Детей нужно воспитывать на идеалах, заведомо преувеличивая достоинства человека. Если этого не делать, то продукт воспитания – взрослые – будут хуже. Общество требует включение в понятие "себя" еще и других людей
Николай Амосов, украинский учёный-медик, торакальный хирург, кибернетик, писатель

Не сгоревшая на костре

Тайна происхождения и гибели Жанны д’Арк
19 июля, 2003 - 00:00

Знаменитые легенды истории издавна поражали воображение читателей и слушателей, всех, кто неравнодушен к невероятным поворотам «невыдуманных сюжетов» прошлого. Но поразительная жизнь национальной героини французского народа Жанны д’Арк (1412 — 1431, по другим данным 1407 — 1431) выделяется даже на этом фоне. Ее судьба представляет интерес для наших современников еще и по двум причинам. Во-первых, боевой путь и героическая гибель Жанны убедительнейшим образом показывают, на что способен деятельный, подвижнический патриотизм, самоотверженная любовь к Родине (чувство ныне в нашей стране достаточно дефицитное!) — а способен, как мы увидим, этот патриотизм решительно изменить ход истории. Во-вторых, история жизни «Орлеанской Девы» (кстати, конкретно Жанной д’Арк ее стало принято называть в исторических трудах лишь со второй половины XVI века, до этого была принята иная форма: «Дева» или «Орлеанская Дева») настолько изобилует тайнами, загадками, «темными местами», что читается как захватывающий авантюрно- приключенческий роман. Но — роман, случившийся в действительности!

Существуют две версии удивительной и трагической судьбы Жанны: традиционная и «новейшая». Между сторонниками обеих версий до сих пор продолжаются горячие споры. Стремясь сохранить объективность, дадим слово приверженцам и той, и другой точки зрения.

1. ВЕРСИЯ ТРАДИЦИОННАЯ

Факты жизни Жанны (по этой версии) знакомы каждому из школьных учебников. Простая крестьянская девушка («пастушка») из деревни Домреми на востоке Франции, жившая в трагическую эпоху, когда ее Родина была практически полностью захвачена чужеземцами-англичанами в ходе Столетней войны (1337 — 1453 гг.), а страной правил слабоумный и недееспособный король Карл VI, не могла мириться с порабощением родной земли. «Голоса с неба», загадочные и настойчивые, убедили Жанну, что именно она призвана спасти Францию, и велели ей действовать!

Весной 1429 года 17-летняя девушка сумела уговорить королевского наместника близлежащего городка Вокулер, Робера де Бодрикура, дать ей небольшой отряд солдат для сопровождения к новому королю Карлу VII, сменившему за три года до того своего слабоумного отца (заметим, что «вновь обретенный монарх» контролировал в тот момент сравнительно небольшую часть Франции, Париж был под властью англичан, а права Карла VII на престол энергично оспаривались его соседями и врагами). Непостижимым образом преодолев все преграды (географические, военные, политические и, главное, сословные, очень жесткие в средние века!), девушка из Домреми добивается приема у короля — причем чудесно узнает его в толпе придворных, не зная в лицо, — зажигает Карла VII своей фанатичной верой в особую миссию спасительницы Родины и убеждает его поручить ей командование освободительными военными действиями против англичан.

Юная девушка проявила недюжинный, почти гениальный дар полководца. Она повела за собой и простой народ, и знаменитых полководцев-аристократов (одним из них, кстати, был маршал Жиль де Рэ, будущий герой легенды о Синей Бороде, чудовище-детоубийце, на самом деле, скорее всего, порядочный, высокообразованный и талантливый человек). Это не замедлило принести блестящие плоды: в мае 1429 года был освобожден от англичан город Орлеан, летом того же года — большая часть Центральной Франции. Жанна, с фантастической отвагой первая бросаясь в бой, одерживала победу за победой. Осенью 1429 года была предпринята попытка взять Париж (пока что неудачная); но зато огромным политическим успехом стала коронация Карла VII в Реймсе (традиционном месте таких церемоний во Франции), что заметно укрепило его права на престол и тем самым — независимость от Англии. Эта акция, разумеется, была бы невозможна без военных побед Жанны.

Путь «Орлеанской Девы», к несчастью, постоянно сопровождался предательствами, завистью и кознями врагов. Во время осады города Компьень на севере Франции 23 мая 1430 года Жанна попала в плен к союзникам англичан — бургундцам, которые, в свою очередь, передали ее оккупационным властям. Стремясь дискредитировать народную героиню, английские власти (руками своей марионетки, руанского епископа Кошона) выдвинули против нее обвинения в колдовстве, связи с дьяволом и занятиях «черной магией»; короче говоря, стремились выставить Орлеанскую Деву закоренелой еретичкой. Жанна решительно отвергала все обвинения в свой адрес — даже после того, как ей было официально объявлено, что отказ от «чистосердечного раскаяния» неминуемо повлечет сожжение на костре. По мнению сторонников традиционной версии, весь процесс над Жанной имел явно политический характер. 30 мая 1431 года 19-летняя девушка взошла на костер...

2. «НЕТРАДИЦИОННАЯ» ВЕРСИЯ

Ее сторонники (а среди них — немало уважаемых историков: Робер Амбелен, Альбер Герен, Пьер де Сермуаз) подвергают сомнению два краеугольных факта, положенных в основу общепринятой, «ортодоксальной» концепции: крестьянское происхождение Жанны и ее сожжение на костре. Причем, следует признать, эти ученые находят довольно убедительные аргументы для обоснования своей точки зрения.

Прежде всего, если допустить, что Жанна действительно была «простой пастушкой» (сюжет, который стал уже довольно тривиальным во французской исторической литературе), то остается совершенно непонятным, как же истолковать ряд неопровержимых фактов. Как же, собственно, «ясновидящая смиренная крестьянка» из Домреми при свидании с бесхарактерным, слабым королем могла убедить его в своей великой миссии и, невзирая на мнение придворного окружения, добиться от Карла VII снаряжения войска против англичан? Источники глухо упоминают о какой-то великой тайне, которую «Дева Жанна» сообщила королю. Один из сторонников «нетрадиционной» версии, Жюль Пем, полагает, что именно королевское происхождение Жанны, а отнюдь не крестьянское, может объяснить тот факт, что ей так легко подчинялись строптивые командиры феодальных отрядов, почему такие вельможи, как граф Арманьяк, называли ее в письмах «знатной дамой», почему, наконец, она поражала современников блестящим умением обращаться с боевым копьем (а владение им было в те века искусством, требующим специального обучения и доступным только дворянам!). Итак, утверждается, что Дева была королевских кровей; конкретнее, она — внебрачная дочь матери Карла VII, королевы Изабеллы, и, таким образом, сводная сестра самого короля!

Но еще более интересен другой вопрос, довольно тесно связанный с первым, уже обсуждавшимся, — а была ли, собственно, вообще сожжена Жанна д’Арк? Тут мы обнаруживаем целый ряд удивительных странностей. В 1436 году в Руане (а затем через три года и в Париже, освобожденном к тому времени от англичан) появилась одна знатная дама, некая Жанна д’Армуаз, утверждавшая, что она — не кто иная, как чудом спасшаяся Орлеанская Дева. И что совсем уж непонятно: братья Жанны и целый ряд полководцев, в свое время прекрасно ее знавших, — признали утверждения этой дамы д’Амбуаз правдивыми! Какой резон им было обманывать и лгать?

Следы самой Жанны № 2 вскоре теряются (по некоторым данным, она умерла в 1442 году). Но загадка, которую задала нам эта таинственная женщина, остается. Остается без ответа и ряд «простых», однако трудноразрешимых вопросов, связанных с действительным или мнимым сожжением Жанны. А именно: если даже допустить, что многие боевые командиры, соратники великой героини Франции, по тем или иным причинам заведомо ложно признали, что Жанна д’Арк и Жанна д’Амбуаз — одно и то же лицо (а такие дворяне, как Обер Буле, Николя Груанье, Николя Лув, хорошо знавшие Жанну, никогда в своей жизни во лжи уличены не были), то что же ввело в заблуждение саму мать Жанны, Изабеллу Роме, тоже поверившую в «чудесное спасение» дочери?

И еще: как ни поразительно, до нас не дошел ни один официальный акт, удостоверяющий казнь Жанны или даже просто упоминающий об исполнении приговора (а ведь англичане, дирижировавшие судебным процессом в Руане 1431 года, были людьми очень пунктуальными). Можно объяснить это огромной дистанцией во времени, уничтожающей все документы, имеющие отношение к делу. Но ведь, вообще говоря, жизнь Жанны неплохо документирована: ее судьбу излагают 22 французских историка-современника, 8 бургундских и 14 английских хронистов (больше, чем писали о ком бы то ни было из людей, живших в средние века, а сколько загадок!). И еще интересная деталь; горожан не подпускали близко к месту казни Девы — от костра их отделяла стена из 800 солдат. Поэтому расстояние было столь велико, что люди не могли отчетливо увидеть, кто же именно предается этой лютой казни — сожжению на костре. Вдобавок власти предписали, чтобы даже окна домов, выходящие на площадь, где все происходило, было наглухо забиты ставнями. Неудивительно, что сразу же возник слух: «Жанна бежала, и кто-то другой был сожжен вместо нее».

Мы, наверное, никогда не узнаем правды о том, что же именно произошло на главной площади города Руана 30 мая 1431 года. Но важнее другое: Жанна д’Арк, она же Орлеанская Девственница, навсегда останется в мировой и французской истории ярчайшим примером великой и вечной, бескорыстной любви к Родине. Такие люди, как Жанна, не сгорают на костре — они в любом случае бессмертны. Не случайно славная героиня Франции была в 1920 году (!) причислена к лику святых. И не случайно Маруся, знаменитая героиня повести Марко Вовчок, девочка-казачка, отважно сражавшаяся за свободу своей и нашей с вами Родины в XVII веке, чья история была переведена в 1865 году самой создательницей на французский и стала так популярна, что вошла в обязательную программу для чтения в младших классах французских школ, — так вот, эта Маруся была названа «украинской Жанной д’Арк»!

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ