждении важнейших, наиболее болезненных проблем общества свидетельствует об отсутствии заинтересованности в улучшении благосостояния страны. Возможно, некоторые политики над этими вопросами размышляют, но общая политическая культура в стране этими проблемами не интересуется. Никто не бьет в барабаны!

— Не кажется ли вам, что сегодня политическими «баррикадами» руководят — с обеих сторон — одинаковые люди, которые «воюют» за право неограниченно распоряжаться ресурсами страны? Или так всегда бывает на выборах, хоть и в разных формах?

— Желание неограниченно распоряжаться ресурсами Украины не является оригинальным, но жадность и отсутствие чувства меры у украинской «элиты» являются действительно уникальными. Однако, в последние годы я заметил определенные проявления подобной жадности и в США, но там рядовой гражданин не настолько беден, как в Украине, и к тому же он умеет использовать уроки прошлого и соответственно реагировать. Именно поэтому в США время от времени садят высоких лиц в тюрьму.

— Насколько вы уверены в том, что «пропрезидентская» сторона действительно сможет договориться между собой — на более длительное время? Или, по обыкновению, этот «союз» будет длиться только до конца очередного конфликта? Что могло бы посодействовать действительному единению прозападных сил?

— Это очень болезненная проблема. Она тесно связана с непониманием таких понятий, как «кто я есть» или «что произошло в XX веке», а также с недостатком общественно-политического воспитания в минувшие десятилетия. Возможно, продолжение (или ухудшение) теперешнего неадекватного правления и приход нового, молодого и ориентированного на Запад/Европу поколения, сможет изменить ситуацию?

— Повлияет ли 2012 год на судьбу, в частности, «Мистецького Арсенала»? Будет ли там хоть что-нибудь, действительно, завершено до 2012 года?

— «Мистецький Арсенал» можно использовать как иллюстрацию или символ современной ситуации в Украине. Мне кажется, что в связи с Арсеналом и новой экспозицией в Музее Шевченко сейчас идет хорошо продуманная война, скрытая от людских глаз. У меня очень много печальных и противоречивых мыслей относительно «Мистецького Арсенала». По моим наблюдениям последних месяцев, трудно надеяться в успешное завершение этого проекта. Но Арсенал — это большая тема, которая заслуживает специальной беседы.

— Мне известно, что недавно вы и ваша жена София посетили дорогие для вас места — где вы родились, где похоронены ваши родные и предки. Какие впечатления вынесли вы из этого паломничества?

— Это действительно так — мы исполнили свое давнее желание. Более того, к нам приехали из Америки наши три сына, невестка и две внучки. И все вместе мы поехали проведать наших предков: моя жена Софийка родилась во Львове, а я в Дрогобыче. Это была, может, последняя возможность для Софийки и для меня — вместе с сынами помолиться на могилах родных...

В Дрогобыче мы посетили могилы моих деда и бабы, прадеда и прабабки, предков — Гевриков и Кушниров. А также дом, где я родился, дом, где мой папа родился; бывший дом суда, в котором мой папа когда-то защищал земляков перед польским правосудием; памятник близкого родственника — героя Советского Союза Григория Геврика. В городе находятся древнерусская оборонная башня XI века, костел XIV—XV веков, две достопримечательности деревянной архитектуры середины XVII века. Очень красивые особняки конца XIX и начала XX веков, самая большая синагога Галиции. Это последнее строение — в очень плохом состоянии. А во Львове, как вы знаете, пять дней — это очень мало...

В далекой Америке мой отец рассказывал мне о родном городе. Запомнилось, как папа рассказывал, что во время Первой Мировой войны на околицах города Дрогобыча погибло много турецких воинов, которые дрались на австро-немецкой стороне. Умерших турок похоронили на новосозданном кладбище на края Завижного пригорода. У нашей семьи есть какаю-то часть турецкой крови.. Папа рассказывала, как после войны, в годы господства Польши с Турции турки приезжали проведать своих погибших родственников, похороненных на турецком погосте Дрогобыча. На прошлой неделе я также посетил эти места. Кладбища там уже нет — на пустыре планируют строить коттеджи. Стоя на краю уничтоженного погоста, я не мог не вспомнить, как во время нашей первой поездки во Львов в 1967 г., мы с Софийкой видели и фотографировали уничтожение могил Сечевых Стрельцов на кладбище во Львове. Вспомнились также недавние высказывания Владимира Путина и мэров Харькова и Полтавы.

В моем родном Дрогобыче и во Львове мы и наши сыновья вновь и вновь были удивлены варварской политикой советского режима — не только по отношению к кладбищам, но также к любым свидетелям прошлого нашего народа — архитектурным памяткам, нашей идентичности. Это, действительно, не царские дворцы, но это наши сокровища!

Клара ГУДЗИК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments